По немецкому телевидению транслировалось принятие присяги госпожой Меркель при вступлении в должность канцлера. Сразу после этого показали реакции отдельных правительств на это переломное событие. Откликнулись французы, англичане и россияне. О Польше забыли, потому что после президентских выборов и формирования правительства Марцинкевича (Marcinkiewicz) мы на политической арене весим не больше перышка. Правда, 'Газета Выборча' сообщила, что министр Сикорский (Sikorski) пытается добыть для Польши иракскую нефть, но то, что его миссия в Багдаде будет эффективной - по моему, сказка Андерсена.

О политике в нашей стране газеты пишут так плохо и так много, что об этом я лучше не буду говорить. Вместо этого обращусь к широко обсуждаемым вопросам исламского терроризма. Пока в Польше о нем ничего не слышно, посему следует ожидать, что так будет и дальше, но сегодня это глобальный вопрос. Ханс Магнус Энценсбергер (Hans Magnus Enzensberger) в своей статье в журнале 'Шпигель' свел корни исламского терроризма в сущности к одной предпосылке: что мотивацией террористов, в особенности тех, что сами себя взрывают, является чувство великого цивилизационного и культурного поражения, нанесенного Западом и Соединенными Штатами. Хотя автор старался разносторонне обосновать свой тезис, я считаю, что он упростил проблему.

В ноябрьском номере журнала 'Odra' Бартош Болехув (Bartosz Bolechow) опубликовал текст под заголовком '9/11 сегодня'. Трудно вкратце пересказать эту статью, но можно попробовать. В начале представляется логистика арабской экстремистской сети, а главным выводом, сделанным на основе анализа терактов последних лет, является довольно смелое заявление о том, что, хотя терроризм будет сопутствовать нам в будущем, его проявления ослабевают. Болехув считает, что крупнейшим успехом терроризма оказалась первая атака на башни Манхэттена, а принятые контрмеры вызвали новые поиски так называемых мягких целей.

Этот тезис сразу показался мне дискуссионным, но, пораздумав, я решил, что многое подтверждает правильность статьи из журнала 'Odra'. Коронное доказательство я вижу в том, что центры террористической сети не подключились к акции поджогов, пронесшейся недавно по Франции. Проще всего (хотя без особой уверенности) можно предположить, что центры арабского терроризма не были готовы к этим внезапным и массовым атакам во Франции, и это в достаточной мере объясняет их пассивность. Хотя мои дальнейшие рассуждения выходят за рамки этих статей, мне кажется (хотелось бы ошибаться), что мы сами, как союзник США в Ираке, совсем не готовы к атакам Джихада.

Текст, заслуживающий особого внимания, я нашел в февральском номере 'Foreign Affairs'. Я имею в виду категорически смелую по тону статью Мелвина Лэрда (Melvin R. Laird), в которой он сопоставляет вьетнамскую войну с вторжением в Ирак. Автор, который представляется министром обороны при Никсоне, блестяще (он 30 лет знает Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld)) защищает концепцию, согласно которой вьетнамская кампания США могла быть выиграна, и лишь сопротивление американского народа и Конгресса привели к тому, что Америка оставила своего союзника - Южный Вьетнам. Лэрд заявляет, что американцы дали Вьетнаму слишком мало времени и средств для того, чтобы отбить атаки Севера, который в то время тайно и полутайно поддерживали Советы. Он выражает надежду на то, что Вашингтон сегодня окажется более тверд и не допустит вывода американских войск из Ирака, а будет работать над воссозданием иракской армии, так, чтобы лишь после ее формирования солдаты США могли вернуться домой. Несомненно, это одинокий голос, особенно сейчас, когда усиливаются требования вывести американские войска из Ирака. Однако мы имеем дело с опытным дипломатом, который имел возможность наблюдать за боями как во Вьетнаме, так и в Ираке. Не исключено, что предлагаемое им твердое решение заслуживает внимания.

В нынешний ситуации, когда ведущие знатоки мировой политики, такие, как Генри Киссинджер (Henry Kissinger), подчеркивают значение политического перелома, происшедшего в Федеративной Республике Германии, где пост канцлера впервые заняла женщина, да еще родом из бывшей Восточной Германии, а генеральным секретарем социал-демократов стал Маттиас Платцек (Matthias Platzek) - тоже из бывшей ГДР, полное отсутствие четкой реакции Польши на эту внезапную, хотя и ожидавшуюся перемену следует принять с сожалением.

Действительно, после визитов в соседние государства госпожа Меркель намеревается уже в качестве канцлера посетить Варшаву, но польская столица будет лишь остановкой по пути в Москву. Возможно, в наших отношениях с западным соседом что-то изменится к лучшему; ожидается, что немецко-российский альянс немного ослабнет. Только неизвестно, сколько в этом самоутешения, а сколько прагматизма.

____________________________________________________________

Станислав Лем: Жажда крови ("Tygodnik Powszechny", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.