Дело трех судей Верховного суда Грузии оказалось в центре внимания мировых СМИ. Распространилась информация, что международные организации направили протест в законодательную и исполнительную власть страны.

Тяжкий крест навесили на судебную власть Грузии президент и 'обожаемое' парламентское большинство. Рассеялся миф о справедливости в нашей стране, так как подобных примеров нескрываемого давления на суд новейшая мировая история не знает.

Судьи Верховного суда Грузии Нино Гвенетадзе, Мераб Турава и Давид Сулаквелидзе до 18 часов одного из декабрьских дней исполняли свои служебные обязанности, а после шести вечера оказались 'обвиняемыми'.

Причина проста: ни один из них не выполнял директивы председателя Верховного суда и секретаря Совета юстиции и решения принимал независимо, в соответствии с законом.

Однако первым лицам руководства страны не нужны независимые, имеющие собственное мнение судьи, и дифирамбы они поют лишь покорным лакеям, окопавшимся в судебной власти, т.е. тем, кто слово 'боссов' ставит превыше закона и своей совести.

'Georgian Times' побеседовала с попавшими в опалу судьями.

Мераб Турава - судья Верховного суда Грузии:

'У нас нет иллюзии, что в стране, где правосудие стоит перед такими большими проблемами, дисциплинарная коллегия объективно рассмотрит вопрос избранных на 10 лет судей, которые имели смелость принимать справедливые, законные решения.

Мы сейчас думаем о том, что, может быть, в этих людях все же пробудится сознание того, что нельзя перечеркивать все и всяческие ценности. Пусть задумаются хотя бы над тем, что сегодняшним своим решением они похоронят завтрашний день.

Они не должны сделать в отношении нас этот незаконный шаг, так как главное не в том, что нас накажут, уволят с работы, т.е. устроят нам второй Нюрнбергский процесс, а в том, что тем самым окончательно похоронят судебный корпус, и исчезнет всякая надежда на то, что объективность, принципиальность и беспристрастность будут защищены.

- Парламентское большинство выступает против вас, заявляя, что ваши постановления были незаконными.

- Меня возмущают заявления одного из лидеров большинства Гиги Бокерия. По словам главного идеолога этой страны, мы в прошлом принимали незаконные решения. Бокерия не имеет права это утверждать. Он не обвинитель и не прокурор.

Мы всегда принимали достаточно смелые решения в рамках закона и права. Это знают правозащитники, знают прокуроры и адвокаты.

Если Гиги Бокерия не понравилось какое-то наше решение, это отнюдь не значит, что оно незаконное, несправедливое. Своим заявлением Бокерия посягает на независимость суда, оказывает давление на работу дисциплинарного Совета.

Как можно, чтобы в государстве главный представитель политической команды, главный ее идеолог был в дисциплинарной коллегии обвинителем, а представитель той же политической команды - подсудимым?

В дисциплинарной коллегии решения принимает эта тройка - Бокерия, Гварамия и Каландадзе.

Я говорю громогласно и подчеркиваю, что нарушается принцип разделения власти, нельзя, чтобы депутат парламента, был вместе с тем и обвинителем, и судьей. Это проявление инквизиции в самой грубой форме.

Принцип разделения власти потому и существует, что парламентарий должен принимать законы, представители судебной власти - судить. Но чтобы законодатель и законы принимал и одновременно был обвинителем и судьей, - такое невозможно представить в демократическом, правовом государстве. В таких условиях общество никогда не поверит, что принятые подобными лицами решения законны и справедливы.

- Почему власть выступает против вас?

Потому, что мы не раз принимали важные решения. Наш состав оправдал Гурама Абсандзе, Тенгиза Асанидзе, наш состав принял решение об отказе передать подсудимых чеченцев России. И очень многие наши объективные приговоры стоят поперек горла у прокуратуры и власти. Именно поэтому нам устроили так называемый Нюрнбергский процесс номер два.

Нино Гвенетадзе - судья Верховного суда.

- Заявление Бокерия не является настолько незначительным, чтобы судья мог не обратить на него внимание. Это прямое обвинение против нас. Но обвинение всегда должно быть подкреплено фактами. Я сомневаюсь, что эти конкретные факты у властей есть, иначе не делали бы заходы издалека. Поэтому требую, чтобы их заявления были корректными и дальновидными, или пусть они наберутся мужества и скажут откровенно, чего хотят от нас.

- Вы заявляете, что в судебной системе есть немало судей, которые испытывают аналогичное давление?

- Разумеется. Я и сегодня подтверждаю и с полной ответственностью заявляю, что это действительно так. Те судьи готовы сказать открыто, не скрываясь, о давлении, оказываемом на них властями.

Трое опальных судей Верховного суда Грузии не ожидают, что дисциплинарный Совет примет в отношении них оправдательное решение, так как власти дали иную директиву секретарю и членам Совета. Его вердикт подтвердит, что судебная система в Грузии умерла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.