23 ноября 2005 года. Российский президент Владимир Путин нанес визит в Японию для переговоров с премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi) через 5 лет и 2 месяца после своей последней поездки в эту страну. Но разногласия между двумя правительствами в вопросе Северных территорий настолько глубоки, что два лидера после своей встречи даже не смогли опубликовать совместное заявление.

Что касается территориального вопроса, представляется, что нынешние российско-японские связи являются откатом к прошлому. Бывший российский президент Борис Ельцин, приезжавший в Японию в 1993 году, подписал Токийскую декларацию, в которой Москва обещала решить территориальный спор в отношении островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. На этот раз Путин отказался подтвердить намерение России поступить таким образом.

Выступая по телевидению в сентябре с.г., Путин сказал, что вышепоименованные четыре острова находятся под суверенитетом России. Он сказал, что не имеет намерения обсуждать эти острова, поскольку вопрос разрешен в соответствии с международным правом.

Не то чтобы Путин хотел вернуть этот вопрос обратно к временам "холодной войны", когда Москва отказывалась даже признать, что имеет место территориальный спор между Японией и Советским Союзом. Российский лидер хотел подчеркнуть, что основополагающая позиция Москвы остается такой, как она была изложена в японо-советской совместной декларации 1956 года, где сказано, что Советский Союз передаст Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора между двумя странами.

Условия сегодняшнего дня существенно отличаются от ельцинских лет, когда Япония и Россия делали серьезные попытки достичь согласия путем взаимных уступок.

И мы должны сказать, что в сегодняшнем тупике частично виновна Япония. Последние 5 лет дипломатическая политика правительства Японии в отношении России является абсолютно запутанной по причине разногласий между министром иностранных дел Макико Танакой (Makiko Tanaka) и членом нижней палаты парламента Мунео Сузукой (Muneo Suzuki), а также ссоры Сузуки с министерством иностранных дел.

Как результат этого, Япония кончила тем, что стала посылать России сбивающие с толку сигналы относительно того, должны ли четыре острова быть возвращены Японии все вместе, либо возвращение двух островов будет обсуждаться отдельно, или есть какой-то третий путь. Не удивительно, что Россия усомнилась в серьезности намерений Японии относительно ее претензий на эти острова.

Хотя позиция Москвы по вопросу этих территорий вызывает сожаление, японскому правительству следует поразмыслить над собственной ошибкой, которая позволила России воспользоваться неразберихой в японской внешней политике. Токио нужно немедленно навести в ней порядок.

Окружение Путина включало свыше сотни бизнесменов. Россияне, вероятно, хотят продемонстрировать, что могут заключать коммерческие сделки, несмотря даже на отсутствие прогресса в решении территориального спора.

Как заставляют предположить лозунги о "неотделимости политики от экономики" и "сбалансированном расширении", политика Японии в отношении России базировалась на стратегии разрешения территориального спора посредством использования в качестве рычага воздействия своей экономической мощи.

Однако, вне зависимости от вопроса Северных территорий, "Toyota Motor Corp." и многие другие японские фирмы открыли свои отделения в России. Основная структура российско-японских отношений меняется. Японское правительство должно перестроить свою стратегию на основе этих изменившихся условий.

С учетом японской стратегии для стран Восточной Азии, Россия является необходимым игроком. Она обладает самыми важными возможностями поставок энергоносителей, а о безопасности в этой части земного шара невозможно говорить без упоминания Москвы. То же самое справедливо и в отношении экономики.

Принимая во внимание увеличение спроса на энергоносители в Китае, не в интересах Японии конкурировать с Китаем за доступ к российским ресурсам. Если только Япония и Китай не будут сотрудничать к взаимной выгоде, Россия воспользуется японо-китайским соперничеством в своих интересах.

Если Япония хочет добиться уступок от России, Япония должна поддерживать хорошие отношения с Китаем и Южной Кореей. А если Япония сумеет установить отношения доверия с Россией, это, в свою очередь, укрепит позиции Японии на переговорах с другими странами. Такая ситуация дала бы Японии более четкое понимание проблем Северной Кореи и стабильности в Средней Азии.

Ключ к тому, как следует решать территориальный спор, будет найден только в случае, если отношения Японии с Россией будут рассматриваться в динамичной перспективе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.