Второго июля в 'ЗН' вышла статья 'Украина: гамлетовский выбор'. Полгода назад газета разбирала три варианта построения взаимоотношений с Россией, в основе которых лежал газовый фактор. Уже тогда власти имело смысл задуматься над тем, какие отношения строить с Москвой - корпоративные на базе 'Росукрэнерго', весьма устраивавшие Кучму, Путина и узкий круг посвященных приближенных; отношения переходного периода, предусматривающие неизбежность повышения цен на газ, но дающие возможность в течение полутора-двух лет подготовиться к этому шагу (в этой ситуации речь шла о создании нового посредника, способного удовлетворить интересы Кремля и Банковой, но при этом умереннее обдирать украинский бюджет). Третий вариант состоял в следующем: стиль корпоративных отношений меняется на межгосударственный, схемы расчетов становятся абсолютно прозрачными, цены на газ поднимаются резко, что на определенном этапе является ощутимо болезненным для страны и ее промышленности, но по выходе из кризиса дает возможность Украине стать истинно независимым государством, соскочившим с наркотической иглы дешевого газа.

В любом случае перспектива поднятия цен Россией была очевидна. Следовательно, у украинской власти было время для того, чтобы самортизировать последствия этого процесса. Сделала ли в этом направлении власть нечто реальное? Вопрос риторический. При этом стоит заметить, что идея перехода на денежную схему расчета за российский газ принадлежит самому украинскому президенту, о чем он заявлял неоднократно как членам своей команды, так и представителям ЕС, в частности Хавьеру Солане. Следовательно, глава государства сознательно уполномочил Ивченко, главу НАК 'Нафтогаз Укра?ни', поставить этот вопрос на переговорах с москвичами. Возможно, Виктор Андреевич считал, что денежная схема будет реализована в рамках, зафиксированных в финансовых показателей, при которых Россия рассчитывается за транзит газа газом же из расчета 50 долл. за тысячу кубометров. Москву же эти рамки не устраивали. Тем самым наш 'стратегический партнер' получил формальную зацепку, позволяющую ему сегодня ставить вопрос не только о переходе на прозрачные денежные расчеты, но и о переходе на цены европейского рынка, сначала обозначенные цифрой в 120 долл. за тысячу кубометров, затем в 160, а теперь уже в 230 долл.

Наивно полагать, что поднятие цены, на котором настаивает Россия, вызвано исключительно желанием получить теряемую российским бюджетом прибыль. 'Я считаю, что порой мы недостаточно четко формулируем свою политику в отношении разных стран СНГ и действуем слишком робко с точки зрения экономического влияния на отношения этих стран к России', - это слова вице-премьера, министра обороны России Сергея Иванова. На закрытом заседании Государственной думы глава МИД РФ Сергей Лавров также пообещал, по данным 'ЗН', применить 'весь разнообразный арсенал средств экономического давления' к недостаточно лояльным соседям. В этой ситуации дипломатическим ресурсом должны стать газ и нефть, которым Кремль небезосновательно придает такое же значение, как и ядерному оружию.

В самом начале года 'ЗН' писало о том, что, придя в себя после конфуза и поражения на украинских выборах, Россия, несомненно, попытается взять реванш. Технологии этого процесса могли быть разнообразны и креативны. Но применять их в общем-то не пришлось. Украинская власть, расколотая, скомпрометированная множественными невыполненными декларациями и перманентными внутренними конфликтами, сама сделала черновую работу по собственной дискредитации в глазах собственного населения. России необходимо было лишь определить, как бросить шар, чтобы неумело расставленные, но не связанные между собой кегли, завалились. И Москва поставила на газ. Для страны, где бюджетообразующими являются энергоемкие отрасли; для страны, в которой энергопотребление на единицу продукции в четыре раза выше, чем в цивилизованном мире; для страны, в которой население получает газ по 37 долл. за тысячу кубометров, в то время как в России, крупнейшей газодобывающей стране, газ населению продается по 44 долл., - удар в форме резкого повышения цен может стать нокаутом.

Возможность подобного развития событий была очевидной. Более того, многие представители украинской политической и экономической элиты, несмотря на непростые последствия вероятного российского шага, склонялись к тому, что в итоге это будет лишь плюсом для Украины, поскольку позволит обрести не только политическую независимость, но и перестроить очень многое в стране: от системы потребления энергетических ресурсов в промышленной и бытовой сфере до перестройки экономики с перспективным уклоном на развитие внутреннего рынка. Идея здравая и рациональная, но при трех условиях.

