Как показали недавние размещения акций Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), Евраза и других российских компаний, массово устремившихся в Лондон, их влечет капитал Сити. Однако британским компаниям, двигающимся в противоположном направлении, стоит посоветовать выучить на русском фразу "покупатель действует на свой риск".

Хотя российский рынок слишком огромен, чтобы допускать простые обобщения, некоторым британским фирмам, инвестировавшим в страну, в конечном итоге пришлось обращаться в суды.

Это заставило многих наблюдателей задаться вопросом: стала ли Россия более прозрачной для ведения бизнеса?

Многие из тех, кто столкнулся с проблемами, зарегистрированы на Альтернативном инвестиционном рынке Лондонской биржи (AIM). Эти небольшие, горнодобывающие, нефтяные и газовые компании часто выходят на новые территории раньше крупных корпораций, которые неохотно идут на риск. В 1990-х годах многие транснациональные гиганты, особенно представители нефтяного сектора, серьезно обожглись на России и покинули страну.

Однако за прошедшее десятилетие на этот рынок пришел целый ряд компаний, зарегистрированных в AIM. Результаты их деятельности оказались различными.

Sibir Energy и Celtic Resources - это примеры компаний, столкнувшихся с юридическими трудностями. Бизнес обеих процветал. И обе оказались в ситуации, когда более крупный конкурент оспорил их право собственности на ключевые активы.

Одним из основных активов Sibir Energy было совместное предприятие с крупной российской компанией "Сибнефть" по разработке большого Южно-Приобского месторождения нефти в Сибири.

В 2004 г. оказалось, что в результате эмиссий 2002 и 2003 г. 50-процентная доля Sibir в "Сибнефть-Югра" была размыта до 1%.

Британская компания заявляет, что у "Сибнефти" не было права так поступать. "Сибнефть" же, которую миллиардер Роман Абрамович, владелец футбольного клуба Chelsea, продал государственному "Газпрому", заявляет, что действовала в рамках закона и в соответствии с соглашениями, достигнутыми с ее акционерами.

На ежегодном собрании акционеров Sibir, прошедшем на прошлой неделе, крупнейший акционер компании, российский бизнесмен Шалва Чигиринский, заявил, что надеется вернуть пакет акций в "Сибнефть-Югра" в 2006 г., поскольку сейчас Sibir устанавливает неплохие отношения с "Газпромом".

"История Sibir Energy повторяет современную историю России", - сказал он.

С Celtic Resources произошел похожий случай. Горнодобывающая компания оказалась замешана в диспут с золотодобывающим подразделением "Норильского никеля", "Полюсом". Предмет спора - право собственности на ценное Нежданинское месторождение золота и серебра в Якутии.

В 1997 г. Celtic приобрела 50% "Южно-Верхоянской горнодобывающей компании" (ЮВГК), которой принадлежит месторождение.

Однако в сентябре "АЛРОСА", российская алмазодобывающая компания, продала свои 50% в ЮВГК не Celtic, о чем была достигнута договоренность, а "Полюсу". Тот попытался провести в ЮВГК некоторые перемены. В том числе, заменить председателя совета директоров, представлявшего Celtic, на своего человека.

Celtic оспорила в суде весь процесс продажи. В ноябре суд признал сделку между "АЛРОСОЙ" и "Полюсом" незаконной и отменил все последовавшие за ней преобразования.

Управляющий директор Celtic Кевин Фу (Kevin Foo) заявил в этой связи: "Это показывает, что российская юридическая система работает, причем даже в таких удаленных регионах, как Якутия".

Он говорит, что еще пять лет назад иностранной компании было бы невозможно выиграть дело против местной фирмы.

Проблемы Celtic и сомнения в ее правах на Нежданинское возникли из-за кредита, который компания взяла у российского банка "Зенит" в 2000 г. В качестве обеспечения по нему были предложены 30% акций ЮВГК.

