Безработные, лишенные перспектив молодые люди из числа этнических меньшинств поджигают жилые кварталы, где сами же и живут. Автомобили, магазины, школы, детские сады, учреждения коммунального хозяйства. Такое было десятилетие назад в США, когда в Лос-Анджелесе, Детройте и в других крупных городах горели гетто. Теперь то же самое происходит в Европе.

Во Франции возник 'структурный нижний слой'. Он состоит в основном из сыновей и внуков иммигрантов из арабских стран Северной Африки, затем - из франкоязычных районов Западной Африки и Вест-Индии. 90 процентов молодых людей - французские граждане, так как Франция, в отличие от Германии и Австрии, предоставляет гражданство, учитывая место рождения.

Во Франции имеет место интифада (арабский синоним восстания) подростков. Перед другими европейскими странами с большими этническими меньшинствами: Великобританией, Германией, Нидерландами, Бельгией, в определенной степени - Австрией - потенциально стоит аналогичная проблема (заявления разных функционеров о том, что 'у нас такое невозможно', можно отнести в разряд 'знаменитых слов, ставших последними').

Дискриминация молодых людей из Северной Африки - факт. Но нельзя впадать и в другую крайность, считая дискриминацию оправданием всего происходящего. ('Что им еще остается, кроме как поджигать детские сады'). Это - расизм доброжелательного рода ('Они, видимо, помочь себе по-другому не могут'). У групп, подвергающихся дискриминации, есть шанс политической организации.

Но есть одна правда, о которой в этой связи необходимо сказать: ислам играет большую роль как бы исподволь, но он не несет с собой эмансипацию. В лучшем случае, ислам для арабских иммигрантов является возможностью обрести свою идентичность, найти защиту и помощь в чуждом мире.

Но это означает также подчинение своей жизненной концепции тоталитарной религии, а это - рецепт отсталости на долгие времена. Ислам может предложить опору, а также материальную поддержку - не зря же черные в США обращаются к радикальному исламу, - но он не является инструментом для социального восхождения в современном обществе. Слишком много запретов на свободомыслие. По всем сообщениям, молодежь из парижского пригорода Banlieus еще не слишком проникнута идеями исламистов. Но идет работа над окончательным формированием параллельного общества, которое будет для 'французов' (так иммигранты, имеющие французское гражданство, называют коренных жителей), недоступно (должно стать недоступным).

Из французской интифады должен быть извлечен урок, что допускать появления таких параллельных обществ недопустимо. Во Франции и где-нибудь в других местах даже способствуют их появлению, возводя гетто из панельных домов (в США их взрывают). Простые меры, такие, как 'концентрированное расположение' жилых кварталов для национальных меньшинств, только начало (в Вене без лишнего шума этим тоже занимаются). Мягкая ассимиляция вкупе с помощью - это проект десятилетий. Но уже сегодня необходимо показать, что есть желание пойти на его реализацию.

История Европы последних 150 лет - это и история ассимиляции. Она будет продолжаться и в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.