За любую отдельно взятую неделю мы практически везде можем много прочитать о том, как президент России Владимир Путин действует в отношении своих оппонентов в стране, о его конфликте с Украиной из-за поставок энергоносителей, о его осторожном обращении с Китаем, беспокойстве по поводу Ирана и Северной Кореи и недовольстве американской политикой.

Но как же его планы относительно Африки? На слова "Путин" и "Африка" поисковик Google выдает около 40 результатов, причем большинство из них связаны с вежливыми поздравлениями, направленными африканским правительствам из Москвы по случаю Дня Африки в прошлом году. (Результатов было так мало, что поисковая система жалобно поинтересовалась, уверен ли я, что правильно написал ключевые слова.)

Как меняется мир! Если бы вопрос о российской политике и стратегии в Африке был задан лет тридцать назад, когда интерес Советского Союза к континенту и его деятельность там достигли пика, ответ был бы очевиден. Или, возможно, ответов было бы много, но все они говорили бы об одном: Москва живо интересуется Африкой, стремится укрепить свое политическое влияние и распространить коммунистическую идеологию на этом континенте.

Африка, несмотря на свою удаленность, предлагала новые рубежи для продвижения научного социализма, от Ганы и Мозамбика до двух подлинных жемчужин, Египта на севере и ЮАР на юге. Словом, от Кейптауна до Каира. Нельзя было терять ни минуты, товарищи! Как будто в то время было недостаточно наглядных доказательств - советских самолетов, доставлявших боеприпасы африканским государствам, советников из СССР, появлявшихся повсюду, и гордых объявлений "Радио Москвы" о каждом левом перевороте в регионе, - теперь появилось весьма веское документальное подтверждение размаха тех амбиций.

Все они на удивление подробно описаны в последнем томе "Митрохинского архива" [Василий Митрохин, бывший начальник архивного отдела КГБ СССР, в 1992 году перебрался в Великобританию и вывез секретные материалы из архивов КГБ, которые впоследствии стали основой для книги - Прим. пер.], озаглавленном "Мир шел нашим путем: КГБ и битва за третий мир" (The World Was Going Our Way: The KGB and the Battle for the Third World, Baic Books, New York, 2005).

Здесь необходимо пояснить, что в 1992 г. британские спецслужбы переманили сотрудника российских архивов Василия Митрохина на Запад. "Мир шел нашим путем" в основном написан известным кембриджским историком Кристофером Эндрю (Christopher Andrew), но в соавторстве с Митрохиным. Последний был не просто заурядным библиотекарем - в течение многих лет он отвечал за хранение сверхсекретных разведматериалов КГБ.

Как какой-нибудь находчивый слуга из библейской притчи, Митрохин обманывал хозяев, делая для себя копии тысяч конфиденциальных и противоречивых отчетов. В Великобританию он привез нечто гораздо более ценное, чем золотой песок - историю тридцатилетних усилий Советского Союза по распространению влияния марксизма на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, Азии и Африке; историю многих тактических побед и печального стратегического поражения в конечном итоге. Данные "Митрохинского архива" представляют огромный интерес для историков, изучающих период Холодной войны. Для них, желающих рассказать об интригах КГБ в Сальвадоре, Иране, Эфиопии и других странах, архив стал манной небесной. Но вызовет ли эта книга интерес сегодняшнего массового читателя?

Можно ли сравнить ее появление с доступом, который ученые наконец-то получили к архивам британских разведывательных служб 1930-х годов? Да, можно, но выход "Мира" наводит как минимум на пару мыслей о нынешнем состоянии дел в том, что касается Африки и России.

Прежде всего, это мысль о том, что в нынешних бедах Африки, особенно в ее кровопролитных гражданских войнах и неразберихе с границами, нельзя обвинять только Запад, независимо от того, подразумевается ли под этим европейский колониализм, интриги американского ЦРУ или влияние гигантских корпораций из капиталистических стран. Архивы свидетельствуют, что КГБ, прикрываясь поддержкой "национально-освободительных" движений, играл очень большую роль в разжигании уже существовавших этнических и приграничных конфликтов, поддерживал сомнительных и иногда откровенно нацеленных на убийство политических кандидатов и стремился подорвать позиции организаций демократической и либеральной направленности.

