У каждого государства, как и у любого человека, есть свои слабые точки. И большое искусство политика или государства в том и состоит, чтобы нащупать эти уязвимые точки и обратить их в свою пользу.

Именно усвоение этой простой истины и умение эффективно реализовывать ее в международных отношениях является одним из основополагающих факторов в успехах американской внешней политики.

В этой статье мы сошлемся на несколько примеров умелого использования Соединенными Штатами таких 'слабинок'. Один из самых наглядных - вопрос Курдистана на Ближнем Востоке, а точнее - многомиллионной курдской общины, который Америка разыгрывает в целях манипулирования различными странами.

Курды, численность которых по разным данным достигает от 24 до 40 миллионов, столетиями живут в Курдистане, на территории, которая после Первой Мировой войны оказалась разделенной между пятью государствами - Ираком, Турцией, Ираном, Сирией и Арменией.

Причем, почти для каждого из перечисленных государств эти территории имеют стратегическое значение как географически, так и с точки зрения наличия энергоресурсов. Начиная с того времени и по сей день курдская община является одним из главных факторов дестабилизации в большинстве из вышеназванных стран, поскольку курды - самая многочисленная в мире нация, не имеющая своего государства.

При планировании Соединенными Штатами военной кампании в Ираке северные провинции этой страны, населенные курдами, были одной из основных стратегических опор с точки зрения и географической, и человеческих ресурсов.

О роли курдов в этой кампании и их заслугах наглядно свидетельствует тот факт, что американцы остановили свой выбор на пост президента Ирака именно на этническом курде, несмотря на то, что курды значительно малочисленнее других этнических групп и по сравнению с ними имеют гораздо меньшее влияние в политической жизни этой страны.

По новой Конституции Ирака курдской автономии предоставлены особенно широкие права. Примечательно, что Соединенные Штаты выбрали именно курдский этнос в качестве значительного фактора дальнейшей стабилизации в Ираке.

Америка любит идти однажды уже проторенным путем. Тем более, что в мире пока не видно никого, кто воздвиг бы ей на этом пути непреодолимые преграды.

Исходя из сказанного, возникает вопрос: использование курдского фактора и выбор курдской общины в партнеры является локальной американской политикой в Ираке или станет ведущей тезой общей стратегии США на Ближнем Востоке? Т.е. проще говоря, партнерство США с курдами ограничивается лишь иракским вопросом или следует ожидать повторения идентичного сценария (естественно, с учетом специфики других государств) в Иране, Сирии или Турции?

Можно ли утверждать, что курдская община становится одним из главных игроков в регионе и одной из основных опор США на Ближнем Востоке?

Нетрудно догадаться, что во всех сценариях, которые Америка может разработать в отношении Ирана или Сирии, именно курдская община будет рассматриваться в качестве важнейшего фактора дестабилизации в этих странах. А возможно ли, чтобы хоть в далекой перспективе курдская община мыслилась как фактор, содействующий стабилизации на Ближнем Востоке, или она всегда будет главным детонатором в регионе?!

Ответить на этот вопрос можно опять-таки только с учетом решающей роли интересов США.

Именно в свете интересов Америки вполне реально выглядит создание на Ближнем Востоке, параллельно с Израилем, еще одного сателлитного государства, что способствовало бы большей нейтрализации этого региона как очага потенциальной опасности.

Однако подобное намерение натолкнется на сильное противодействие, поэтому сейчас этот вопрос активно в повестке дня не стоит. Тем не менее нельзя не задуматься над тем, насколько при таком сценарии могут быть учтены и защищены интересы нынешнего стратегического партнера США - Турции. И вообще, не окажется ли идея Великого Курдистана столь же взрывоопасной миной для региона, как в свое время - Аль-Каида, основу которой тоже заложили Соединенные Штаты.

Предоставление курдским провинциям Ирака широкой автономии может стать для Турции опасным прецедентом, так как придаст курдскому движению в этой стране серьезные амбиции. А курдское население составляет в Турции приблизительно 12 миллионов.

Впрочем, думается, что и такой ход событий не очень огорчит Америку. Напротив, курдский вопрос станет одним из серьезных рычагов, который США в случае необходимости с удовольствием используют для давления на своего стратегического партнера.

Примечательно, что еще в 2003 году корреспондент Би-Би-Си Джон Даймонд, анализируя позицию Турции относительно Ирака, предпослал своей статье такой многозначительный заголовок: 'Турция как вынужденный союзник'. А в конце этого обозрения сделал не менее резкое заключение: 'Население Турции знает, что в отличие от Британии, Франции или Германии, Турция не имеет возможности независимо определять свой курс'.

Небезынтересно отметить и то, что соответствующие структуры Израиля уже работают над возможными сценариями распада Ирака. Это не так далеко от реальности, если учесть, что Ирак - государство, фактически искусственно созданное в 20-х годах двадцатого столетия Великобританией, и сохранение его единства полностью зависело от существующего там диктаторского режима.

Трудно сказать, насколько растянут во времени сценарий с перспективой распада Ирака, хотя крепнущая курдская автономия, бойкот суннитами новой Конституции Ирака и немало других факторов свидетельствуют о том, что процесс распада, возможно, уже начался.

А это, наряду со многими другими странами, ударит в первую очередь по национальным интересам стратегического партнера США - Турции.

Станет ли это свидетельством игнорирования Америкой интересов своего стратегического союзника? А если да, то подобный подход должен быть не менее поучителен и для Грузии, которая все более и более входит в роль стратегического партнера США.

Еще один вопрос, который непосредственно касается и интересов Грузии: не ущемляет ли Турцию, как единственного до сих пор стратегического партнера Америки в регионе растущая тенденция военного присутствия США в Центральной Азии и регионе Кавказа?

А именно стремлением наращивать масштабы своего военного присутствия на Кавказе можно объяснить и все более активную заинтересованность США урегулированием существующих в Грузии конфликтов. Иначе говоря, интернационализация миротворческих сил может быть использована Америкой в качестве такого же повода, как Афганистан - для размещения баз в Центральной Азии. В этом случае, Соединенным Штатам так же нужна Грузия, как Грузии - Америка. Соответственно и отношение Грузии с США должны строиться с учетом этих реалий.

____________________________________________________________

Грузия теряет свою функцию в мире ("Georgian Times", Грузия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.