Die Welt: Вы чувствуете в связи с энергетическим кризисом и недавним украино-российским газовым спором повышенный интерес ваших европейских соседей к Норвегии?

Йонас Гар Стере (Jonas Gahr Stoere): Интерес существовал и до этого. Но, разумеется, теперь к Крайнему Северу, где находятся 25 процентов неосвоенных месторождений энергоносителей в мире, стали относиться внимательнее. Поэтому регион Баренцева моря становится для нас большим вызовом будущего.

Die Welt: Какие при этом самые важные аспекты?

Гар Стере: В первую очередь, различные интересы стран региона, особенно США и России. Кроме того, важно, чтобы в ходе экономического освоения климатически трудного региона Крайнего Севера учитывались экологические аспекты. Там нам необходима единая для всех стран концепция: косяки рыбы, в конце концов, тоже не знают границ. Существующий опыт показывает, что экологические проблемы возникают не при добыче, а при транспортировке.

Die Welt: Как Вы собираетесь поступить? В открытом море трудно добиться исполнения национальных предписаний.

Гар Стере: Речь о том, чтобы ввести минимальные технические стандарты и стандарты безопасности для супертанкеров. Тут нам придется просто еще вести долго переговоры с русскими и надеяться на понимание необходимости защиты природных ресурсов. С другой стороны, мы могли бы изучить вопрос, а не стоит ли нам продлить существующую трубопроводную сеть, соединяющую Скандинавию с Европой, в северном направлении. В результате Европа и Германия как крупнейшие потребители имели бы надежные поставки энергоносителей от надежного партнера и в будущем.

Die Welt: Должна ли Норвегия, будучи таким партнером, продолжать сближение с Европой и вступить в ЕС?

Гар Стере: Мы уже в центре Европы и являемся членами многих организаций, таких, как НАТО. Я отношусь к вступлению в ЕС, принимая во внимание политическую перспективу, позитивно, но должен учитывать, что в Норвегии были два референдума, которые разделили страну и были не в пользу ЕС. Поэтому для нас этот вопрос на повестке дня не стоит.

Die Welt: Для норвежцев вопрос вступления в ЕС с экономической точки зрения не столь важен. Речь, наверное, идет о символическом акте политической интеграции.

Гар Стере: Вопрос в том, какой должна быть Европа. Сильная Европа это культурное многообразие, сохранение значительной части своей идентичности каждой из стран, равноправных, стоящих рядом друг с другом. Было бы большой ошибкой разрушать это. Поэтому я не верю, что появится европейское супергосударство. Впрочем, ЕС в настоящее время пытается проводить одновременно свое расширение и углубление. Иногда возникает впечатление, что к этому не всегда правильно привлекают граждан.

Die Welt: Как должна в таком случае позиционировать себя Норвегия в силовой игре большой 'тройки': России, США и Европы?

Гар Стере: Понятно, что мы, как и прежде, являемся верными и надежными союзниками наших друзей. Одновременно мы стремимся к дружественным отношениям с Россией просто потому, что у нас много общего. Мы обязаны беспокоиться за экологические вопросы и при этом помнить об энергетической политике. Кроме того, есть открытые пограничные вопросы. Но нельзя забывать, что на нашей общей границе уже идет активное сотрудничество. Число пересечений границы возросло за последнее время с нескольких тысяч до более чем 100000 в год. Мы не можем игнорировать Россию в будущем и по этой причине.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.