Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Елена Новикова, за что мы ей крайне признательны

____________________________________________________________

У Баня-Луки есть повод для радости, самые мрачные прогнозы на счет Республики Сербской (РС) пока не сбываются, рассуждает авторитетный эксперт по Боснии профессор Кецманович. Накануне отделения Косово Вашингтон и Брюссель дают сербам небольшую передышку. Одновременная потеря Космета (Косово-Метохия) и РС стала бы для них слишком тяжелым ударом, а это чревато вооруженным восстанием по обе стороны Дрины. Объективно говоря, такой сценарий маловероятен, однако мировые центры силы хотят свести все риски к минимуму. Несмотря на определенные уступки, организаторы 'Боснийского саммита' также не остались внакладе. По итогам встречи, сербы, хорваты и мусульмане подписали итоговую декларацию, обязавшую их начать пересмотр Дейтонских соглашений. Документ даст дополнительные рычаги давления на Баня-Луку, с тем, чтобы и после завершения объединения армии и полиции РС продолжала идти по пути интеграции. Сейчас этот процесс заморожен до окончательного решения вопроса о статусе Косово и Черногории.

Диктатура Вашингтона

- Могла ли Республика Сербская достичь на прошедших переговорах чего-то большего?

- Сейчас, пожалуй, нет. Чавич, Иванич и Додик показали себя достаточно хорошими переговорщиками, но: Республика Сербская слишком долго защищала Дейтонские соглашения, считая их гарантией сохранения автономии, надо сказать, что такая тактика приносила свои плоды, но только до тех пор, пока за этим документом стояли США и ЕС. Однако 'Временное рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине' на практике оказалось столь нефункциональным, что от него открестились даже его создатели. Сербам тоже не надо было до последнего хвататься за Дейтонское соглашение и загонять себя таким образом в угол. Следовало заявить: 'Мы согласны с тем, что дейтонская Босния за десять лет ее существования так и не стала нормальным государством. Хорошо, давайте тогда подумаем, как решить эту проблему. Вы говорите, что выход в дальнейшей централизации и унитаризации, в отмене кантонов и национальных субъектов. А мы, сербы, считаем, что выход, напротив, в еще большей автономии этих субъектов, а может и в их обособлении.

- Вы думаете, что 'международное сообщество' бы это проглотило? Сербов наверняка бы обвинили, в том, что они не только против Дейтона, но и против мира как такового.

- Если все вокруг говорят, что Дейтонские соглашения хороши только тем, что остановили кровопролитие, остальное же очень неразумно и нуждается в изменениях, тогда все, кроме мира, становится предметом спора, в том числе и единое государство. Сербский народ Боснии никогда не признавал независимость этой бывшей республики. Наоборот, на референдуме 1991 года, он высказался за то, чтобы она осталась в составе единого государства, вместе с Сербией и Черногорией. За независимую Боснию и Герцеговину подписались только Караджич (в Лиссабоне, накануне войны) и Милошевич (в Дейтоне, после ее завершения). Международное сообщество обвинило их обоих в военных преступлениях, сербы выдали Трибуналу одного, а другого сейчас как раз ищут, чтобы выдать. Кого вообще связывают эти подписи, если то, что подписывалось, не было вынесено на общенародный референдум, как это принято в международной практике в современном цивилизованном государстве?

- Что думают глобальные игроки по поводу БиГ и сохранения автономии Республики Сербской? Можно ли связать косовский вопрос с судьбой РС?

