Всего полгода назад, благодаря миллиону мирных демонстрантов в Бейруте прошла Кедровая революция, вынудившая сирийские войска покинуть страну. В апреле массовые протесты в Кыргызстане, названные Революцией тюльпанов, вынудили уйти в отставку коррумпированного президента. После Оранжевой революции на Украине в ноябре 2004 г. и Революции роз в Грузии в ноябре 2003 г. казалось, что весь мир захлестнула волна демократизации.

События этой недели охладили пыл тех, кто так считал. Хотя демократическая оппозиция в Азербайджане начала манифестации и сделала своим цветом оранжевый, у нее недостаточно сил для того, чтобы отменить результаты состоявшихся 6 ноября парламентских выборов, признанных международными наблюдателями несправедливыми. Более того, в последние месяцы гражданские движения выдохлись, тем временем, авторитарные лидеры стремятся устранить демократические движения с политической сцены (как в России), а тираны активно их подавляют (как в Беларуси, Узбекистане и Зимбабве).

Тем временем, похоже, что там, где победили гражданские силы, реформаторский порыв иссяк. Сирийцы ушли из Ливана, но террористы действуют по-прежнему, а демократическая трансформация страны оказалась в заложниках у устаревшей избирательной системы, по которой места в парламенте и правительстве распределяются согласно квотам, выделяемым конфессиональным группам. В Кыргызстане в последние недели было убито несколько известных парламентариев, а представителям старого режима, оставшимся в парламенте, удается не допустить демократических реформаторов на ключевые посты.

Ну Украине соперничество между лидерами Оранжевой революции привело к тому, что президент Виктор Ющенко отправил в отставку премьер-министра и советника по вопросам национальной безопасности. Теперь бывшие союзники утверждают, что Ющенко вступил в сговор с представителями старого режима и хочет стереть память о преступности и коррупции недавнего прошлого.

Что касается Грузии, то существуют опасения, что в стране нет реальной оппозиции нынешнему президенту Михаилу Саакашвили, который получил на выборах около 90 процентов голосов.

И все же, картина не так мрачна, как может показаться. Недавнее исследование Freedom House на тему того, как укореняется демократия, показывает, что не все антиавторитарные революции одинаковы. Те, которые ведут к созданию устойчивой демократической системы, отличаются тремя признаками: они поддерживают дисциплину ненасильственного гражданского действия; они возглавляются сплоченными гражданскими коалициями, имеющими широкую поддержку; наконец, они раскалывают правящую элиту и ее спецслужбы, представители которых переходят на сторону оппозиции.

Если опыт прошлого может указать путь на будущее, то шансы Украины и Грузии на создание устойчивой демократии лучше, чем у Ливана и Кыргызстана, где либо не было сплоченных гражданских коалиций, либо смена власти сопровождалась серьезным насилием.

Действительно, через год после Оранжевой революции Украина имеет энергичный и многосторонний политический спектр с тремя основными партиями и рядом второстепенных, большая часть которых может реально повлиять на то, каким будет следующее правительство. Уровень гражданской активности высок - критике подвергается все: от экономической политики до разрушения окружающей среды и планов городского строительства. Есть свободная и осмелевшая пресса.

Возможно, Ющенко, идущий от революционной риторики к прагматическому и эффективному управлению государством, потерял какую-то часть революционного блеска и поддержки народа. Однако, он свято верит в идеалы демократии и имеет репутацию неподкупного человека. Недавно ему удалось вернуть в государственную казну 4 миллиарда долларов, полученных в результате реприватизации сталелитейного завода, приобретенного бизнесменами, связанными с прежним режимом. Кроме того, он подтвердил свою решимость раскрыть убийство журналиста и наказать тех, кто в прошлом году осуществлял массовые фальсификации на выборах.

В то же время, несмотря на громадную поддержку избирателей и широкую парламентскую базу, грузинский президент Саакашвили был вынужден отправить в отставку своего министра иностранных дел под мощным давлением общественной и парламентской критики.

Что все это значит? Во-первых, нам нужно откорректировать свои ожидания относительно гражданских революций и коалиций, которые их проводят, и усвоить, что дробление - это знак полезной политической дифференциации, а не недостатка сплоченности. Нам также нужно понять, что нельзя справиться с дурным наследием прошлого одной лишь революционной волей. Для этого необходима согласованность юридической системы, в которой часто остаются деятели прежнего режима. Эта проблема должна быть решена быстро, чтобы непонятная ситуация с тем, кому и что принадлежит, не распугала иностранных инвесторов.

За последние тридцать лет пало около семидесяти тираний, на месте половины из них появились свободные и открытые демократические системы. Не менее важно и то, что многие из этих успешных революций вначале имели неудачный опыт создания коалиций и ненасильственного действия. Это должно заставить задуматься тех, кто говорит, что гражданское действие в упадке и что цветные революции последних лет изживают себя. Вместе с тем, это должно ободрить азербайджанцев, а также зимбабвийских, беларуских [у автора - Belarusan - прим. пер.] и узбекских демократов, которые продолжают бороться с авторитарным строем.

История не окончилась, равно как и процесс демократизации. Он идет не плавно, а зигзагами. Однако, в результате, человечество движется к большей свободе.

Адриан Каратницкий - советник и старший научный сотрудник организации Freedom House и один из авторов недавно проведенного исследования "How Freedom Is Won" (Как завоевывается свобода).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.