К сожалению, речь сейчас пойдет о том, чем нередко - и, признаемся, привычно для нас - промышляет некоторая часть наших конгрессменов. Но когда о своих планах поступить на работу в 'Газпром', российскую газовую монополию, объявил не кто иной, как бывший канцлер Германии Герхард Шредер, он сразу же сам себя на порядок 'понизил в звании'. Когда член законодательного органа уходит в отставку, причем не просто так, а с поста председателя комитета, и уходит на работу в отрасль, которую в свое время курировал его комитет - это одно. Когда канцлер Германии, страны с одной из крупнейших в мире экономикой, покидая свой пост, идет на работу в компанию, контролируемую российским правительством и ведущую по дну Балтийского моря газопровод, проект которого он, будучи во власти, так горячо поддерживал - это уже совсем другое.

А потом - и после этого становится уж совсем противно - выясняется, что генеральным директором консорциума, который всем этим строительством будет управлять, становится тоже не кто-нибудь, а бывший агент восточногерманской тайной полиции, подружившийся с президентом России Владимиром Путиным, когда тот тоже был агентом КГБ в Восточной Германии. В общем, Шредер успешно покрыл себя позором - по меньшей мере за то, что так и не научился подбирать себе компанию.

Но не это главное. Разве не правильно было бы теперь со стороны германских избирателей подумать, а какие такие реальные причины заставляли господина Шредера так бороться за то, чтобы строительство газопровода все-таки началось? Того самого газопровода, который так дорого обошелся Германии в дипломатическом смысле, ибо привел в ярость ее соседей по Центральной Европе и Балтике? Они в один голос указывают Германии на то, что единственная причина, по которой стоило начинать строить газопровод по Балтийскому морю, что обойдется гораздо дороже, чем если бы он шел рядом с уже существующим газопроводом по земле - политическая: такой газопровод позволяет России использовать свои запасы энергоносителей в политических целях. Теперь Россия может отключить газ Центральной Европе и странам Балтии, при этом не прекращая его поставки в Германию. Многие недоумевали, почему Германия так загорелась этим проектом. Так не потому ли, что ее канцлер таким способом присматривал себе новое место работы?

Если смотреть на этот вопрос еще шире, то решение Шредера поменять работу в немецком правительстве на работу, за которую платит правительство российское, должно дать его избирателям пищу для размышлений вообще на тему отношений между их страной и Россией. Все те семь лет, что он занимал пост канцлера, Шредер изо всех сил старался не замечать, что в России постепенно увеличивается давление на политические права граждан, и постоянно затушевывал тему жестокой войны в Чечне, которую ведет Россия. Все то время, что Шредер находился у власти, он убивал в зародыше любые попытки Запада выступить единым фронтом и заставить Россию сменить образ действия.

Можно лишь надеяться, что новый канцлер Германии Ангела Меркель должным образом использует нынешние известия о новом месте его работы, чтобы Германия начала проводить в отношении России совершенно новую политику, в основе которой лежало бы нечто более существенное, нежели личные интересы уважаемого Герхарда Шредера.

____________________________________________________________

Русское рукопожатие ("Die Welt", Германия)