- Мне нравится, что Вы употребили выражение 'глобальные игроки' вместо общепринятого сейчас 'международное сообщество', которое затемняет смысл реально существующих отношений. В наше время политическая борьба ведется даже на уровне слов, выражение 'международное сообщество' представляет собой попытку убедить общественность в существовании согласованной позиции по вопросам, которыми ведает Вашингтон. С мнением ЕС там никто не считается, про Россию и говорить не приходится. Параллель между Косово и Республикой Сербской настолько очевидна, что игнорировать ее невозможно. С помощью одних и тех же аргументов в одном случае доказывается необходимость отделения, а в другом - интеграции. Совершенно естественно, что если Косово может получить самостоятельность, то может и РС! Без первого невозможно и второе. Обратное невозможно ни объяснить, ни оправдать, поэтому Вашингтон и Брюссель просто наложили табу на обсуждение этой темы. Меня больше удивляет молчание Баня-Луки и Белграда, это притом, что СиЧ является гарантом Дейтонских соглашений.

Косово за РС

- Какие в связи с эти могут быть предложения?

- Было бы естественно, если бы Сербия предложила обменять Космет на Республику Сербскую. 95% косовских албанцев не желают оставаться в составе единой страны, 95% сербов, проживающих на территории РС, хотят выйти из БиГ и присоединиться к Сербии. В качестве возможного решения упоминается все что угодно, от южно-тирольского до тайваньского варианта, кроме этой самой логичной региональной модели. Некоторые наши интеллектуалы и записные демократы с пониманием относятся к двойным стандартам США и ЕС, считая их последствием 'эпохи Милошевича и плохого имиджа страны в мире'. Хочется спросить, а стоило вам десять лет бороться с режимом при помощи западных сил, чтобы те самые силы потом воспринимали вас как логическое продолжение политики образца до октября 2000 года.

- Вы согласны с тем, что удержание хорватов в мусульмано-хорватской федерации, а сербов - в составе Боснии и Герцеговины вызвано желанием Америки контролировать исламский фактор на Западных Балканах?

- Сербы и хорваты заперты в составе государства Босния и Герцеговина в качестве заложников западной исламофобии. Накануне войны все выглядело совершенно иначе. Так называемые бошняки были самими секуляризированными мусульманами в мире, казалось, что они полностью усвоили западные ценности, наравне с местными католиками и православными. Именно поэтому, вопреки воле сербов и хорватов, Запад поддержал их абсолютно нереалистичный проект по превращению одной из республик союзного государства в независимое государство. Это было своеобразной демонстрацией того, что Америка и Европа борются не с исламом как таковым, а только с вооруженными фундаменталистами. Впрочем, стороны быстро разочаровались друг в друге. Изетбегович начал кампанию по исламизации бошняков и быстро наладил контакты с радикальными исламистскими режимами по всему миру. Признанием БиГ и принятием ее в ООН Запад сначала спровоцировал более слабых в военном отношении бошняков вступить в войну с сербами и хорватами, а потом три года ждал, прежде чем оказать им военную помощь и уберечь их от полного поражения. В Дейтоне мусульманам досталась только одна половина национального субъекта.

Хорватов в два раза меньше

Следы активистов Аль-Каиды очень часто ведут в Боснию. Совсем недавно арестовали одного боснийского мусульманина, который прибыл сюда из Швеции, чтобы принять участие в нападении на посольство одной из западных стран в Сараево: США и ЕС боятся не только бошняцкого государства на Западных Балканах, но даже отдельного мусульманского субъекта в составе Боснии. Им подозрительны даже отдельные кантоны, где мусульмане составляют большинство, потому что это создает опасность их превращения в своеобразный перевалочный пункт для террористов. Мусульман хотят перемешать с христианами в 'общем боснийском этническом котле'. Сербы и хорваты сопротивляются, но и у бошняков есть свой интерес, который только внешне совпадает с интересами европейцев и американцев. Похоже, что Запад и боснийские мусульмане снова водят друг друга за нос.

- Какую роль в этом во всем играет Сараево?

