Когда Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) недавно прощался в ведомстве канцлера с сотрудниками, один из них преподнес ему букет цветов, который он тут же передал своему преемнику, несколько смущенной Ангеле Меркель (Angela Merkel). Это было воспринято как проявление пылкого рыцарского благородства, так сказать, как поцелуй руки а-ля Шредер.

Теперь понимаешь, говорят сейчас в Берлине, истинную причину поспешного отказа от флоры в пользу Меркель: у прежнего канцлера не было времени, чтобы поставить цветы в воду. Его уже ждали новые дела: в издательстве Ringier в Швейцарии в качестве советника и в качестве председателя - в наблюдательном совете управляющей компании германо-российского газопровода. Новые обязанности, видимо, не терпели отлагательства.

Должен ли был бывший канцлер сделать, по крайней мере, определенную паузу между уходом со своего поста и приходом в бизнес? Нет необходимости задавать этот вопрос Шредеру, его ответ известен: его новая деятельность действительно не является такой, чтобы за нее можно стыдиться.

Наоборот, в 'Газпроме' он будет работать в немецких интересах, будет делать экономическую политику в качестве частного лица на благо снабжения немцев и всей страны энергоносителями. Возможно. Газовый проект - действительно важный проект, но и у хорошего проекта могут быть неприятные стороны.

Проблема заключается в том, что бывший канцлер в ходе своей деятельности позаботился не только о теплом будущем для немцев, но и для себя самого. Если он получит выгоду от проекта, который сам же активно проталкивал, то может возникнуть подозрение, что теперь он получает проценты со своих политических решений.

Это подозрение о личной капитализации решений канцлера далеко от истины - плохо уже то, что оно может возникнуть. Было бы хорошо, если бы Шредер разъяснил, что его новая работа пока не будет приносить никакой личной выгоды. Выходное пособие для политиков, уходящих со своих постов, дают и для того, чтобы переход в другое качество не был таким резким.

Никаких смокингов напрокат

Шредера упрекают в том, что он, будучи канцлером, подготовил в политическом плане почву для последующего перехода в бизнес. Это было бы злоупотреблением служебным положением, поступком, имеющим коррупционный характер, - и это злонамеренное, ложное утверждение. Он продвигал проект газопровода в то время, когда еще действительно не предполагал, что окажется сегодня в отставке. В то время у него не было в огне каштанов, которые он мог бы сейчас таскать.

Но Шредера не должно удивлять недоверие. Оно проистекает из внешних обстоятельств его торопливой смены работы: пост канцлера так быстро, как смокинг, взятый на прокат, не сдают. Есть обязанности, имеющие место и впоследствии, например, связанные с достоинством, которым облечен такой пост. Шредера должен смутить один лишь тот факт, что его новое занятие стало поводом для дискуссии относительно кодекса чести для политиков.

Действительно, в принципе нельзя сказать ничего против того, что бывший канцлер не хочет становиться старым канцлером. Нет ничего предосудительного также в том, что политики идут в экономику и в политику, а потом возвращаются. Было бы узколобостью думать иначе. Правда, никак нельзя согласиться с тем, когда в деньги при этом обращается информация, полученная на прежнем посту. Это должно быть исключено.

Дискуссия о Шредере была бы полезной, если бы она не была столь лицемерной. Было немало возмущения в рядах СвДП. А что стало с бывшими министрами экономики от СвДП, господин Граф Ламбсдорф (Graf Lambsdorff)? Что с главным управляющим Немецкого союза работодателей? Разве он не сидит от ХДС в Бундестаге, разве не получает зарплату, которая, наверное, больше, чем суточные деньги для членов парламента? Разве куча денег, которую зарабатывают государственные мужи, выезжая на чтение докладов, поступает не из экономики?

Теперь понадобился кодекс чести. Много от него ждать не приходится. Получится так, что в кодексе будут учтены не все детали или же он, формулируя общие принципы, будет вызывать споры по каждому отдельному случаю.

Показателен в этом плане кодекс чести ЕС: бывшие комиссары обязаны после истечения сроков своих полномочий при 'занятии определенной деятельностью соблюдать честь и сдержанность'. Это 'определенной' - растяжимая формулировка. А время до начала выплаты пособия? Оно - не истина в последней инстанции - оно существуют у генералов, у судей после ухода со своего поста. Как и в этих случаях, необходимо детально продумать, от какой деятельности следует воздерживаться. Общий принцип звучит следующим образом: не делать ничего подобного. Но она в настоящее время практически не действует ни в политике, ни в экономике.

Интуицией Шредер никогда не отличался. И теперь время пребывания на посту канцлера, начинавшееся с костюмов Brioni, заканчивается 'Газпромом' Путина. Герхард Шредер ставит в нелегкое положение также тех, кто считает его семилетнее пребывание на посту канцлера вполне достойным уважения.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Имперский газопровод ("Postimees", Эстония)

'Газпром' кует крепкие кадры ("The Financial Times", Великобритания)

Опасный путь Шредера ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Герхард Шредер продался ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.