'На окраинах Европы хихикает украдкой безумие', - писал Дьердь Конрад (Gyoergy Konrad) в 1991 году, когда распалась Югославия, собравшая в себе весь потенциал Балкан. Надеяться на то, что все нормализуется и успокоится, - на этом дома не построишь, не говоря о государстве. Только Словения, граничащая с Австрией, которую в то время обошли стороной насильственное переселение и бои, стоит на надежной земле ЕС. С 3 октября начались переговоры о вступлении с Хорватией.

Постюгославские декорации все еще остаются нестабильной конструкцией, напоминающей кальдеру, готовую в любое время прийти в движение: потревожишь какое-то место, и в неконтролируемое движение приходит все. В любой момент возможен обвал. Исключать нельзя ничего, в том числе возврата к партизанской и гражданской войне. В следующем году Черногория, дающая Сербии выход к Адриатическому морю, будет голосовать по вопросу о государственном отделении. Результат, каким бы он ни был, будет спорным. Босния-Герцоговина лишь с трудом пытается искать под американским мирным диктатом Дэйтонских соглашений 1995 года внутреннее равновесие, покой и скромное, не всегда легальное благополучие. До приемлемого мира еще далеко. Между ним и возможностью вспышки прежней ненависти стоят американские и европейские солдаты, и оставаться им там придется еще долго. В настоящее время уже одно их присутствие, подкрепленное программами ЕС, является фактором исцеления.

В центре всех проблем Балкан - Косово поле, Косово. Федеральное правительство использовало до вывода сербских войск, чтобы не быть опрокинутым армией беженцев, самолеты ECR-Tornado. С той поры там в целях сохранения мира находятся европейские и американские солдаты. Их задача сводится, прежде всего, к тому, чтобы защитить еще не бежавших сербов, их поселки и святыни от албанских партизан. Правда, полтора года назад горели православные церкви, албанская чернь хотела крови, - а войска, превратились в зрителей гнусных событий, которые они должны были предотвращать, но были не в состоянии, так как могли открывать огонь только в целях самообороны. Но после полученных указаний из Берлина или откуда-то еще теперь они это могут делать. Люди, отдающие приказы, стали реалистичнее. Но следует остерегаться иллюзий: мир - всего лишь слова.

Через шесть лет и четыре месяца после завершения войны в Косово Совет Безопасности ООН начинает теперь переговоры по вопросу будущего этой полоски земли, являющейся де-факто протекторатом ООН. Бывший финский президент Ахтисаари (Ahtisaari), зарекомендовавший себя в выполнении самых немыслимых миссий, должен найти решение, которого, возможно, не существует. Поскольку на любых переговорах прозвучат три 'нет': нет - возвращению к статусу 1989 года, когда район был сербской провинцией. Нет - его разделу между Сербией и Албанией. Нет - объединению с Албанией. В лесах готовятся партизаны. Это молодые албанцы, некогда изучавшие военное дело в югославской армии, а затем - на противоположной стороне, в Армии освобождения Косово (UCK). То, что Ахтисаари должен предложить в ответ на это, - стремление к миру большинства населения, присутствие миротворческих войск ООН и при условии хорошего поведения на протяжении длительного времени - получение однажды чего-то от плодов Европейского Союза - больше или меньше.

Однако путь туда покрыт мраком неизвестности. Поверят ли этнические сербы в мир, которого уже давно нет? Будет ли Белград, из-за ЕС, вести себя и дальше спокойно? Будут ли партизаны уважать 'голубые каски'? И сможет ли ЕС с помощью "мягкой силы" убедить большинство населения проявить благоразумие и пойти на компромисс? Искусители спят спокойно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.