9 декабря заместитель главы секретариата президента Украины Анатолий Матвиенко заявил: если Россия чрезмерно повысит цену на поставляемый Украине природный газ, Киев будет вынужден резко увеличить арендную плату, которую он взимает с Черноморского флота за использование баз в Крыму. Высказанная угроза (и это отнюдь не блеф) - лишь последний поворот в ходе идущих уже не первый месяц переговоров по 'газовому вопросу'; в этом споре, как в капле воды, отразилась общая стратегия развития отношений между Украиной и Россией.

Весь потребляемый газ Украина закупает у российской государственной топливно-энергетической корпорации 'Газпром', причем последний недавно принял меры, чтобы перекрыть альтернативные источники поставок, скупая на корню все сырье, добываемое другими производителями в регионе. В результате 'Газпром', казалось бы, получил неограниченные возможности диктовать Украине цены на 'голубое золото'.

Впрочем, здесь существуют две проблемы.

Во-первых, и это для 'Газпрома' самое важное, Украина потребляет далеко не весь газ, экспортируемый 'Газпромом' через ее территорию. Созданная еще в советские времена транспортная инфраструктура охватывает не только Украину, но и Центральную Европу, а затем соединяется с западноевропейской трубопроводной сетью, по которой российский газ перекачивается дальше - вплоть до Франции, Италии, и даже Великобритании. 'Газпром' не без оснований опасается: если установленная им цена покажется Киеву чересчур высокой, украинцы просто начнут воровать сырье, поставляемое потребителям из Западной Европы (которые, кстати, аккуратно его оплачивают). В конце концов, такое происходило и раньше: наиболее известный пример - энергокризис в Турции после землетрясения 1999 г., причиной которого как раз и стало подобное воровство. Если ситуация повторится, вину за нее, возможно, и возложат на Киев, но 'Газпром' тем не менее, окажется не в состоянии выполнить свои контрактные обязательства. В результате он не только понесет прямые убытки, но и в ходе будущих переговоров с европейскими потребителями вынужден будет соглашаться на более низкую цену за поставки - своеобразную 'скидку за риск'. Таким образом, подобные 'инциденты' обходятся концерну в миллиарды долларов.

Во-вторых (этот фактор важен уже для Кремля), хотя Украина после 'оранжевой революции' явно ориентируется на Запад, Россия вряд ли оставила надежду восстановить свое влияние в этой стране. Но трудно представить более эффективный способ окончательно рассорить Киев с Москвой, чем повышение в три с лишним раза цен на важнейшее энергетическое сырье. Установление рыночного тарифа в этом смысле равносильно фразе: 'Прощай навеки'. Достаточно бросить беглый взгляд на общую ситуацию в регионе, и станет ясно: государства Центральной Европы и Балтии - сегодня все они находятся под защитой натовского ядерного 'зонтика' и протекционистских тарифов ЕС - получают газ по той же цене, что и западноевропейцы, а оставшиеся у России союзники - например, Беларусь, Армения - и Украина, до сих пор приобретают его со скидкой.

Впрочем, это еще не все. 'Газовый спор' наглядно свидетельствует о том, что Украина, несомненно, превратилась в своеобразную 'ось' международных отношений. Вспомним: 'оранжевая революция' вообще бы не произошла, если бы Украина оставалась один на один с Россией. В ходе украинской предвыборной кампании российский президент Владимир Путин дважды 'неофициально' побывал на митингах в поддержку тогдашнего премьер-министра Виктора Януковича, баллотировавшегося в президенты. Без решительной политической и дипломатической поддержки - а также кое-какой организационной и финансовой помощи тактического характера - со стороны Запада, 'оранжевая революция' вряд ли имела бы шансы на успех, а нынешние лидеры Украины не пришли бы к власти.

