ВАШИНГТОН, 26 января - В четверг и президент Буш, и руководство Китая выразили единодушную поддержку предложению России разрешить Ирану проводить работы на атомных объектах гражданского назначения с тем условием, что расщепляющиеся материалы должны полностью контролироваться Россией и международными инспекторами.

То, что план в явной и публичной форме поддержан самим Бушем, означает, что предложение России примут и другие влиятельные страны, даже при том, что многие оговариваются: Ирану сделаны существенные уступки, и теперь существует риск, что Тегеран начнет всячески затягивать переговоры, тем временем продолжая производить ядерные материалы самостоятельно. И все же, по словам чиновников, это самая лучшая стратегия для того, чтобы достичь соглашения с Ираном путем переговоров, не потеряв при этом лица.

Как рассказывают официальные лица из США и Европы, знакомые с подробностями российского плана, Иран может не закрывать свой атомный завод в Исфагани, на котором урановое сырье перерабатывается до состояния, готового к обогащению. В прошлом году и Европа, и Соединенные Штаты в один голос говорили, что этого они не допустят. Более того, в соглашении, подписанного между Ираном и Европой в конце 2004 года, было открытым текстом написано, что работа этого завода должна быть прекращена, так как существовала возможность, что Иран перенаправит его продукцию на свои тайные ядерные объекты. Однако в августе работы на заводе возобновились.

В своем выступлении Буш не стал останавливаться на деталях российских предложений, однако источники из США, европейских стран и России, которые, как и все остальные допущенные к переговорному процессу лица, не пожелали, чтобы их имена были названы, так как это могло бы быть квалифицировано как вмешательство в ход переговоров, говорят, что, если они будут приняты, то Иран сможет продолжить работы по переработке 'желтого кека', концентрированной формы урановой руды, в гексафторид урана - ядовитое вещество, из которого с помощью центрифуг можно получить ядерное топливо для реакторов или материал для создания ядерных бомб. Российские предложения уже подвергаются критике за то, что после их принятия Иран может решить, что теперь остальные положения договора, подписанного в ноябре 2004 года с Европой, выполнять тоже не обязательно.

Как считает Дэвид Олбрайт (David Albright), президент Института науки и международной безопасности (Institute for Science and International Security), внепартийной исследовательской организации, внимательно следящей за происходящим в Иране, 'рубикон был перейден' осенью прошлого года, когда Иран начал производство урана.

- Тогда возобновление работ на перерабатывающем заводе сошло иранцам с рук, а теперь все вообще решили, что он уже никогда не будет закрыт, и сняли этот вопрос с повестки дня.

В четверг на пресс-конференции, на которой Буш выразил поддержку российским предложениям, он заявил: 'Иранцы сказали: 'Мы хотим иметь оружие.' На самом деле Иран всегда отрицал, что ставит своей целью создание ядерного оружия, и во второй половине тог же дня официальный представитель Белого дома Скотт Макклеллан (Scott McClellan) разъяснил, что господин Буш оговорился.

- Речь шла о том, как они действуют, - сказал о несколько позже по телефону, - мы опасаемся, что в их намерения входит разработка ядерного оружия под прикрытием мирной атомной программы.

Однако некоторым членам Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) оговорка Буша может дать дополнительный повод думать, что он - по крайней мере, про себя, ведь он неоднократно говорил, что не допустит создания Ираном ядерного оружия - действительно решил, что на самом деле Иран намеревается делать это при любой возможности. В четверг Буш даже не намекнул на возможность военного сценария - наоборот, он сказал, что 'мы активно работаем над продолжением дипломатических усилий, необходимых для того, чтобы послать Ирану ясный и четкий сигнал: 'Ваше стремление получить [ядерное] оружие для нас неприемлемо''.

А тем временем в Вене, где располагается штаб-квартира МАГАТЭ, страсти все накаляются. Там существуют опасения, что, если на следующей неделе совет этой организации проголосует за то, чтобы передать иранский вопрос на рассмотрение Совета Безопасности ООН, Иран может выполнить свою угрозу ограничить сотрудничество с инспекторами и начать полномасштабное обогащение урана. Три года назад инспекторы были выдворены из Северной Кореи, и, как сказал недавно один из высокопоставленных представителей США, 'иранцы внимательно изучили эту модель'.

В случае принятия российских предложений в действие вступит сложный план, по которому Иран будет производить гексафторид урана на заводе в Исфагани, а для обогащения передавать его в Россию. Обогащенный таким образом уран будет поставляться обратно Тегерану для заправки реактора атомной электростанции в Бушере, который строят русские.

Однако к этому плану остается множество вопросов - каков будет масштаб программы, в какой степени в ней будут участвовать иранские инженеры, насколько программа оправдает себя с коммерческой точки зрения. Кроме того, в администрации опасаются, что сама разработка настолько сложной процедуры может занять не один месяц, а за это время Иран сможет сделать существенный шаг вперед.

В беседах с прессой представители России и Европы указывают, что, хотя достигнутые соглашения позволяют сторонам сохранить лицо, для Ирана они не имеют смысла ни в экономическом, ни в технологическом смысле. За обогащение урана Тегерану придется платить - при том, что на объекте, где оно будет производиться, иранским ученым будет запрещено работать.

Есть и чисто технические проблемы. От России (наши источники участвуют в переговорах, поэтому не пожелали, чтобы их имена были названы) поступили сведения о том, что качество уранового газа (гексафторид урана UF6 - единственное устойчивое газообразное соединение урана - прим. перев.), производимого в Исфагани, ниже, чем российского, то есть причин покупать этот газ для самостоятельного использования у России нет никаких.

В среду в интервью журналистам представитель США при МАГАТЭ Грегори Л. Шулте (Gregory L. Schulte) заявил:

- Есть такое мнение, что переработка [ядерных материалов] не относится к их распространению, поскольку в результате не создается никаких материалов, могущих быть использованными при создании оружия. С нашей же точки зрения, переработка - это очередной шаг к технологии обогащения [урана]. Никакие экономические цели здесь не преследуются.

Предложения России с готовностью поддержал Китай. К тому же, китайцы стоят в жесткой оппозиции тем, кто требует применить против Ирана санкции. Это никак не может устраивать Вашингтон, на этой неделе отправивший делегацию очень высокого уровня убедить китайское руководство, что в этом вопросе необходимо идти гораздо дальше.

Во время визита в Пекин главы иранской делегации по ядерному вопросу Али Лариджани (Ali Larijani), официальный представитель министерства иностранных дел Китая Кон Кван (Kong Quan) одобрил предложение Москвы проводить обогащение урана для Ирана на территории России и ясно дал понять, что введение санкций Китай не поддержит.

- Мы считаем, что предложение России - это хорошая попытка прекратить противостояние, - сказал он и добавил, - Мы против того, чтобы под влиянием импульса использовать для решения проблем ввод или угрозу ввода санкций.

Правительство Буша, несмотря на то, что оно ранее уже встало в оппозицию попыткам Ирана перерабатывать урановое сырье в Исфагани, удержалось от того, чтобы заблокировать предложения Москвы.

- Это опасно, но, если они не будут заниматься обогащением [урана], это минимально приемлемый вариант, - заявил Марк Фицпатрик (Mark Fitzpatrick), старший научный сотрудник лондонского Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies).

- Российские предложения - это последняя приемлемая возможность разрешить эту проблему и не допустить ее эскалации, - добавил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.