Во-первых, власть с первых дней своего существования начинает готовиться к данному событию: эффективно ведет переговоры с российской стороной о поступательном повышении цены на газ; создает систему кредитования и внешних заимствований для переоснащения украинских предприятий с точки зрения установки современных технологий, сокращающих энергопотребление; комплексно работает над стратегией альтернативных источников энергообеспечения; холит, нежит и лелеет Туркменбаши и т.д.

Во-вторых, власть отдает себе отчет в необходимости обеспечения профессионального уровня во время переговоров с Россией и Туркменистаном. Киев выступает с единой позицией всех ветвей в газовом вопросе.

И наконец, в-третьих, пережить сложный период перехода на адекватные европейские цены государству помогает население, в едином порыве, как в Латвии или Польше, выражающее готовность перезимовать в холодных квартирах, но сохранить национальное достоинство и независимость.

Я готова долго спорить с теми, кто скажет, что хотя бы одно из этих условий имеется в наличии:

А в это время Москва планомерно и расчетливо готовилась к эндшпилю. Продумывалось все: от веерных заявлений чиновников разного калибра, представляющих различные ветви власти, до массированной пропагандистской кампании. Не бездельничал и Владимир Владимирович. На фоне слабеющей украинской власти он провел целый ряд встреч с лидерами украинских политических сил. С одной стороны, подобная тактика Кремля должна была обезопасить его от ошибки прошлых выборов - ставки на одного кандидата. Технологии отлученных от украинского направления Павловского и Суркова были признаны ошибочными, поэтому технология новых кураторов (ФСБ плюс Модест Колеров) заключается в диалоге со всеми политическими силами, которые могут стать альтернативой нынешней власти. Путин встретился за отчетный период и с Януковичем, и с Тимошенко, и с Морозом, и с Литвином. Со всеми теми, кто нынче тихо 'молчит в тряпочку' по поводу российского беспредела, подразумевающего поднятие цены на газ в три-пять раз.

Владимир Владимирович положил 'прокладочки' между лидерами украинского политикума, что дало о себе знать в час Ч. И что мы имеем в результате? Вяленькую растопыренную пятерню украинских лидеров vs кулака российской политической элиты.

Абсолютно прав Роман Безсмертный, заявляющий о том, что требования Тимошенко и БЮТ отправить в отставку правительство Еханурова в случае, если до 1 января не будет подписан протокол о поставках газа в Украину на выгодных условиях, - это нож в спину страны. Чудное заявление, патриотичное, четко демонстрирующее, что является для Тимошенко приоритетным: латентное протекание разбирательств Генеральной прокуратуры РФ с долгами ЕЭСУ или национальная безопасность собственной страны.

Какая отставка?! Какого правительства?! Безответственный политикум и без того занят обеспечением собственных мест в проходных частях безразлично каких списков и лоббированием собственных либо корпоративных интересов при составлении бюджета. В этой ситуации отправить в отставку правительство означает погрузить страну в тотальный хаос. Возможно, Юлия Владимировна считает, что, окажись она на месте Еханурова, то переговоры с Россией ей удалось бы провести эффективнее и результативнее? Вполне возможно. Однако перекладывать всю ответственность за происходящее исключительно на украинскую сторону, не давая оценки при этом факту очевидного политического и экономического давления на Украину, просто безнравственно.

Но молчание Тимошенко по поводу действий Москвы не исчерпывает перечень вопросов к политическим лидерам Украины. Мне что-то не попадалось на глаза расставляющего точки над 'i' заявления Народного союза 'Наша Украина'. Что такое? Национальные демократические силы не хотят по призыву лидера 'политизировать переговорный процесс'? Хорошая ширма для группы 'любих друз?в', позволяющая выковыривать дивиденды от бизнеса на российском направлении. Оказывается, ситуация с газом - это еще один повод 'замочить' Тимошенко. А по действиям России - ни гу-гу. Круто.

И уж совсем не понятно молчание принципиального Романа Петровича в отношении заявления лидера партии, входящей в блок Виктора Ющенко, - Анатолия Кинаха. Секретарь СНБОУ, ответственное лицо(!), заявляет о том, что необходимо искать компромисс в газовом вопросе на площадке создания газотранспортного консорциума с Россией. Это не 'нож в спину страны'? Может быть, лучше было бы организовать реальное компетентное обсуждение с подготовленными предложениями на специальном заседании СНБОУ, посвященном этому вопросу? Ведь номинальное газовое СНБОУ прошло под знаком монолога президента, выражающего в очередной раз недовольство анемичностью подготовленного аппаратом Совбеза решения СНБОУ?