Конечно, нельзя сказать, что Брюссель и Вашингтон держат наготове 'чековую книжку' для нового правительства в Киеве, но и бросать Украину на произвол судьбы они не собираются. И ЕС, и США справедливо полагают, что эта страна - ключ к будущему России. Если Украина останется в орбите Москвы, у России появится возможность рано или поздно переломить ход событий и вернуть себе статус мировой державы. Но без Украины она не только не в состоянии эффективно играть роль региональной великой державы: под большим вопросом окажется сама ее территориальная целостность. В этой связи не удивительно, что Вашингтон всячески подстрекает украинцев. Сделав остановку в Киеве 8 декабря, госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) по сути подталкивала администрацию президента Виктора Ющенко не уступать требованиям русских. Примечательно и то, что угроза Матвиенко относительно Севастополя - единственной крупной военно-морской гавани, имеющейся в распоряжении России на Черном море - прозвучала через несколько часов после ее отъезда.

Европейцы - для которых в основном и предназначены все эти транзитные газопроводы - занимают не столь однозначную позицию. Они, конечно, не хотят, чтобы нынешнее правительство Украины рухнуло, и страна вернулась в российскую орбиту, но и срыв поставок энергоносителей их не устраивает. По сути, позицию европейцев можно охарактеризовать как негласную поддержку Киева: втихую ободряя Украину, они используют свои возможности в рамках отношений Россия-ЕС для давления на Москву, чтобы она не поступала с Украиной слишком жестко. Германия, Франция или Италия вряд ли скажут украинцам в открытую, чтобы те не уступали русским, но Киев несомненно истолкует действия (или бездействие) европейцев как своего рода карт-бланш.

В совокупности эти факторы, несомненно, снижают эффективность одного из немногих имеющихся у Москвы надежных инструментов воздействия на соседей. Чтобы добиться своего от Украины, Кремлю придется очень сильно надавить на Киев - а такая жесткая позиция, несомненно, вызовет критику со стороны Брюсселя и Вашингтона. Такое развитие событий может вызвать серьезный 'сбой' в отношениях между Западом и Россией. Путин знает: чтобы сохранить целостность страны, необходимо 'контрнаступление', однако он считает, что Россия пока не может позволить себе полного разрыва с Западом. Он хорошо осознает, что Запад играет с Москвой 'на вылет', и не желает давать ему повода усилить давление.

Как это всегда происходит, когда какой-нибудь вопрос несколько дней подряд преобладает в заголовках новостей, - а именно это происходит в Киеве с 'газовым спором' - со всей очевидностью проявляется и расстановка политических сил в самой стране. Позиция Януковича проста. Если бы он руководил страной, торжествующе заявляет экс-премьер, отношения с Россией были бы лучше некуда, и Кремль заставил бы 'Газпром' поставлять Украине газ в необходимом объеме и по дешевке. Совершенно очевидно, что подобный популизм увеличивает число его сторонников - особенно в 'обрусевших' восточных регионах Украины.

В то же время в лагере Ющенко наблюдается раскол. Большинство поддерживает националистическую позицию президента: Россия пытается запугать Киев, и Украина должна сопротивляться этому всеми возможными средствами. Другие придерживаются более осторожного - и, пожалуй, реалистичного - подхода. В конце концов, иных поставщиков газа у Украины просто нет - все транзитные маршруты, по которым это сырье могло бы поступать из азиатских стран, проходят через Россию, и 'Газпром' еще в ноябре замкнул эти поставки на себя, а в то, что американцы или европейцы примчатся на помощь Киеву со здоровенной газовой 'цистерной', не верит никто. Среди политиков, утверждающих, что Украине не следует склоняться перед Москвой, но и 'дразнить гусей' было бы глупо, одним из самых активных является спикер Верховной Рады Владимир Литвин.

В результате, как это обычно происходит, появился и 'третий радующийся'. Бывший премьер Юлия Тимошенко - харизматичный политик, правда, с небезупречной нравственной репутацией - обладает достаточным числом сторонников и имеет 'зуб' как на Януковича (который, будучи главой правительства, пытался посадить ее за решетку), так и на Ющенко: недавно президент без предупреждения уволил ее с поста премьер-министра. Так что она в очередной раз готова продать свою поддержку тому, кто больше заплатит. В свете раскола в лагере Ющенко, укрепления позиций Януковича, и предстоящих в будущем году парламентских выборов у Тимошенко есть все возможности, чтобы вновь укрепить свое политическое влияние. Вполне возможно, 'газовый вопрос' позволит ей - уже в который раз - вернуться в коридоры власти.