Никакого света в конце туннеля латвийско-российских отношений нет. Это засвидетельствовал, будучи пару недель назад в Латвии, высокопоставленный чиновник администрации президента России - начальник Управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров. То же самое вытекает из интервью, данного газете 'Телеграф' (28.11.2005) послом России в Латвии Виктором Калюжным. Посол, которого есть основания считать русским шовинистом и скрытым антисемитом, говорил весьма прямо и конкретно.

Традиционные разногласия по вопросам истории, государственного языка и гражданства дополняются острой темой строительства газопровода в Балтийском море, вероятно, угрожающего экологической катастрофой. Российские политики, включая президента Владимира Путина, обычно говорят, что газопровод является бизнес-проектом двух предприятий (российского и германского), при этом - никакой политики. Из сказанного Калюжным вытекает, что это на самом деле не так: 'Когда я приехал сюда, я сказал латвийским политикам, что есть возможность подключиться к этому проекту, но для этого нужно оставить идеологические споры и сесть за стол переговоров. Это было сказано тогдашнему премьеру Индулису Эмсису, это было сказано президенту Латвии, но для латвийских политиков политические принципы оказались важнее экономических. А так газопровод бы пошел через Латвию, Литву, Эстонию, и все были бы довольны'.

В довольно сумбурном и недипломатичном интервью (послу все же не подобает поучать, что следовало бы делать во внутренней политике страны пребывания) это напрямую сказано не было, однако, из слов посла можно понять, что главным 'идеологическим спором' является интерпретация истории Латвии. Это органично переплетается с вопросами гражданства и второго государственного языка. Калюжный предлагал сделку: газопровод в обмен на советскую трактовку истории, которая до сих пор доминирует в России. Получил отказ.

Для России, как оказалось, очень важно, чтобы белыми нитками шитая байка об одновременных 'социалистических революциях' в трех странах Балтии была бы признана чистой правдой. Настолько важно, что непризнающие ее сурово наказываются. Новый газопровод предусмотрено проложить по дну моря, хотя это выйдет значительно дороже и создаст угрозы экологической катастрофы.

Причины 'твердолобости' находятся в самой России. Опросы общественного мнения свидетельствуют, что около 80% жителей России сожалеют о кончине Советского Союза. Законодатель государственной политической моды президент Путин публично выдал развал Советского Союза за величайшую геополитическую катастрофу XX века.

Выход народов стран Балтии из СССР еще до его распада дал возможность перевернуть темную страницу истории и начать путь к качественно новой жизни в мире демократического Запада; были 'осязаемые' цели - присоединение к НАТО и Европейскому Союзу. Последовавшую смерть Советского Союза в России многие восприняли как поражение. Была сверхдержава, которую боялся остальной мир - а теперь ее нет. В годы путинской власти ностальгия о былом величии (его цена уже забылась) сознательно культивируется путем игры на чувствительных струнах национального самосознания.

Поиск общего знаменателя в тех вопросах латвийско-российских отношений, по которым у сторон имеются противоположные интересы, в ближайшее время не может быть успешным. Колеров как сорока на хвосте принес новость о том, что Россия не оставила надежд вернуть влияние в 'ближнем зарубежье', только другими методами - используя особую русскую 'духовность', которая на самом деле никогда сколько-нибудь точно не была сформулирована. Исповедь забавной птицы - Калюжного (он ведь уже пытался ввести в соблазн) свидетельствует, что при выгоде не брезгуют и грубым давлением.