Между президентами России Владимиром Путиным и Венесуэлы Уго Чавесом установились весьма прочные отношения - в особенности после ноября 2004 года, когда Чавес в третий раз посетил Москву. Каждый из них видит в другом союзника в противостоянии 'однополярной' политике Америки. Как друзьям, так и противникам обеих этих стран необходимо внимательно следить за дальнейшим развитием - или развалом - этого альянса. Тому есть немало причин.

С точки зрения Путина ценность Чавеса как союзника определяется его антиамериканской позицией вкупе с нефтяным богатством Венесуэлы. Кроме того, свою продукцию Венесуэле с большой радостью предложили российские оружейники - ведь до 1999 года, когда Чавес пришел к власти, Каракас покупал оружие преимущественно у США. Причем дело не только в том, что Москва надеется заработать на венесуэльских поставках - выход на Венесуэлу в некоторой мере откроет российской военной промышленности путь и в другие страны Латинской Америки. Ко всему прочему, неприязнь Чавеса к Соединенным Штатам, вне всякого сомнения, даст российским нефтяным компаниям существенно большие инвестиционные возможности в Венесуэле, нежели в случае, если бы американо-венесуэльские отношения оставались в нормальном состоянии.

Взглянем на эту же проблему со стороны Венесуэлы - на сотрудничество с Россией Чавеса подвиг его собственный антиамериканизм - Москва также настраивается все более антиамерикански - а, зарабатывая на экспорте нефти, Венесуэла получила возможность закупать российское оружие и привлекать российские инвестиции.

Только долго ли он продлится, этот медовый месяц? Как и все без исключения двусторонние связи, российско-венесуэльские отношения не существуют вне более широкого международного контекста, и определенные изменения на международном уровне могут повлиять на их развитие самым радикальным образом.

Определенно, существенные изменения произойдут в случае, если улучшатся либо российско-американские, либо венесуэльско-американские отношения. Правда, ни та, ни другая возможность не представляется высокой - по крайней мере, пока Чавес и Путин остаются у власти. Причем пусть имя преемника Путина пока и неизвестно, понятно, что вряд ли его место займет фигура, отношение которой к Америке будет более положительным. Конечно, с Чавесом все по-другому: у Чавеса можно отобрать власть и заменить его проамериканским лидером. Однако пока что его позиции, судя по всему, достаточно крепки.

Более вероятным событием, способным стать источником проблем в российско-венесуэльских отношениях, представляется существенное падение цен на нефть. При более низких ценах на нефть у Венесуэлы будет меньше денег на закупку российского оружия, а у российских нефтяников будет как меньше средств для вложения в Венесуэлу, так и меньше желания их вкладывать. Нельзя забывать и о том, что в случае падения цен на нефть трения между Россией и странами ОПЕК - включая Венесуэлу - неминуемо возросли бы, если бы Россия увеличила экспорт нефти и тем самым не дала бы ОПЕК поддержать цены путем простого ограничения объемов добычи, как она это уже делала в 2001 году. Заметим, что первые два визита Чавеса в Москву в 2001 году, когда цены на нефть были еще довольно низки, так и закончились ничем, однако в 2004-м, когда нефть стала уже значительно дороже, отношения между ним и Путиным расцвели пышным цветом и с тех пор прекрасно себя чувствуют, поскольку их постоянно подогревает нефтяной рынок.

Конечно, при более низких ценах на нефть отношения между Россией и Венесуэлой совершенно не обязательно развалятся, однако удешевление нефти стало бы для них серьезной проверкой на прочность. Правда, нет никакой гарантии, что цены на нефть действительно упадут и тем более что они останутся на достаточно низком уровне в течение достаточно долгого времени, чтобы у Венесуэлы закончились средства на закупки российских вооружений, у российских компаний иссякла мотивация вкладывать свои деньги в Венесуэлу, или чтобы между двумя странами возникли противоречия по поводу согласования российского нефтяного экспорта с позицией стран ОПЕК.

