От ареста Ратко Младича зависит судьба Сербии. Эта мысль содержалась в заявлении заместителя госсекретаря США Николаса Бернса, направленном недавно властям в Белграде. Это сообщение было принято всерьез, о чем можно судить и по тому, что сербские власти сразу же активизировали усилия по поиску обвиняемого в военных преступлениях генерала. Министр обороны Сербии и Черногории Зоран Станкович два дня назад сообщил, что он 'разговаривал' с супругой и сыном Младича, что можно однозначно воспринять как давление на Младича через членов его семьи. Это может дать результаты, о чем свидетельствует тот факт, что в прошлом году некоторые обвиняемые Гаагским трибуналом лица добровольно сдались после контактов официальных лиц с их семьями.

Попытки белградских властей подвести Младича к переговорам о добровольной сдаче трибуналу до настоящего времени не принесли никаких результатов, а спорадические акции полиции уже давно 'не удовлетворяют аппетит' главного прокурора международного трибунала. В четверг в Брюсселе в разговоре с верховным комиссаром Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьером Соланой Карла дель Понте еще раз повторила свое мнение о том, что в Сербии Младич находится под защитой армии, и что белградские власти не прилагают достаточно усилий для его поиска и ареста. Она заявила, что хочет предать Младича суду в июле, вместе с остальными обвиняемыми за преступление в Сребренице (город в Боснии и Герцеговине, где вооруженные силы Республики Сербской в 1995 году уничтожили более семи тысяч граждан мусульманской национальности - прим. ред.). Главный обвинитель Международного трибунала потребовала от Соланы усилить давление со стороны ЕС на Сербию и Черногорию и прекратить только что начавшиеся переговоры по Соглашению о стабилизации и присоединению СиЧ к ЕС. Солана обещал серьезно принять ее предложения к рассмотрению, поскольку, как было отмечено после встречи, недовольство Карлы дель Понте властями в Белграде постоянно нарастает.

Последствий этого недовольства боятся и в Белграде, опасаясь возможного 'возмездия', которое в первую очередь могло бы проявиться в приостановке помощи стране по программе Евросоюза, которая является самой важной финансовой поддержкой ЕС. В принципе, Совет министров ЕС в любой момент может заморозить эту программу, если Белград не будет выполнять условия из Соглашения о партнерстве с Европейским Союзом. Одним из ключевых условий этого соглашения является сотрудничество с Гаагским трибуналом.

Министр по правам человека и правам национальных меньшинств Сербии и Черногории Расим Ляич в четверг выразил надежду на то, что переговоры о присоединении СиЧГ к ЕС не будут приостановлены из-за низкого уровня сотрудничества с Международным трибуналом, отметив при этом, что такая опасность все же существует и следует приложить максимальные усилия к тому, чтобы раскрыть сеть пособников Младича, а затем определить и его местонахождение. Ляич добавил, что доводы СМИ о пребывании Младича в России или в Сербии являются 'несерьезными'.

'Мы не имеем ни малейшего представления о том, находится ли Младич в Сербии или за ее пределами. Если кто-то заявляет, что он в России, это так же несерьезно, как и разговоры, что он совершенно точно находится в Сербии. Мы можем с уверенностью сказать лишь о том, что на основе проведенных проверок Младич не был обнаружен в тех местах в Сербии, где его искали', - сказал Ляич.

Известный белградский военный аналитик Зоран Драгишич утверждает, что неспособность властей определить местонахождение Младича могла бы стать отражением абсолютной профессиональной несостоятельности служб разведки, которые по этой причине следовало бы расформировать. Предположения о том, что Младич, подобно хорватскому генералу Анте Готовине, арестованному в другой стране, а именно на Канарских островах, Драгишич считает вполне возможными, но не видит, как обернется для Сербии тот факт, что Младича арестует кто-то другой.

- Я думаю, что в интересах Сербии арестовать Младича своими силами, это даже в интересах сербского правительства, рейтинг которого среди избирателей больше поставят под угрозу санкции, которые могут последовать, если Младича не передадут правосудию, - подчеркивает Драгишич.

Между тем, журналист из Загреба Желько Ператович говорит, что нынешняя ситуация с Младичем напоминает ему происходившее с хорватским генералом Анте Готовиной. 'Несмотря на то, что правительство Иво Санадера (премьер-министр Хорватии - прим. пер.) не признало своего участия в аресте Готовины, утверждая, что его не было в Хорватии, из источника, близкого Трибуналу, мне удалось узнать, что Анте Готовина до сентября прошлого года находился в Хорватии', - утверждает Ператович. 'Ситуация изменилась в тот момент, когда Карла дель Понте обвинила Католическую церковь в его сокрытии. Санадер сразу начал активно действовать и через начальника секретной службы и государственного прокурора практически приказал Готовине покинуть страну. Естественно, Готовина не все время находился только в Хорватии, он также выезжал в Боснию и Герцеговину, чем он, собственно, и напоминает историю Ратко Младича'.

Ператович уверен, что хорватское правительство договаривалось о передаче Готовины напрямую с Карлой дель Понте, а в Евросоюзе хорватским властям в этом вопросе оказывали помощь Австрия, Люксембург, а также Великобритания. Готовине было сначала обещано, что он сможет вести свою защиту, находясь на свободе, однако после его ареста стало очевидно, что это невозможно, и тогда правительство согласилось финансировать защиту, утверждает хорватский журналист. Он добавляет, что учреждено несколько фондов для защиты Анте Готовины, для одного из которых, как стало известно, необходимо 100 000 долларов в месяц.