Этим летом, в разгар предвыборной кампании, злые языки в Берлине не уставали повторять один и тот же анекдот: мол, Герхарду Шредеру не страшно будет потерять работу федерального канцлера, у него ведь есть на примете уже другое - и весьма теплое - местечко. Благодаря крепкой дружбе с президентом России Владимиром Путиным, Шредера якобы ждал высокий пост в 'Газпроме', российском энергетическом гиганте. Предвыборный штаб канцлера подобные выпады яростно отвергал, называя их злонамеренными и надуманными.

И вот теперь он сказку сделал былью: канцлер Германии - уже бывший - действительно приходит на один из высших постов в империи 'Газпрома' и становится председателем наблюдательного совета Североевропейского газопровода. Компания, управляющая этим проектом, будет заниматься строительством трубы, уже успевшей покрыть себя скандальной славой, через которую российский газ пойдет по дну Балтийского моря в Германию. Соглашение об этом было подписано в Берлине буквально за десять дней до выборов, в результате которых Шредер потерял пост канцлера.

Это назначение произвело в Германии, да и к востоку от нее, в Польше и странах Балтии, эффект разорвавшейся бомбы. В Варшаве Шредера обвинили в том, что принимая это назначение, он фактически принимает плату за поддержку дорогого и неоднозначного с политической точки зрения проекта, который в будущем может дать России возможность по желанию отключать газ у соседей, отравляющих ей жизнь, никак не ущемляя при этом Германию. Неудовольствие выражается и в самой Германии - уж слишком быстро Шредер переместился с высшего поста своей страны в кабинет иностранной компании, что в перспективе может предполагать использование его личных связей.

В Германии нет ни законов, которые прямо запрещали бы бывшему канцлеру или любому другому федеральному министру уходить на работу в частный сектор сразу же по оставлении поста на государственной службе, ни таких, которые, по крайней мере, оговаривали бы нежелательность этого, хотя в принципе подобные ограничения там существуют - например, для высших военных чинов. Однако в том, что сделал Шредер, сквозит по меньшей мере невнимание к тому факту, что в его случае тень может упасть на весь период его правления. В действиях бывшего канцлера не видно ни единого намека на осознание того, что в них могут усмотреть конфликт интересов.

Бывшему канцлеру есть чем ответить. Безусловно, германские политики - у власти ли, нет ли - всегда сохраняли теснейшие связи с бизнесом. В бытность свою премьером земли Нижняя Саксония, до избрания на пост канцлера, Шредер и сам был членом наблюдательного совета концерна Volkswagen. Однако тогда его функция в VW заключалась в представительстве от лица правительства земли, которое владеет долей в концерне, а сейчас он действует от собственного имени. Да и 'Газпром', инструмент все более авторитарной российской власти - далеко не Volkswagen.

Могут у подобного шага со стороны Шредера быть и положительные последствия - если он наконец выдвинет на передний план проблему крепкой мужской дружбы между германскими политиками и бизнесменами. Требование обязательного 'отстоя пены' после ухода с поста, предполагающего облечение властными полномочиями, в частные предприятия, на которые эти самые полномочия в свое время распространялись, должно касаться не только государственных служащих и профессиональных военных. Необходимо, по крайней мере, принять что-то вроде 'кодекса поведения отставного политика'. Уж кто-кто, а Шредер мог бы действовать и поумнее.

____________________________________________________________

Шредер будет получать зарплату прямо в Кремле ("Postimees", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.