Один из послов Франции в Вашингтоне любил шутить, что общее у Франции и Америки в том, что они изо всех сил стремятся быть любимыми, но ухитряются делать так, что во всем мире их терпеть не могут. Редко факты так ярко подтверждали слова этого дипломата, как в эти ночи беспорядков. Социальный взрыв в неблагополучных кварталах и его влияние на образ Франции за рубежом невольно напоминают о том, как французские средства массовой информации возмущались состоянием межрасовых отношений в США.

У наших стран есть и еще одно сходство: обе ни претендуют на универсальную миссию - распространение своей социо-культурной модели общественных отношений. Но могут ли они питать такие амбиции, когда сами оказываются неспособны воплотить в жизнь ценности, которые проповедуют?

Несомненно, случай США разобрать гораздо проще, он обусловлен принадлежащим Америке статусом единственной в мире супердержавы. Весьма деятельная администрация Буша только подчеркивает его исключительность и беспощадно выставляет страну на всеобщее обозрение. Команда Буша завязла в непопулярной войне в Ираке, ее имиджу на мировой арене вредит односторонний подход к своим отношениям с союзниками, к тому же внутри страны практически все общество настроено по отношению к ней весьма враждебно, и это касается самой сути американской системы. Каждой инициативе Вашингтона приходится с боем пробивать себе дорогу.

Если не принимать во внимание вечную проблему Кастро, на саммите двух Америк президент США рассчитывал спокойно попозировать для семейного фото со своими южноамериканскими братьями Однако ему пришлось столкнуться с Уго Чавесом и разнородной массой латиноамериканских антиглобалистов. К счастью, госсекретарь Кондолиза Райс более склонна разъезжать по миру, нежели ее предшественник Колин Пауэлл, но каждая из этих поездок превращается в бег с препятствиями, ведь ей приходится прикладывать все усилия, чтобы очаровывать, убеждать, или угрожать, в зависимости от статуса собеседника.

Белый дом наконец-то осознал, какой ров отделяет его от остального мира и доверил близкой и одной из самых верных соратниц Буша Карен Хьюз (Karen Hughes) работу, которая до этого велась в гораздо меньшем объеме и с треском провалилась после 11 сентября. Речь идет о публичной дипломатии, т.е. о создании позитивного образа США в мире.

Карен Хьюз - сильная и решительная женщина. Вооружившись своей верой и несокрушимыми убеждениями, она отправилась на завоевание общественного мнения в крупных мусульманских странах: Саудовской Аравии, Египте, Индонезии. Она обратилась к женщинам, которые, как и она (как ей казалось) естественно стремятся к таким универсальным ценностям, как эмансипация и равенство полов, одним словом, к демократии.

Удар был жестким: Карен Хьюз поняла, что женщины воспринимают ее прежде всего, как американку, а потом уже как одну из них и предпочитают подавлять свои реальные страхи по поводу своего положения при том или ином режиме и не рассказывать о них представительнице доминирующей державы. Турне Хьюз по арабо-мусульманскому миру потерпело такое фиаско, что она не решается сегодня поехать в Европу.

Если бы она приехала сюда сейчас, вот на какие вопросы ей пришлось бы отвечать: как страна, считающая одной из высших ценностей правовое государство, может объяснить правовой вакуум, в котором находятся заключенные из Гуантанамо? Как демократия, заботящаяся о соблюдении прав человека, может просить у стран Евросоюза разрешения разместить на своей территории секретные тюрьмы ЦРУ? Может ли супердержава претендовать на обеспечение безопасности половины земного шара и оказаться не в состоянии эвакуировать своих собственных граждан, когда на ее побережье обрушивается циклон? Одним словом, куда же подевались эти знаменитые ценности, лежащие в основе американской системы?

У Франции нет своей Карен Хьюз и она пока не испытывает в ней необходимости. Но представим себе, что посланник нашего правительства отправится по миру, собирая представления о Франции в других странах. И вот что он несомненно услышит: как страна, которая гордится своим культурным разнообразием до такой степени, что ведет международные баталии, чтобы навязать его ЮНЕСКО или ВТО, может отвергать равенство полов, этнические и религиозные различия в образовании и структуре своей элиты? Как страна, в девизе которой есть слово 'братство', может спокойно наблюдать за серией смертоносных пожаров в домах иммигрантов, которые уже непригодны для жилья, не задаваясь вопросом об эффективности своей политики приема иностранцев?

Как страна, так любящая обличать расизм, отказывается искоренить его в своем собственном обществе? Как руководство страны, в девизе которой есть еще и слово 'равенство' может настолько зациклиться на совершенно абстрактном республиканском принципе и отказываться от серьезного поиска конкретных способов решения проблемы неравенства, бросающегося в глаза? И к тому же назначить интеллектуала арабского происхождения на должность делегированного министра по обеспечению равенства возможностей, не дав ему ни средств, ни плана действий, не объяснив даже, какой смысл оно вкладывает в понятие 'равенство возможностей'?

Может ли Франция добиваться ведущей роли в Европе и всячески хулить ту же самую Европу, как только речь заходит о каких-либо уступках? Есть ли у нее право отвергать, под предлогом отвращения ко всему англо-американскому, все остальные социальные модели, кроме своей, хотя уровень безработицы и беспорядки в неблагополучных кварталах наглядно говорят о недостатках этой самой модели? Вправе ли она блокировать переговоры по правилам мировой торговли ради того, чтобы уберечь горстку прикормленных фермеров?

Может ли она считать себя моральным победителем в трансатлантической битве за Ирак и ничего не отвечать на ошеломляющие обвинения в том, что многие бывшие послы в Ираке и французские фирмы были куплены Саддамом Хусейном? Но такого посланника нет, и мы не знаем, что бы он на это ответил. Однако даже сами вопросы к США и Франции, которые циркулируют в блогах и прессе всей планеты, сами по себе свидетельствуют о сомнении в правильности моделей, которые претендуют на свою универсальность. Эти модели, по разным причинам, больше не выдерживают испытания фактами в мире, который за последние 10 лет меняется с невиданной скоростью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.