Вчера Майдан отмечал свою первую годовщину. Как и во время революции, на нем было многолюдно, а со сцены выступали "полевые командиры Майдана". Впрочем, впечатления от празднования остались разные - кому-то оно напомнило события годовой давности, а кто-то увидел в выступлениях политиков только желание попиариться перед грядущими выборами. Поэтому "Украинская правда" решила спросить у политологов, стал ли праздник Майдана праздником пиар-технологий?

Константин Бондаренко:

У нас технологией считают сумму манипуляций, необходимых для достижения политической цели. На годовщине Майдана было много манипуляций. Например, манипуляция с человеческим сознанием в создании впечатления единства, вызов чувства дежа-вю: все вчера говорили, что события очень похожи на то, что происходило год назад: шел такой же снег, и на трибуне стояли те же самые люди.

Это была попытка напомнить, что майдан является предвыборным фактором, что заряд прошлого года можно использовать на следующих парламентских выборах.

Но цель была достигнута не весьма удачно. При затратах, брошенных для проведения годовщины Майдана, можно было бы достичь большего эффекта.

Была попытка продемонстрировать бутафорское единство - хотя все понимают, что нет единства между Тимошенко и Ющенко. Праздник Майдана проходил по схеме распространенных в Европе или России празднований годовщин каких-то выдающихся военных баталий. Например, в Европе отмечают годовщину битвы при Ватерлоо, когда люди одеваются в костюмы той эпохи и пытаются воссоздать ход тех событий.

Обратите внимание, что на сцене Майдана главные персонажи не просто были одеты так же, как год назад - некоторые пришли в той же одежде, в которой они стояли на сцене во время оранжевой революции.

И слова с трибуны звучали те же, которые были год назад. Например, министр внутренних дел вообще забыл, что он по определению является аполитичным лицом, и начал на трибуне заниматься откровенным политиканством, поиском врагов.

Но кроме манипуляций на Майдане были и скрытые политические месиджи. В том, что Ющенко прилюдно раскритиковал Януковича, можно увидеть намек, что скоро будет разорвано соглашение о политическом согласии. Таким образом "Народный Союз Наша Украина" расширяет свое поле, потому что Ющенко отводит от себя огонь обвинений, что после выборов он вроде бы совместно будет формировать правительство с Януковичем. Таким образом президент выбил козырь у бютовцев.

Виктор Небоженко:

Я думаю, что на годовщине Майдана было соревнование политических команд, которые проявляли пиар-технологии.

Когда Юлию Владимировну в белом роскошном пальто большие мускулистые руки, подняв до непристойности, несли к трибуне, то это, конечно же, можно назвать пиар-технологией. Хотя это очень непристойно. Организаторы забыли, что такие вещи делаются очень редко и в политике еще меньше. Но это пиар-технологии.

Конечно, появление альтернативных политических сил, когда звучали агитационные материалы конкурирующих или оппозиционных партий - это тоже, конечно, классические пиар-технологии.

На самом деле, это было прощание с иллюзиями, прощание с этой элитой и попытка выработать новое представление о будущем оранжевой революции.

В любом случае, никто не предал. Я не видел там людей, которые жалели о том, что они делали революцию.

Также было хорошо видно, что новые политические реваншисты, прежде всего во главе с бывшим премьером Тимошенко, делали все, чтобы унизить самого Ющенко. И это у них вышло - Ющенко действительно сорвался. И вы видели всю его злость, нехарактерную для президента. Он выступал очень жестко и, я бы даже сказал, высокомерно.

Может быть, так новый царь и должен вести себя. Но такое поведение во многом было связано не с пиар-стратегией и расчетами советников Ющенко, а скорее тем негативом, который ему подготовили неприятели - а это были, конечно, не Партия регионов, не СДПУ(о), а приверженцы Тимошенко, которые заняли место возле трибуны еще с 10 часов утра.

Дмитрий Выдрин:

Меня меньше всего интересует, был ли это праздник пиар-технологий. Меня больше интересует, стало ли это праздником для всех. Если люди пришли на Майдан - значит, это праздник.

Если говорить, привозили ли людей, то я думаю, что привозили, потому что стояло много автобусов. А это транспортные технологии. Если говорить о музыкальных технологиях, то они тоже применялись. Применялись ли технологии текстовые? Да, применялись, потому что каждый оратор работал с текстом, и у каждого была команда для этого.

Можно услышать критику за то, что Тимошенко понесли на руках к сцене Майдана. Знаете, мы часто за откровенными и спонтанными порывами видим какую-то длинную цепь проделанных решений - мол, люди ходили в спортзалы два месяца, качали бицепсы для того, чтобы пронести Тимошенко и так далее. . .

Честно говоря, я не знаю. Хотя я думаю, что просто было желание поднять такую красивую женщину на руки. И ее подняли! Я не уверен, можно ли это назвать технологией, это был какой-то порыв. Я с удовлетворением тоже пронес бы Юлию Владимировну на руках, если была бы такая возможность.

В своих выступлениях с трибуны Майдана каждый подтвердил свой статус. Юлия Владимировна - самого яркого, самого амбициозного, самого блестящего политика. Ее выступление было наиболее ярким.

Ющенко подтвердил свой статус моралиста - он все время говорил о морали. Он снова показал себя в роли самого популярного в Украине нравоучителя.

Ехануров же не может претендовать на какого-либо благодетеля или пастыря нации, и это место уже занято. Поэтому его привлечение к Майдану было маловыразительным. У него нет собственного позиционирования и он потерялся.