По словам Celtic, она полностью погасила заем в 2002 г., но в банке ей сообщили, что акции были переведены в какую-то компанию на Каймановых островах, а затем в другую, на Британских Виргинских островах. Личность собственника этих компаний остается загадкой. Celtic считает, что российские суды должны это выяснить.

Критики же заявляют, что Sibir и Celtic были не готовы к российской реальности и, в результате, оказались уязвимыми перед амбициозными соперниками.

Небольшие иностранные компании часто совершают одну и ту же ошибку - слишком много обещают правительству. Например, производители сырья могут взять на себя обязательства по разработке шахты или месторождения до того, как обеспечили необходимые средства. А если компания не спешит с выполнением обещанного, местные или федеральные власти могут потерять терпение и передать разработку стратегических активов более крупному российскому оператору.

Однако случай с британской пивоваренной компанией Scottish & Newcastle показывает, что проблемы возникают не только у малого бизнеса. В России S&N столкнулась с трудностями в связи со своим СП с датской Carlsberg, Baltic Beverage Holding (BBH).

ВВН принадлежат акции в ряде российских пивоварен. Она попыталась присоединить их к своему крупнейшему активу, "Балтике", для создания, как она утверждает, более эффективного предприятия.

Но это не понравилось миноритарным акционерам. В июле миноритарии "Балтики" блокировали попытку руководства компании организовать слияние с пивзаводом "Пикра", жалуясь на то, что оценка последней была проведена неправильно. Один из миноритариев, "ЭлектроМир", подал иск в суд. Другой акционер возбудил дело против прошлой сделки ВВН.

ВВН заявляет, что действовала этично и законно, что пивоварни были оценены справедливо. Однако признает, что ошибки были и что ей не следовало ожидать от миноритарных акционеров одобрения сделок. "Мы не приняли во внимание, что у людей могут быть другие цели", - говорит председатель международного филиала S&N Джон Николсон (John Nicolson).

Международные компании не должны винить Россию в том, что плохо управляются, считает аналитик по горнодобывающей отрасли "Ренессанс Капитал" Роб Эдвардс (Rob Edwards): "Необходимо четко разграничивать проблемы, вызванные деловым климатом, и проблемы, вызванные менеджментом".

В сфере естественных ресурсов право собственности на активы, ранее принадлежавшие государству, часто оспаривается, добавляет он. Это один из основных рисков, выявленных при листинге российских компаний в Лондоне.

Иностранцы сталкиваются с меньшими проблемами со стороны конкурентов, если разрабатывают ими же открытые месторождения, а не соперничают за один участок, считает Эдвардс.

Компании, добившиеся в России успеха, например, Peter Hambro Mining, добывающая золото в Сибири, также подчеркивают, что очень важно найти добросовестных местных деловых партнеров и завоевывать симпатии, нанимая местное население, а не иностранцев.

Крупнейший акционер Peter Hambro Mining - заместитель председателя совета директоров Павел Масловский, имеющий хорошие связи в политических кругах.

На важность знания местной специфики указывает и Николсон. Он советует компаниям, ведущим бизнес в России, как можно раньше сообщать инвесторам информацию и нанимать хороших российских юристов.

Однако Владимир Лисин, председатель и главный акционер НЛМК, одного из крупнейших в России, советует иностранным компаниям перестать ныть. "Россия - хорошее место, чтобы инвестировать и зарабатывать деньги, - сказал он в недавнем интервью. - Некоторые иностранцы тратят слишком много времени на то, чтобы спрашивать правительство, что оно может им дать".

Один британский бизнесмен, работающий в России, считает, что условия становятся лучше, хотя прочные связи в правительстве по-прежнему очень важны. "Чем больше она [страна] ориентируется на бизнес, тем меньше в ней остается бюрократии и, следовательно, коррупции".

Впрочем, другие настроены не так оптимистично. "Риски для бизнеса в России за последние несколько лет не изменились, - утверждает Грэм Берч (Graham Birch), глава горнодобывающего отдела Merrill Lynch Investment Managers в Лондоне. - Но эти риски включены в стоимость акций действующих там компаний".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.