Где заявления социалистов? А Владимир Михайлович тоже ограничится невнятным бормотанием по поводу непрофессионализма украинской переговорной стороны или, может, что-то конструктивное предложит, да и оценку действиям стратегического партнера даст?

Поражают близорукостью и 'Регионы'. Допустим, Украина не сможет отстоять свои позиции и Россия таки навяжет повышение газовой цены в разы. Для команды Ющенко этот проигрыш может стать роковым, что способны зафиксировать результаты будущих выборов. По совокупности совершенных ошибок оранжевая команда их проиграет, а Ахметов с Януковичем их выиграют. И, допустим, создадут большинство в парламенте под себя. Но экономические последствия повышения цен на газ догонят именно будущее правительство и сметут его, по прогнозам специалистов, за полгода, максимум - за год. Кроме того, партия 'Регионов' представляет интересы электората, сконцентрированного в промышленных областях Украины, которые соответственно, более всего пострадают от повышения цены на российский газ. Ну, и? Какова задача выразителей интересов крупного промышленного капитала? Разумеется, помогать власти отстаивать условия, при которых рентабельность работы предприятий химической и металлургической промышленности сохранится. Эта задача выполняется? Разумеется, нет. Потому что власть, в смысле - возможная власть, дороже страны и дороже благополучия спонсоров партии. Не говоря уже о благополучии многотысячных коллективов, обреченных пережить, мягко говоря, тяжелые времена.

Создается впечатление, что у украинских политиков нет не только идеологии, которую они представляют, но и страны, которую они должны защищать.

Впрочем, даже не этот факт должен более всего насторожить украинское общество. Консолидировать политикум, по идее, должен был президент Украины. Ибо реальная внешняя угроза (а именно таковой можно считать возможное кардинальное поднятие цены на российский газ) могла бы заставить президента скоординировать усилия по выходу из кризиса. Но Виктор Андреевич в настоящий момент очень напоминает Иосифа Виссарионовича в канун начала Великой Отечественной. Тот, помнится, также не верил, что война Германией будет развязана, поскольку между Москвой и Берлином был подписан договор о ненападении.

За последнюю неделю мне приходилось разговаривать с четырьмя людьми, обсуждавшими с президентом газовую тему. Все четверо, мягко говоря, в недоумении. Всем Ющенко поведал о том, что он через день по 20 минут разговаривает с Владимиром Путиным, что у него замечательные отношения с российским президентом, что они вместе поедут кататься на лыжах в Карпаты и что никакой угрозы для украинской экономики не существует, поскольку повышение цен на газ может быть компенсировано адекватным повышением цен на транзит российского газа по украинской трубе в Европу. По мнению президента, повысив плату за транзит, мы сможем получать за него те же 17 млрд. кубометров. Возможно, если Россия поднимет цену в два раза, равно как и Украина. А если газ вырастет в цене в три, в четыре, в пять раз? А если Туркменистан, последний год неотвязно следующий в российском фарватере, поднимет цену на свой газ? А если Россия поднимет цену на плече транзита через свою территорию? Что думает по этому поводу украинской президент, мне не известно. Известно только, что он призывает Владимира Путина 'быть гуманным, потому что у нас впереди выборы': 'Приходите, тетя Кошка, нашу детку покачать.'

Собеседники Ющенко недоумевают: 'Как он считает, мы не понимаем. Зачем создавать новую посредническую схему вместо 'Росукрэнерго' при переходе на денежную оплату? Почему президент считает, что новая компания поможет решить вопрос дефицита с газом и что россияне пойдут с ним на тот же интимный контакт, что был у них с Кучмой? Благостное настроение президента на фоне четких заявлений 'Газпрома', Путина и Фрадкова означает либо его полное заблуждение относительно происходящего, либо обладание некими эксклюзивными, неведомыми знаниями, которые дают возможность Виктору Андреевичу говорить то, что он говорит'.

