29 ноября 2005 года.

Сэр, меня расстраивает тот факт, что сегодняшние споры по вопросу допуска в Соединенные Штаты иностранных студентов и сопровождающая их риторика "предполагаемого экспорта" являются повторением политики, которую четыре десятилетия назад, в период "холодной войны", США проводили в отношении Советского Союза.

Когда в 1963-1964 гг. я являлся участником программы обмена студентами США-СССР, Центральное разведывательное управление (ЦРУ) и Министерство торговли США внимательно изучали любую заявку из СССР на участие в программе обмена в плане потенциальных возможностей кандидата по ведению военного и коммерческого шпионажа. Советский Союз делал то же самое и пытался отказывать всякому, кто интересовался потенциально чувствительными темами, такими, как отношения между КПСС и иностранными (несоветскими) компартиями, религия или Борис Пастернак. Что еще более важно, мне не известен ни один военный или технический секрет, который бы удалось выведать в США советским "студентам".

В то время говорили, что больше всего выигрывают от обмена советские граждане. Но правильным, безусловно, было обратное. Как сказало мне одно советское высокопоставленное лицо: "СССР ничего не получил от обмена, потому что половина советского населения уже знала английский язык". Я ни разу не встречал участвовавшего в программе обмена советского гражданина, который бы не уезжал из Америки с более благоприятными представлениями об этой стране, чем те, которые у него были по приезде.

И эти советские участники обмена по возвращении домой распространяли свои новоприобретенные взгляды среди советских граждан, а многие из них в СССР выросли до важных государственных постов. Один советский участник обмена, побывавший в США в рамках программы Фулбрайта (Fulbright), сказал мне в день, когда уезжал из Чикаго, что он совершенно разочаровался в СССР, который является "страной третьего мира".

С другой стороны, США очень много выиграли от программ обмена с СССР. В частности, мы познакомились с реалиями Советского Союза и с тем, как он устроен и работает. Я ни разу не встречал американца, который бы поехал в Советский Союз с благоприятным мнением о "социализме" и который бы уезжал из него с тем же самым мнением.

Советы, надо отдать им должное, не посылали в США террористов-смертников. Кроме, разве что, таких типов, меня не тревожат никакие иностранцы, обучающиеся в американских учебных заведениях. Лучших из них следует поощрять к тому, чтобы они остались или вернулись снова - в зависимости от их визового статуса.

Вопрос промышленного шпионажа не так прост. Тем не менее, его можно довольно точно суммировать на основе опыта одного человека, который в начале 1990-х годов совершил 17 поездок в Россию, пытаясь продать там печатное оборудование. В конце концов, он в отчаянии отказался от своей затеи, заявив, что россияне настолько отсталые люди, что они просто не способны адаптироваться к американским технологиям.

Если Америка сохранит свое техническое превосходство, то же самое будет справедливо и в мире 2005 года: иностранные конкуренты не способны копировать новые американские технологии и запускать их в производство. Конкуренты могут узнавать о старых технологиях из открытых печатных изданий, но это не тревожит Министерство торговли или ЦРУ США.

Подпись: Ричард Хелли, профессор русской истории в Институте Томаса Доннели (Thomas E. Donnelley), почетный директор Центра по изучению Восточной Европы, России и Евразии Чикагского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.