Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Николай Петров, за что мы ему крайне признательны

___________________________________________________________

Генерал Геза Фаркас, бывший командующий Отделом Безопасности югославской армии, закончил свои показания в суде над Слободаном Милошевичем в четверг.

М-р Найс (Nice) посвятил целый день перекрестному допросу свидетеля. Обвинитель продолжал допрашивать свидетеля о якобы перезахороненных трупах в Батайнице (Batajnica).

М-р Найс заявляет, что у обвинения имеется заявление бывшего руководителя госбезопасности Сербии, Радомира Марковича, в котором тот говорит, что Властимир Джорджевич (Vlastimir Djordjevic) просит убрать трупы албанцев из Косово, чтобы уничтожить свидетельства гражданских жертв, которые бы расследовались Гаагским Трибуналом. В этом якобы имеющемся заявлении Милошевич обвиняется в том, что он инструктировал Влажко Стожилковича (Vlajko Stojiljkovic) принять меры к выемке трупов албанских гражданских лиц из Косова.

Что м-р Найс забыл упомянуть - это подозрительное происхождение этого заявления. Показание, на которое м-р Найс опирается сегодня, было якобы получено от свидетеля обвинения Зорана Стижовича 1-го июня 2002-го года.

М-р Стижович давал показания Гаагскому Трибуналу 5-го сентября 2002-го года, и во время перекрестного допроса Милошевич спросил его, было ли оказано давление на Марковича, чтобы он дал ложные показания. На что Стижович дал осторожно-сформулированный ответ:"Я заявляю, что я не оказывал на него никакого давления. Было ли оказано на него давление, я не могу сказать."

М-р Стижович продолжил, заявив, что Маркович содержался в одиночной камере, и что эти показания были даны в отсутствие адвоката.

В дополнение к нелегальным обстоятельствам, при которых якобы были получены показания, имеются серьезные сомнения в подлинности документа, который м-р Найс предъявил сегодня, как показания Марковича.

Когда Маркович давал показания Гаагскому Трибуналу, он сказал абсолютно противоположное тому, что м-р Найс приписывает ему сегодня:

26-го июля 2002-го года Милошевич и Маркович обменялись следующими фразами:

МИЛОШЕВИЧ: Упоминал ли кто-либо во время встречи, что чистка также включает изъятие следов преступлений или другой вид сокрытия преступлений?

МАРКОВИЧ: Нет, никто не говорил о преступлениях или их сокрытии.

МИЛОШЕВИЧ: И даже позднее, в Министерстве Внутренних Дел, говорил ли кто-либо о необходимости переноса некоторых трупов из Косова в собственно Сербию?

МАРКОВИЧ: Насколько я мог слышать об этом - нет.

[. . .]

МИЛОШЕВИЧ: Когда Вы давали показания двум комитетам парламента Югославии, Вы сказали:" Они попросили меня обвинить Слободана Милошевича и признаться в преступных действиях, и сказать, что я получал инструкции лично от Милошевича". Это правда?

Маркович: Это правда. Мне было сказано, что в таком случае я не подпаду под обвинения, и смогу выбрать страну, в которой я хочу жить, получу новое имя, и что я незаменим в деле обвинения Вас, с тем, чтобы Вас судили в той стране.

/// Окончание выдержки///

М-р Найс отлично понимает очень подозрительную природу приписываемого Марковичу заявления, но сегодня в суде он упрямо настаивал на правдивости и аккуратности. М-р Найс пошел так далеко, что даже обвинил генерала Фаркаса во лжи, когда тот свидетельствовал, что армия не предпринимала каких-либо операций по укрыванию трупов во время войны.

Генерал Фаркас участвовал в той самой встрече, где, по якобы сделанному Марковичем заявлению, милошевич приказал Стожилковичу изъять трупы албанских гражданских лиц из Косова. Генерал Фаркас заявил в очень четких выражениях, что подобные приказы никогда не были даны во время этой встречи, или во время других заседаний, о которых он мог бы знать.

М-р Найс допросил генерала Фаркаса о роли Совместного Командования и Высшего Командного Штаба. Обвинение заявляет, что эти органы были созданы Милошевичем, чтобы нелегально захватить власть над армией и полицией; свидетель твердо отверг это преположение.

Генерал Фаркас объяснил, что Объединенное Командование было образованием, созданным для помощи в сотрудничестве между армией и полицией. Оно не являлось частью военной иерархии. Он сказал, что Верховное Командование было тем же органом, что и Генеральный Штаб. Согласно закону об обороне, когда в стране объявляется состояние войны, Генеральный Штаб становится Высшим Командным Штабом.

В какой-то момент м-р Найс предположил, что Армия Югославии дискриминировала не-сербов. Ирония здесь в том, что генерал Фаркас - этнический венгр из Воеводины, не-серб. Он отрицал, что существовала дискриминация против не-сербов, и объяснил, что расизм и этническая ненависть были очень редки в армии.

М-р Найс потратил много времени впустую, задавая свидетелю вопросы о действиях полиции и гражданских институтов. Свидетелю пришлось напомнить обвинителю, что он служил в армии, и что действия полиции или гражданских судов были вне его поля деятельности.

М-р Найс часто критиковал генерала Фаркаса за то, что у него не было записей или документов, подтверждающих определенные части его показаний. Обычно подобная критика может быть приемлема, но служебный кабинет генерала Фаркаса был разбомблен НАТО, и все его документы были разнесены в клочья. Если у м-ра Найс есть проблемы с отсутствующей документацией, он должен жаловаться НАТО, и перестать измываться над свидетелем.

Генерал Фаркас закончил свои показания после короткого повторного опроса Милошевичем. Милошевич начнет заслушивать показания нового свидетеля, когда суд ввозобновит работу завтра.

Примечание: 11-го ноября в 9 ч. утра суд отложил заседание "в связи с плохим здоровьем" Слободана Милошевича

_____________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Николай Петров

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.