Допустим, Ющенко действительно обладает некими знаниями. Однако президенту не стоит забывать о том, что, повышая цены, Кремль пытается: первое - окончательно дискредитировать нынешнюю власть в глазах населения, столкнувшегося с последствиями этого повышения в виде роста цен; во-вторых, изменить внешнеполитический курс Украины; в-третьих, произвести экономическую экспансию на украинскою территорию, за копейки скупив обанкротившиеся химические и металлургические предприятия, продать которые можно будет только русским, способным возобновить рентабельное производство, поставляя на предприятия только им одним доступный копеечный газ; в-четвертых, войти полноправной хозяйской долей в газотранспортную систему Украины; и, наконец, в-пятых, способствуя развитию политического и экономического кризиса в Украине, продемонстрировать всем странам на пост-советском пространстве, чем заканчивается несанкционированное Россией и местной вассальной властью вмешательство народа в выборы.

Фигура украинского президента, вне зависимости от фамилии, но пришедшего к власти не вследствие передачи ее преемнику от предшественника, как это было в России и не вследствие бесконечного продления сроков пребывания на посту, как это происходит в Азии и Белоруссии, - является угрозой в первую очередь для постсоветской метрополии, где гражданам во время выборов отводится бутафорская функция. Победившего на выборах несанкционированного кандидата необходимо дискредитировать результатами его деятельности. Украинский президент сам прошел серьезный путь в этом направлении. Но помочь сократить этот путь Россия, похоже, настроена всерьез. А вы говорите - Буковель?..

Похоже, свои навыки, приобретенные при штудировании рекомендаций Карнеги в КГБ СССР, Владимир Владимирович не забыл. Об этом свидетельствуют как состояние, в котором пребывает наш президент, так и политики первого ряда, с которыми президент России встречался в течение этого года.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день? С российской стороны - четкое намерение использовать газовый ресурс с целью экономического и политического давления на Украину; слаженные действия всех тамошних ветвей власти и сучков оппозиции; активную пропагандистскую кампанию в СМИ и поддерживающее Кремль население, в котором, по данным социологов, на 20 процентов выросли антиукраинские настроения. Кроме того, Россия активно пытается перетянуть на свою сторону ЕС, как основного потребителя своего газа, и Соединенные Штаты. Дистанцирование основных западных игроков от украинско-российской ситуации можно рассматривать как успех российской дипломатии. А поступление экс-канцлера ФРГ на работу в 'Газпром', а экс-министра энергетики США - в 'Роснефть' - в определенной степени объясняет этот успех.

С украинской стороны мы имеем острую интеллектуальную и менеджерскую недостаточность во власти; президента, считающего, что стране ничего не угрожает; испорченные отношения с Туркменбаши и сделавшую для этого немало несостоятельную переговорную команду НАКа; эгоистичную, сконцентрированную исключительно на выборах, политическую элиту; оппозицию, представленную в первую очередь Партией регионов, уверенную в том, что поднятие цен на газ может быть удачно использовано для ослабления оппонентов; парламент, намеренный завалить бюджет и активно обсуждающий в кулуарах рассмотрение вопроса об отставке правительства Еханурова (цель отставки - разбалансировка 'Нашей Украины' и урезание ее результата на 5-7 процентов, которые блоку Ющенко дают премьерский статус первого номера списка. Временно исполняющий обязанности - это не премьер. Следовательно, 'Наша Украина' теряет электорат, который, по мнению и бывших союзников, и, разумеется, оппозиции, распределится между другими политическими силами).

В стране отсутствует даже намек на слаженную информационную политику. Даже в государственных СМИ. Разумеется, не без исключений. Вызывает уважение, например, позиция канала '1+1', потому что это позиция людей, понимающих, что такое национальная безопасность и угроза ей в данном конкретном случае. Но координацией в этой ситуации и не пахнет. А немногие исключения подтверждают правило. Большинство владельцев СМИ участвуют в выборах, ставя личные интересы намного выше общественных и державных.

Сегодня нет оснований говорить, что Украина готова ко всем вариантам развития событий. Сводная таблица из 15 вариантов сопоставления поднятия цен на газ и на транзит, разработанная под руководством министра ТЭК Ивана Плачкова, свидетельствует о том, что кто-то в этой стране пытается работать над анализом ситуации. Но наличие этой таблицы отнюдь не доказывает, что в Украине существует четко разработанный план подготовки ко всем 15 вариантам и амортизации худших из них для экономики страны.

Что Украина может противопоставить российской позиции в данной ситуации? В первую очередь, юридические аргументы. Именно потому в этом номере 'ЗН' мы публикуем статью наиболее компетентных в газовой сфере юристов. Надеемся, что идеями, приведенными в статье, кто-то таки воспользуется.

