Назначение Герхарда Шредера председателем наблюдательного совета 'Северо-европейской газопроводной компании' по воле случая совпало с началом вещания англоязычной российской телекомпании Russia Today. Не знаю, долго ли размышлял Герхард Шредер над предложением Кремля взять в свои руки дело обеспечения Европы поставками российского газа. Но доподлинно знаю, что добрая сотня британских и американских журналистов, с радостью примчались в заснеженную Москву, дабы способствовать улучшению имиджа работодателя. Экономические интересы России, как полагают в Москве, впрочем, как и собственный имидж, требуют квалифицированных топ - менеджеров. Заказывая музыку, Москва готова платить.

Герхард Шредер, будучи на посту канцлера ФРГ был главным лоббистом проекта строительства Балтийского газопровода. И он не жалел усилий, стремясь реализовать его. Любое усердие лоббиста вызывает подозрения в коррупции, и канцлер, думается, был не столь наивен, чтобы не понимать, в чем его обвинят, если он проиграет выборы. В России уже давно не питают иллюзий относительно белоснежных манишек западных бизнесменов. Но все же допустить мысль, что действующий канцлер готовил себе запасной аэродром в Газпроме, это означает, что немецкую политическую культуру следует опустить на уровень ментальности лидеров Берега Слоновой Кости. Так что если от его согласия занять кресло в Москве все-таки и веет плохим дезодорантом, то это скорее от неординарности поступка бывшего немецкого лидера. Ну что ж, не стоит его осуждать, когда молодая жена, да еще с русским адоптированным ребенком в доме, откровенно заявляет, что Герду надо, наконец, зарабатывать деньги. И здесь она ничем не отличается от жены Пушкина Натальи, которая громко ругалась на книгоиздателей, когда они приносили, с ее точки зрения, мизерные гонорары за шедевры ее Александра.

Разумеется, Герхард Шредер прекрасно понимает, что это предложение исходит от Владимира Путина. Собственно, они оба друг от друга особо ничего не скрывали, и история российско-германских отношений еще отметит это поразительный период дружбы Берлина и Москвы. Шредер являлся не просто надежнейшим европейским партнером, но, чего уж там скрывать, политическим другом и союзником российского президента.

Путин поставил на карту многое, когда в сомнительной ситуации прилетел в Берлин, чтобы оказать PR-поддержку Шредеру в тяжелейшей ситуации. Наверняка, в МИДе России у Путина были советники, указывавшие на контрпродуктивность этого шага. Однако молодая российская демократическая политика, в отличие от англосаксонских традиций,

не впала еще в циничную формулировку: у нас нет друзей, у нас есть интересы. Путин показал, что у нас есть и интересы, и друзья.

Безусловно, Герхард Шредер прекрасно понимает, он вступил на скользкий лед. Его согласие придаст мощнейший импульс проекту, который станет для Владимира Путина проектом таким же, как для Брежнева Байкало-Амурская железнодорожная магистраль. Но если БАМ оказался убыточнейшим проектом эпохи застоя, то СЕГ наоборот гарантированно обеспечит партнеров весьма солидной прибыль. Русский Севернефтьгазпром уже ведет освоение богатейшего Южно-Русского месторождения.

Но есть и другая сторона медали. Эйфория Кремля от согласия бывшего канцлера, может быстро улетучится, если ему не удастся стать приводным ремнем между Газпромом и экономической элитой Германии и Европы. Одно дело действующий политический лидер, другое чиновник, хотя бы даже и крупный. Но чиновник, при приближении которого даже его однопартийцы стараются завернуть за угол.

Этичность решения Герхарда Шредера даже не обсуждается в Москве. Это вообще странная категория морали по московским меркам. А вот как это отразится на способности Шредера лоббировать в перспективе интересы проекта при такой репутации, еще вопрос. Я не удивлюсь, если 'Russia Tuday' станет уделять имиджу высших менеджеров Газпрома особое внимание.

Вторая опасность для Шредера, это необходимость поддержать Москву в ее отстаивании своих принципов в отношениях с Украиной, Прибалтикой и Польшей. Эти отношения очень плохие. Москву обвиняют не только в забвении экологических интересов Балтийского региона, но что не менее ужасно, в стремлении экономическими методами подавить их нежелание следовать в политическом русле Москвы. И если сегодня Герхард Шредер еще спокойно переносит интеллигентные упреки, что 'все это дурно пахнет', то завтра его запросто могут обвинить весьма влиятельные силы в подрыве энергетической безопасности стран Европы. Почему? Да опять все по той же причине - личная заинтересованность чиновника.

Нет сомнений, что поставки газа в Европу Москва, которая всегда отличалась своей пунктуальностью еще со времен СССР, обеспечит безукоризненно. Сможет ли Герхард Шредер, прежде всего политик, а уж потом менеджер (не будем заблуждаться по этому поводу) 'разрулить' сложнейшую ситуацию с соседями России и Германии, оказавшимися в 'мертвой безгазовой зоне'? Труднейший вопрос. Но по определению, не может германский политик, даже бывший, забыть о проблемах Польши, Украины и Прибалтики. Это не Анатолий Чубайс, прожженейший российский топ-менеджер, заявивший недавно, что готов отключать московские районы в морозы, если это будет необходимо.. Так что, Украина, Прибалтика и Польша получили от назначения Шредера больше плюсов, чем минусов, если они есть вообще. Путин всегда прислушается к мнению своего товарища, как и Шредер внимательно прислушается к мнению российского президента.