Конечно, советские послы и агенты не были настолько наивными, чтобы верить, что лидеры, которым они оказывали поддержку, были ярыми почитателями "Капитала" Карла Маркса (но не был им и товарищ Сталин). Они видели, что большинство их клиентов ничего не знают о международных делах, что они жадны и коррумпированы и что трайбализм у них сильнее ленинизма.

Однако вот с таким неудачным материалом СССР был вынужден работать, ведя битву с Западом за контроль над будущим Африки. И манипулируя этим материалом - поощряя сепаратистские движения, расстраивая открытые выборы и переправляя через границы огромное количество огнестрельного оружия (автоматы Калашникова, минометы и фугасы), - КГБ подрывало и без того неустойчивое положение многих африканских стран. Результаты этого видны и сегодня.

Еще один вывод таков: несмотря на слова о солидарности и сочувствии, разосланные Путиным в День Африки прошлым летом, этот континент просто исчез с экрана российского радара по сравнению с тем, какое место Москва отводила ему во времена Хрущева и Брежнева. То же самое можно сказать практически обо всех регионах, которые раньше покровительственно называли "третьим миром". Учитывая произошедшие на планете перемены и подъем многих азиатских стран, этот термин в любом случае абсолютно устарел.

Но то же самое, по крайней мере, с точки зрения Москвы, можно сказать и о документах "Митрохинского архива", свидетельствующих о масштабных амбициях КГБ в ЮАР и Конго. Потому что Путин - трезвый реалист, и сейчас его все больше заботят трудные соседи и крупные державы на международной арене - Украина, Иран, Китай, Япония, Евросоюз и Соединенные Штаты. Появится ли у России больший интерес к Африке через одно-два поколения, это уже другой вопрос. Но прямо сейчас у нее, очевидно и так дел по горло - это и внутренние политические конвульсии, и сложные отношения с великими державами к востоку, западу и югу, что заставляет страну избегать заглядывать еще дальше. И Путин достаточно умен, чтобы это понять.

Хорошо ли это для Африки? Рефлекторно хочется сказать "да". Чем меньше сверхдержавы вмешиваются в дела Африки, тем меньше местные соперничающие группировки могут надеяться на помощь извне, тем меньше вреда будет нанесено и тем больше, возможно, появится шансов на то, что на смену гражданским войнам придут компромиссы и мир. Тем не менее, очень полезным окажется напоминание, сделанное в замечательной книге Кэрол Ланкастер (Carol Lancaster) "Помощь Африке" (Aid to Africa, University Of Chicago Press, 1999): на протяжении почти полувека игроки вроде США, СССР/России и Китая имели тенденцию сокращать помощь, если не видели от нее никакой политической, стратегической или экономической выгоды для себя, но резко увеличивали ее, как только появлялась возможность материальных преимуществ. В этом отношении внезапный рост интереса и инвестиций Китая в регион от Западной Африки до Судана в последнее время нельзя назвать хорошей новостью. Кроме того, это исказит соотношение сил на местной политической арене и, со временем, вызовет обеспокоенность Пентагона.

Лучший метод способствовать прогрессу Африки на пути к демократии, как теперь признает большинство экспертов, - это проводить стратегию параллельных путей, которая а) призывает африканские сообщества делать все возможное для собственного развития, прививая себе демократию и терпимость, предоставляя больше прав женщинам и девушкам, борясь с коррупцией и проводя кампании против распространения ВИЧ/СПИД, и б) морально поощряет более благополучные государства применять все имеющиеся знания, ресурсы и институты (неправительственные организации, церкви, агентства развития) для сотрудничества с африканскими единомышленниками по восстановлению проблемного континента.

Это не невозможно. Но для этого требуются долгосрочные планы в отношении Африки, а не эпизодические виляния, четкое понимание, где развитие продвигается, а где нет, и серьезные и продуманные инвестиции. В такой комбинированной стратегии нет ничего нового - генеральные секретари ООН говорят об этом уже много лет. Однако, насколько бы щедро или равнодушно мировое сообщество ни ответило на призывы помочь беднейшим странам планеты, можно предположить, что путинская Россия не будет играть в этом серьезную роль. Ее интерес к вторжениям в Африку давно прошел. А ее ведомства, включая преемников КГБ, и без того заняты по горло. Во многих отношениях это не так уж плохо.

Пол Кеннеди - профессор истории, директор исследований международной безопасности Йельского университета. Он является автором/редактором 16 книг и сейчас работает над произведением об ООН, озаглавленном "Парламент человека" (The Parliament of Man).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.