Во-вторых, детальное штудирование договора о базировании Черноморского флота РФ в Украине может открыть перед Киевом возможность обоснованной (во всяком случае не менее обоснованной, нежели претензии российской стороны на пересмотр договора о поставках газа) постановки вопроса о весьма существенном поднятии арендной платы за базирование ЧФ в Крыму. Правда, для этого необходимо провести четкую инвентаризацию занимаемых площадей и объектов. Семь коробок, с собранными семь лет назад данными до сего момента в Фонде госимущества Украины так до сих пор никто и не распечатал. Учитывая же взметнувшуюся рыночную стоимость арендной платы за землю в Крыму в некоторых местах дислокации ЧФ, Украина может увеличить цены в десятки и даже в сотню раз.

Нельзя исключать, что Кремлю, из коридоров которого так и не выветрился дух холодной войны, будет весьма неприятно услышать о новых условиях функционирования и оплаты работы комплексов противовоздушной обороны, защищающих все 'подбрюшье' России. Эти комплексы расположены в Севастополе и Закарпатье. До сего момента Россия, за жизненно необходимые, согласно ее представлению объекты, платила копейки: 19 процентов от необходимых расходов.

Вполне возможно, что эти и некоторые другие наработки помогут получить украинской стороне частичную финансовую и моральную сатисфакцию. В принципе, у нынешней власти есть немало людей, специализирующихся чуть ли не ежедневно на жестикуляции, призванной обеспечить профилактику 'ячменя' у Владимира Путина: Но если Россия вознамерилась окончательно и бесповоротно продемонстрировать, кто в постсоветском доме хозяин, то уколами, пусть и чувствительными, тут не обойдешься.

Поэтому, в-третьих, президент должен создать антикризисную группу и привлечь в нее в первую очередь юристов, экономистов, специалистов по вопросам энергетики и газа. Словом, всех, независимо от взглядов, национальностей и религиозного вероисповедания, невостребованных профессионалов.

И еще одно представляется совершенно очевидным: замена руководства НАК 'Нафтогаз Укра?ни'. Как сделать этот шаг - решать президенту. Однако в его компетенции поменять верность на профессионализм. Сохранение Ивченко на этом посту, несмотря на совершенные им ошибки и сделанные им вопиюще безответственные заявления, многие склонны объяснять личной заинтересованностью президента в нахождении именно этого человека у руля 'Нафтогаза'.

Параллельно президент мог бы созвать совет олигархов. Но не тех, кто торгует футболистами или сделал капитал на контрабанде водки, сигарет или взятках за кадровые назначения, а тех, кому принадлежат основные производственные мощности страны. Глава государства мог бы четко обозначить рамки, за которые украинская власть не из чувства самосохранения, а из чувства ответственности за сохранение государства переступать не может. Например, неприемлемость варианта газового консорциума с передачей России в собственность части трубы. После этого выслушать все предложения, начиная от условий по необлагаемым налогами ввозу в страну и установке энергосберегающих систем и оборудования до внешних кредитов и займов под гарантию государства. Отдельная тема - повышение газодобычи.

На крайний случай юридическая группа должна подготовить четкий механизм откупоривания золотовалютных резервов страны. Ведь гордиться 15 млрд. запаса на фоне разрушенной экономики будет сложно. В конце концов, эти деньги держатся на 'черный день'. И если он настанет, то должен быть до капиллярного уровня отработан механизм их использования. Точно так же, как может быть подготовлен механизм 'перепрофилирования' средств, вырученных от продажи 'Криворожстали'. Это и есть способность определять приоритеты использования ресурсов. Удастся договориться с Россией о поэтапном повышении цен - нет проблем. Не удастся - значит, к месту падения украинской экономики должно быть натаскано максимальное количество сена: от западных кредитов до золотых запасов и денег 'Криворожстали'. Для того чтобы вынужденные бюджетные изменения могли пройти в парламенте, необходимо именно об этом подписывать меморандумы, а не придумывать, как подписать с каждой из политических сил документ на предмет честных выборов и будущей коалиции.

Угроза извне должна мобилизовать украинскую политическую и экономическую элиту. Сейчас не время тыкать друг другу, упрекая власть в тотальном непрофессионализме, а оппозицию - во все затмевающем реваншизме. Если у России получится то, что она задумала, то ни Виктору Андреевичу, ни Ринату Леонидовичу, ни Юлии Владимировне управлять будет нечем. Газовая атака - реальный прием, а противогаз выдается один на страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.