Еще один сценарий, в результате которого отношения между Россией и Венесуэлой могли бы натянуться, заключается в том, что Чавес своими действиями и амбициями может вызвать - или усилить - раздражение других крупных государств Латинской Америки, в частности Бразилии, с которой Москва также пытается работать на сближение. Опасаясь усиления Венесуэлы, у которой в союзниках будет Россия, лидеры других латиноамериканских государств могут обратиться за поддержкой к США - а этого Путин не хочет. Кроме того, если Чавес займет более агрессивную и более амбициозную позицию, у Путина будет уже меньше возможностей его контролировать - ведь по своей воле он вряд ли ограничит или прекратит поставки Каракасу российского оружия, потому что не захочет терять платежеспособного заказчика, у которого есть и альтернативные предложения. И потом, ухудшение отношений с Венесуэлой и другими латиноамериканскими странами может вообще привести к ослаблению российского влияния во всем этом регионе. Правда, и этот сценарий не представляется очень уж вероятным, поскольку общественное мнение Латинской Америки более склонно восхищаться антиамериканизмом Чавеса, нежели задумываться о том, какие у него существуют намерения относительно их собственных стран.

Негативное воздействие на отношения между Россией и Венесуэлой могут оказать и разногласия по вопросу развития отношений с США. Хотя антиамериканскую внешнюю политику проводят и Москва, и Каракас, в рамках отношений между Россией и Америкой еще присутствует некая область сотрудничества, выходить из которой Путин не хочет. Вступать с Вашингтоном в открытое противостояние или устраивать провокации в Москве явно хотят меньше, чем в Каракасе. В Москве сейчас ходят разговоры о том, что Россия, вполне вероятно, может продать Венесуэле истребители МиГ-29, однако о продаже самолетов Су-30, у которых радиус действия больше, вопрос практически не стоит, и вызвано это именно 'обеспокоенностью США'. Естественно, сейчас никто не возьмется сказать, в какой степени эти разговоры отражают реальные взгляды администрации Путина и насколько сильно Чавесу хочется - если вообще хочется - приобрести Су-30. Однако, если Москва не оправдает ожиданий Чавеса в части поддержки в его противостоянии один на один с Америкой, в таком союзнике он наверняка разочаруется. А если учитывать общую склонность Чавеса конфронтировать с Соединенными Штатами, этот сценарий представляется достаточно правдоподобным.

И, наконец, возникновение противоречий между Москвой и Каракасом весьма вероятно по вопросу работы российских фирм в Венесуэле. Чавес, и это хорошо известно, жестко отрицательно настроен по отношению и к неолиберализму, и к глобализации - и то, и другое он считает появлением всемирного американского заговора, - и к американским многонациональным компаниям. Российские компании получили приглашение вкладывать свои средства в Венесуэлу в основном потому, что Чавес не хочет видеть 'изнанку' 'алчных' американцев.

Однако российские компании, хотя в чем-то они, определенно, отличаются от американских, совершенно сходятся с ними в одном, и это 'одно' характерно для всех коммерческих организаций на свете - они работают ради получения прибыли. На словах Москва может сколько угодно поддерживать амбициозные социальные программы Чавеса, но ни 'Газпром', ни 'Лукойл', ни другие российские компании, которые будут вкладываться в Венесуэлу, в них никак не заинтересованы, и со стороны Венесуэлы вполне может развиться тот же негатив, когда латиноамериканцы увидят, что российские компании не менее алчны, нежели их североамериканские собратья. И еще больший негатив может проявить российская сторона, когда она увидит, что отношение к ней со стороны венесуэльского правительства грешит тем же непостоянством, что и его отношение к Западу в прошлом.

Мне представляется, что такой вариант развития событий наиболее вероятен, и трения, которые он вызовет между Россией и Венесуэлой, будут весьма сильны. И та, и другая сторона известны своей негибкостью в вопросах сотрудничества, и поэтому такой сценарий никак не зависит от действий какой-либо третьей стороны, но может реализоваться как простое следствие типичного и для России, и для Венесуэлы узколобого подхода к взаимодействию с другими государствами.

Итак, пока что градус российско-венесуэльских отношений повышается, но есть множество факторов, способных подлить в них ложку дегтя. Пока что интересы Путина и Чавеса совпадают, однако способность и того, и другого избежать возникновения разногласий - возможно, весьма серьезных разногласий - в среднесрочной или даже краткосрочной перспективе представляется довольно сомнительной. Иначе говоря, всем странам, у которых есть интересы в сферах торговли нефтью и вооружениями, а также в игре с региональными альянсами - то есть фактически всем странам, зона интересов которых охватывает весь мир - имеет смысл следить за отношениями Москвы и Каракаса как можно внимательнее.

Марк Н. Кац - преподаватель государственного управления и политологии в Университете им. Джорджа Мейсона (George Mason University)

___________________________________________________________

Избранные сочинения Марка Каца на ИноСМИ.Ru

Роль России в мире ("United Press International", США)

Путин и Португалия ("The Moscow Times", Россия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.