В последние годы несколько посткоммунистических авторитарных режимов было свергнуто в результате демократических революций, вызванных тем, что власть и демократическая оппозиция оспаривали друг у друга победу на выборах. Это произошло в Сербии в 2000 г., в Грузии в 2003 г., на Украине в 2004 г., и в Кыргызстане в 2005 г. В начале ноября состоялись парламентские выборы в Азербайджане, и между авторитарным режимом, представляющим бывших коммунистических функционеров, и оппозицией также возникли разногласия о том, кто на них победил. Дойдет ли и здесь дело до демократической революции?

Некоторые наблюдатели полагают, что нет. Хотя в демонстрации протеста в связи с имевшей место, по мнению оппозиционеров, фальсификацией результатов голосования приняли участие 15-20 тысяч человек, считается, что такого количества манифестантов недостаточно, чтобы подобные акции переросли в демократическую революцию. Впрочем, нельзя исключать, что она все же произойдет, если акции протеста будут продолжаться, и если они будут сопровождаться еще одним характерным для подобных ситуаций явлением.

Одним из главных факторов, определяющих успех или провал демократической революции, является позиция силовых структур правящего режима. Если силовые структуры встают на защиту режима, то шансов прийти к власти у демократической оппозиции (практически не имеющей собственных вооруженных формирований) просто нет. Однако если силовые структуры переходят в лагерь демократической оппозиции, правящий режим обречен. При этом следует отметить, что 'застрельщиками' перехода силовых структур на сторону оппозиции часто становятся несколько сотрудников-перебежчиков, после чего процесс за короткое время приобретает лавинообразный характер.

Почему в некоторых случаях силовые структуры переходят на сторону оппозиции (как это произошло в ходе перечисленных нами революций), а в других - например, в Китае во время манифестаций на площади Тяньаньмэнь в 1989 г., или в Мьянме и Алжире, где оппозиционные движения вне всякого сомнения одержали победу на выборах - они остаются верны режиму? Очевидно, 'антистимулом', удерживающим сотрудников органов безопасности от того, чтобы стать 'перебежчиками-застрельщиками', является тот факт, что в случае разгрома революционно-демократического движения таких перебежчиков ждет самое суровое наказание, вплоть до смертной казни. Другим сдерживающим моментом служат опасения относительно действий оппозиции после прихода к власти - как в общем плане, так и конкретно в отношении силовых структур.

Но существуют и мощные стимулы, побуждающие людей стать 'первыми перебежчиками': 1) недовольство диктатурой и сочувствие оппозиции; 2) личные и карьерные амбиции ('перебежчики-застрельщики' зачастую получают высокие посты в новом правительстве); 3) убежденность в том, что крушение правящего режима неизбежно; 4) страх перед наказанием за силовые действия против оппозиции, которая может прийти к власти; и 5) уверенность в том, что за первыми перебежчиками вскоре последует масса их коллег.

У 'перебежчиков второй волны' возникают те же стимулы и сдерживающие моменты, однако их относительное влияние может быть совершенно иным, чем в случае с 'первыми перебежчиками'. Чем больше сотрудников силовых структур уже перешло на сторону демократической оппозиции, тем меньше вероятность, что 'перебежчик второй волны' понесет наказание за то, что последовал их примеру. Более того, на определенном этапе отказ от такой 'измены' может повлечь за собой более серьезное наказание, чем сама 'измена'. Другим стимулом для перебежчиков может стать стремление избежать конфликта внутри самой силовой структуры. В такой ситуации переход в противоположный лагерь стимулирует и уверенность в том, что новый режим оставит силовые структуры в неприкосновенности (или увольнения коснутся только их высшего руководства).

Так произойдет ли демократическая революция в Азербайджане? Как мы уже упоминали, причиной акций протеста стали результаты состоявшихся в стране парламентских выборов. Если режим сможет удержать под контролем все свои вооруженные формирования, ему удастся одолеть оппозицию. Но если хотя бы немногие представители этих структур перебегут на сторону демократического движения, за этим может быстро последовать 'массовый переход', и тогда режим рухнет. Чем шире масштаб массовых акций протеста, вызванных результатами выборов, и чем дольше они продолжаются, тем больше вероятность перехода сотрудников силовых структур на сторону демократической оппозиции.

Чтобы не допустить подобного развития событий, режим, возможно, попытается как можно быстрее пресечь эти акции протеста насильственным путем, чтобы военным просто некуда было перебегать. При этом однако, возникает риск спровоцировать массовый переход, поставив сотрудников силовых структур перед однозначным выбором - защищать непопулярный режим или встать на сторону демократической оппозиции.

Организовать демократическую революцию в Азербайджане, как и в любой стране, - дело непростое. Но возможно и бакинскому авторитарному режиму будет непросто ее предотвратить.

Марк Н. Кац - профессор на кафедре политологии и государственного управления университета им. Джорджа Мэйсона (Gorge Mason University)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.