Сообщение посла России Виктора Калюжного президенту Латвии Вайре Вике-Фрейберге о том, что Москва вроде как ищет 'авторитетных ученых', которые могли бы заняться спорными вопросами в рамках специальной российско-латвийской исторической комиссии, вызвали непонимание в кругах латвийских историков.

Подобные комиссии Россия в свое время образовала с Финляндией, Польшей и Германией. Всякий раз оказывалось, что в Москве на цели комиссии смотрели совсем с другой точки зрения, нежели партнеры. Желания на самом деле объективно оценить исторические события там не было и в помине, так как в глазах России они служили лишь инструментом, с помощью которого можно повернуть трактовку событий в нужном для себя направлении. Например, работу российско-польской комиссии историков автоматически сделало бессмысленной упрямое стремление Москвы занизить 'заслуги' высшего руководства СССР и чекистов в уничтожении польских офицеров в Катыни. Между тем сотрудничество с Германией по историческим проблемам осложняет отказ вернуть немецкие музейные ценности, вывезенные после Второй мировой войны (т.н. 'Beutekunst').

Следовало бы удивиться, если бы в случае с Латвией работу рано или поздно не приостановил вопрос признания факта оккупации, что Россия категорически отказывается делать.

В.Калюжный в газете 'Вести Сегодня' смысл комиссии разъяснил так: 'Этот шаг Москвы направлен на то, чтобы наконец освободить реальную политику от груза прошлого'. В кругах латвийских историков этому не верят. 'Ясно, что России нужна только такая комиссия, которая утвердила бы то, что не было оккупации, аннексии и колонизации. Сомневаюсь в ее целесообразности, но это, конечно, не означает, что по-настоящему научные контакты не нужно развивать. То, о чем здесь идет речь, является самой настоящей политикой в наихудшем смысле этого слова', - указал профессор Айварс Странга.*

Подобным же образом высказался и заведующий Кафедрой новой и новейшей истории Западной Европы и Америки Историко-философского факультета Латвийского университета Инесис Фелдманис: 'Я отношусь к этой идее очень скептически и не поддерживаю ее. Ясно, что Россия хочет достичь своих целей, тогда как добрая воля в урегулировании спорных исторических вопросов нужна только с российской стороны. Крепко сомневаюсь, что для Латвии будут какие-либо позитивные плоды от этой комиссии. В феврале 2000 года мы уже подписали с Россией протокол о намерениях, касающийся издания совместного сборника документов, отражающих события 1940 года. Каждой стороне нужно было написать к нему свое введение, но так как российская сторона хотела, чтобы мы отказались от слова 'оккупация', ничего дальше там не продвинулось. Допускаю, что Россия для того, чтобы завуалировать нежелательные события 20 века, выдвинет на передний план другие исторические этапы'.

Своеобразие данной ситуации придает то обстоятельство, что идею создания российско-латвийской комиссии историков поддерживает министр иностранных дел Артис Пабрикс. Между тем мэтры латышской исторической науки, изучающие события середины 20 века, признают, что речь может идти разве что о какой-нибудь подкомиссии при уже существующей Комиссии историков при президенте Латвии. Такую позицию поддерживает и профессор Антонийс Зунда, исполняющий обязанности советника президента по вопросам истории. Как полагает профессор, инициативу России не следует отклонять сразу, что позволило бы Москве опять упрекать Латвию в 'деструктивности'. Другое дело, если работу комиссии сразу ввести в определенные рамки, с учетом вопроса о доступе к российским архивам, и исключить возможность политизации. Нужно думать, что такая модель вряд ли устроит Москву, так как в этом случае все мероприятие действительно потеряет политическое звучание и превратится в дело историков.

____________________________________________________________

Примечание:

Айварс Странга - специалист по российско-латвийским отношениям и 'еврейскому вопросу', соавтор скандальной книги 'История Латвии. ХХ век'. В начале 2005 года ему было отказано в праве ступить на российскую землю для презентации этого издания в Москве с формулировкой 'за оскорбление российской символики' (в своем комментарии газете 'Диена' он крайне издевательски высказался о процедуре инаугурации президента России).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.