- Мусульмане больше не повторят той глупости, на которую их толкнули внешние силы. Именно глупостью было ввязаться в войну с противником, значительно превосходящим тебя по силе, в этом конфликте мусульмане понесли самые большие людские потери. Однако миграционные процессы и увеличение рождаемости наводят их на мысль об исламском государстве с подавляющим мусульманским большинством. Медленно, но верно, они приближаются к цели, поставленной еще в 1992 году. Численность хорватов в БиГ сократилась в два раза, с 17 до 8,5%, объединение армии и полиции и предстоящий пересмотр мирных соглашений, без всяких сомнений, спровоцируют новую волну сербской эмиграции. Тем более, что бошняки не сидят, сложа руки, и не ждут пока Запад сделает свое дело. Столица единой Боснии и Герцеговины уже стала чисто мусульманским городом, в прессе ведется кампания по сатанизации сербов и хорватов, их изображают врагами, жаждущими изничтожить бошняков. Садомазохистский акцент в мусульманской политике - желание 'жить в едином государстве со своими мучителями' - хорошо иллюстрирует эти тенденции. Пока международные арбитры не дают согласия на 'Бошнякистан' или 'Мусульманию', бошняки усердно работают над созданием унитарной Боснии с мусульманским большинством.

Балканы - площадка для эксперимента

- Как будут развиваться события в БиГ и РС в ближайшем будущем?

- Если говорить о ближайшем будущем, то я не испытываю никакого оптимизма на сей счет. Вашингтон и Брюссель и впредь будут выступать за сохранение на Балканах крайне нестабильных государств со сложной этнической структурой. Показательны даже их названия - Сербия и Черногория, Босния и Герцеговина, Бывшая Югославская Республика Македония: и все это в окружении таких классических, стабильных национальных государств, как Болгария, Румыния, Хорватия и т.д. Для Косово будет найдено какое-нибудь необычное решение, по которому местные албанцы получат и не получат независимость. Отделение Черногории и дальше будет откладываться. Единственный результат такой политики - сохранение неопределенности, а это, безусловно, мешает реализации стандартов, особенно европейских. Я не верю разговорам о том, что проблемы этих образований сами собой разрешатся после вхождения в ЕС. Великобритания, Франция, Испания уже давно в Евросоюзе, однако вопрос с ирландцами, басками, каталонцами и корсиканцами остается открытым до сих пор. Кроме того, все уверенней звучит в Европе и Америке голос эмигрантских сообществ.

- Чем это опасно для нас?

- Турки в Германии, арабы из Магриба во Франции, выходцы из стран третьего мира в Британии, наконец, латиноамериканцы в США больше не готовы интегрироваться в принимающее общество и ассимилироваться с местным населением в обмен на высокий жизненный стандарт. Общеизвестно, что культурная автономия не решает проблемы, потому что за ней следует требование территориальной автономии и государственной независимости. Запад не знает, как справиться с этой напастью, многие считают, что Западные Балканы, где на компактной территории сосуществуют столь различные религии и культуры, используется в качестве полигона для обкатки возможных решений. Те из них, которые хорошо себя зарекомендуют у нас, будут применяться и в развитых странах. Я далеко не одинок в том мнении, что классическое национальное государство, по крайней мере в европейском культурном контексте, есть единственное реальное решение. Распалось уже три этнически сложных государства (СССР, Чехословакия, СФРЮ) и этот процесс должен завершиться на Западных Балканах. Миграция населения, ставшая последствием распада второй Югославии, гражданской войны и политических перемен, уже установила территориально-этнические границы будущих государств. Осталось только признать их на международном уровне. Как говорил Михаэль Вальцер, во времена монархии народы веками сосуществовали друг с другом в мире: но стоило им освободиться, как оказалось, что люди предпочитают жить с теми, кто им ближе по вере, обычаям и языку. В нашем контексте это означает, что большая Югославия была возможна только при монархии и диктатуре коммунистической партии, но как только пришла демократия. Так и существование БиГ, которая всегда была 'Югославией в миниатюре', возможно только при диктатуре Высокого представителя ООН.

____________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Елена Новикова

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей