Несмотря на сравнительно частое упоминание имени Латышского легиона СС на полях современных политических битв, оказалось, что на государственном уровне желание узнать максимум возможного об этой противоречивой странице латвийской истории - минимально.

Разве не парадоксально, что ни государству, ни какой-либо иной организации в течение ряда лет не удалось собрать несколько десятков тысяч латов, чтобы получить хранящиеся за рубежом уникальные с военно-исторической точки зрения документы, связанные с легионом?

Первые сведения о том, что у некоего коллекционера в Нидерландах хранится архив штаба 15-ой дивизии Латышского легиона СС, и голландец готов его продать Латвии, достигли исторических кругов в первые годы нынешнего столетия. Уже тогда о приключениях упомянутых документов появилось много вопросов, конкретных ответов на которые недостает до сих пор. Известно, что архив долгое время был зарыт в землю на глубину около полутора метров и увидел свет сравнительно недавно - в январе 2000 года, когда металлический ящик с документами в очень хорошем состоянии нашли рабочие на какой-то берлинской стройке.

Там же недалеко от поверхности земли обнаружили и бронзовую печать полевой почты дивизии с надписью: 'Dienststelle Feldpostnummer 34400'.

Кто и когда спрятал документацию дивизии, были ли это латыши или немецкие офицеры штаба дивизии, не известно. Следует полагать, что это произошло в апреле или мае 1945 года, в последние дни войны перед капитуляцией. Нынешний владелец архива не выдал латвийским историкам, посетившим его в 2002 году, тайну появления документации в Нидерландах, однако это не столь уж и важно. Существенным и до сих пор непреодолимым препятствием для возвращения документов оказалось то, что нидерландский коллекционер за имеющиеся в его собственности свидетельства требует 55 тысяч евро или 35 тысяч латов. Разве это много для латвийского государства? Оказалось, что да.

Из России в Германию

Формирование Латышской добровольческой дивизии СС, позднее 15-ой дивизии Латышского легиона СС, началось весной 1943 года. В ноябре того года легионеры уже были посланы на участок фронта у Новосокольников, в Россию. С постепенным отступлением германской армии дивизия была постоянно задействована в оборонительных боях и в марте-апреле 1944 года уже находилась на позициях у Острова, Пскова и Опочки. В середине июля легионеры 15-ой дивизии отступили на территорию Латвии, где одержали победу в ожесточенных и чрезвычайно кровопролитных боях. Вследствие тяжелых потерь в конце лета 1944 года остатки 15-ой дивизии СС отправили для пополнения и переформирования в Германию.

Там она еще успела принять участие в боях за Восточную Пруссию, в Померании, Мекленбурге. В последние дни апреля 1945 года большая часть подразделений легионеров под командованием полковника В.Янумса достигла позиций англо-американских войск и там сдалась в плен. Однако это не удалось сделать всем воинам дивизии. Разведывательный батальон 15-ой дивизии, несколько сотен человек под командованием старшего лейтенанта Нейландса, в конце войны оказался заперт в Берлине и был вынужден участвовать в уличных боях, защищаться в руинах министерства воздушного транспорта III Рейха. Позднее старший лейтенант Нейландс был переводчиком на переговорах немецких и советских офицеров о капитуляции. Известно, что последний командир дивизии (немец) оберфюрер СС Карл Бурк со своим штабом 2 мая 1945 года находился в Мекленбурге, в Буххольцском лесу недалеко от Шверина. Очевидно, что примерно в это время произошла его сдача в плен американцам. Мы можем только гадать, приложил ли Бурк руку к сокрытию документов в Берлине.

Только скрепки со ржавчиной

В середине декабря 2002 года в Нидерланды направились военный историк Эрикс Екабсонс и архивист Вия Бернане для наведения справок о том, насколько ценными, аутентичными и нужными Латвии документами обладает коллекционер. Как рассказал доцент истории Екабсонс, владельцем документов оказался молодой человек из маленького городка в окрестностях Амстердама, ценитель истории, зарабатывающий на хлеб выращиванием гвоздик. Сразу нужно сказать, что ни имени владельца, ни его места жительства в статье указано не будет, так как этот человек не желает лишних 'набегов' индивидуальных любителей. Подобные люди уже были, однако гости всегда хотели купить тот или иной документ, тогда как большая ценность архива состоит в его целости и сохранности.

Ящик, специально применявшийся для хранения документов в полевых условиях, имеет размеры 35 х 75 х 40 см. Его можно было использовать и в качестве стола - подобный инвентарь, пригодный для канцелярских работ, был частью штабного оборудования германской армии. Ящик оказался достаточно герметичным для великолепной сохранности документов, и практически единственным повреждением, по словам свидетелей, оказалась ржавчина на скрепках для бумаг. В отношении содержания архива в отчете Бернане и Екабсонса сказано: 'Констатировано, что коллекция документов содержит ценные и важные для латвийского государства с научной и архивной точки зрения материалы, среди которых имеется список личного состава дивизии, описания боевых действий, описание оперативной обстановки и др., недостаток которых в архивах Латвии до сих пор очень ощутим. Примерно 40-50% упомянутой коллекции документов признаны абсолютными оригиналами, остальные - из числа сделанных с оригинала копий в 1943-45 гг.'

Подготовленная владельцем находки краткая сводка главных документов, составленных на немецком и латышском языках, позволяет более детально ознакомиться с содержимым ящика. Важнейшими, конечно, являются дневники боевых действий дивизии, ее батальонов и полков, охватывающие период с марта 1944 года по 24 апреля 1945 года. По этим дневникам можно не только день за днем проследить действия 15-й дивизии, но и познакомиться с приложенными картами, инструкциями, приказами, боевыми сводками, стенограммами совещаний, копиями телеграмм, списками находящихся в строю, погибших и раненых солдат, другими документами штабного делопроизводства. На многих из них стоят подписи командиров дивизии Николая Хеилмана, Герберта фон Обвурцера, Адольфа Акса и Карла Бурка. Следует отметить, что к германскому периоду существования дивизии относятся последние три командира. Обвурцер пропал без вести 26 января 1945 года. В феврале на его место был назначен оберфюрер СС Акс, а вскоре после него - Бурк. Кроме того, в архиве имеется папка с вырезками из немецких газет. Как полагают историки, газетные вырезки, рассказывающие о судьбах 15-й дивизии в Германии, также имеют значительную ценность, так как здесь в Латвии историки до этих газет никогда не доберутся, а искать их в иностранных библиотеках было бы чрезвычайно трудоемким процессом.

Документы необходимы, но. . .

На взгляд историка Эрика Екабсонса, все эти материалы являются 'несомненно ценными', и их необходимо было бы получить. Руководитель Гендирекции государственных архивов Валдис Шталс также согласен, что архив многим помог бы выяснить судьбу близких, так как до сих пор погибшие в Германии легионеры из-за отсутствия документального подтверждения могут рассматриваться как без вести пропавшие. 'В каком-то смысле это история нашего народа, люди и страдания. Многие не знают, кто и где погиб, но возможно теперь узнали бы', - отмечает Шталс. Председатель Комиссии историков при президенте Латвии* А.Цауне в своем заключении, датированном февралем 2003 года, пишет, что комиссия поддерживает намерения архива получить эти материалы: 'Документы необходимы ученым, исследующим историю Второй мировой войны, так как в латвийских архивах свидетельств о Латышском легионе очень мало. Конкретно о 15-й дивизии в архивах Латвии вообще нет документальных материалов. Документы могли бы пригодиться комиссии историков в рамках исследуемых тем о событиях периода Второй мировой войны'.

Как видно, спора о пригодности документов нет, однако бытует мнение, что запрошенная коллекционером цена слишком велика. Разве 35 тысяч латов за уникальные материалы это много? По-моему, нет. К тому же, с обретением полевых дневников у нас появилась бы возможность лишний раз подтвердить, что легион в России и Белоруссии не занимался уничтожением местных жителей, как это сейчас зачастую утверждают недружественные Латвии СМИ в соседнем государстве на Востоке. Тем не менее, необходимую сумму так и не удалось собрать в течение трех лет.

В начале казалось, что сложности доставят только вопросы законодательства, связанные с доставкой ценного груза в Латвию, однако оказалось, что все гораздо сложнее. Фонд культурного капитала в 2003 году согласился погасить часть необходимых затрат, но не все. Архивисты многократно обращались к правительству, но в ответ получали в лучшем случае вежливый отказ, а в худшем - вообще ничего. Спонсор вышедшего в этом месяце фотоальбома 'Латышские легионеры' - организация 'Ястребы Даугавы'* в лице председателя латвийского отделения Яниса Круминьша признает, что деньги просили и у этой организации, однако они решили, что требования голландца слишком высоки, и финансовые средства лучше отдать на обустройство братского кладбища в Лестене*.

Когда латышские историки в декабре 2002 года на месте осмотрели и оценили находящийся в Нидерландах архив, они подписали протокол о намерениях, по которому коллекционер не будет проводить с документами какой-либо деятельности и сохранит их в своем распоряжении до того времени, пока латвийская сторона примет решение о возможной покупке коллекции. Ожидание растянулось надолго. Хорошо, что нынешний держатель документов сознает ценность архива и хочет продать документы целиком, хотя и признает, что получил бы большую прибыль при продаже их коллекционерам по частям. Ясно, что постепенное растаскивание находки по разным коллекциям снизило бы историческую ценность архива. Пока голландец еще ждет, но его идеализированные взгляды на готовность Латвии активно действовать в выяснении своей истории уже пошатнулись.

____________________________________________________________

Примечания:

1. Комиссия историков при президенте ЛР - главный пропагандистско-исследовательский центр по пересмотру итогов Второй мировой войны, продвижению тезиса о 'советской оккупации' Латвии и героизации латышских эсесовцев.

2. 'Ястребы Даугавы' ('Даугавас ванаги') - эмигрантская ультранационалистическая организация, занимающаяся пропагандой идеи 'латышской Латвии', финансовой поддержкой бывших легионеров СС и 'лесных братьев', изданием их мемуаров, обустройством мест захоронений и 'патриотическим воспитанием' молодежи. Латвийское отделение признано полноправным членом эмигрантской сети только в 2004 году.

3. Братское кладбище в Лестене (Курляндия) - главный мемориал латышским легионерам, место ежегодных сборов ветеранов Ваффен СС, их родственников и единомышленников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.