Tuesday, February 7, 2006; A21

Может ли Запад сделать что-нибудь, кроме чреватого губительными последствиями применения силы, чтобы помешать Ирану продолжить работу над ядерной программой? Конечно, может.

Хотя затянувшееся противостояние из-за ядерной программы Ирана поставит перед западными странами серьезные проблемы, включая возможный рост цен на нефть, выгода от предотвращения появления у него ядерного оружия значительно перевесит расходы. Мы бы хотели развеять несколько распространенных мифов на этот счет.

Миф 1: Экономические санкции больше повредят Западу, чем Ирану. Этот аргумент основан на предпосылке, что введение любых санкций против Тегерана приведет к резкому росту цен на нефть, что повредит экономике западных стран и приведет к сокращению общественной поддержки принятым мерам.

Однако, хотя Иран владеет вторыми по величине запасами нефти и газа в мире и занимает четвертое место среди производителей энергоресурсов, он также является чистым импортером нефтепродуктов, включая бензин. А потребление нефтепродуктов в стране растет со скоростью 5,2% в год, то есть гораздо быстрее, чем ее способности наращивать нефтеперерабатывающие мощности. Таким образом, санкции, которые помешают Ирану импортировать, скажем, нефтепродукты и в том числе бензин могут вызвать резкий сбой в его экономике. Что еще более важно, возникший дефицит несоразмерно скажется на слоях, поддерживающих президента Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad), - на низшем среднем и низшем классах городского населения и на военнослужащих.

Без сомнения, западным странам тоже придется заплатить определенную цену, если в ответ Иран решит сократить или остановить добычу нефти. Однако это вряд ли продлится долго, поскольку в условиях санкций страна еще больше будет нуждаться в доходах от экспорта нефти, чтобы сохранить власть. По мере ухудшения экономической ситуации в Исламской республике в результате санкций, правительство будет вынуждено ввести бесплатные раздачи товаров и государственные пособия, чтобы сохранить лояльность армии и населения.

Более того, если разыграть нефтяную карту таким образом, чтобы вызвать значительный рост цен на нефть, Иран окажется в изоляции как на Ближнем Востоке, так и в ОПЕК. Большинство других мировых производителей сырья, включая Саудовскую Аравию, Венесуэлу и Россию, считают, что постоянный рост цен может в конечном итоге привести к сокращению доходов от нефти, потому что может вызвать уменьшение ее потребления на Западе. В долгосрочной перспективе такие скачки цен могут поощрять инвестиции в энергосбережение и развитие альтернативных источников энергии, как это было после нефтяных потрясений 1970-х годов.

Миф 2: Россия и Китай никогда не поддержат санкции. Хотя для того, чтобы убедить эти две страны поддержать санкции, потребуется время и определенные усилия, они все же вряд ли станут верными союзниками иранского режима.

Стратегически Россия мало заинтересована в поддержке Ирана. Возможно, она считает его полезным инструментом, уравновешивающим влияние США на Ближнем Востоке, но в долгосрочной перспективе ей стоит опасаться иранской ядерной программы гораздо больше, чем Европе или Соединенным Штатам. Поддержка Ирана исламских фундаменталистов-террористов на Ближнем Востоке и в Средней Азии - это прямая угроза интересам России на территориях, которые входили в состав советской империи и которые Москва по-прежнему считает своей сферой влияния. Хотя роль честного посредника между Ираном и Западом несомненно отвечает целям администрации Путина по повышению престижа и влияния страны, московские политики вполне реально оценивают угрозу, которую Иран представляет для долгосрочных интересов России. Хотя Россия готовая искать компромисс, который позволит ей спасти репутацию, она вряд ли будет поддерживать Исламскую республику до самого конца.

Китайцы тоже вряд ли помешают введению серьезных санкций, особенно если им придется делать это в одиночку. Хотя Китай собирается сделать значительные капиталовложения в нефтегазовую отрасль Ирана, маловероятно, чтобы он захотел из-за этого рисковать отношениями с США и Евросоюзом. Кроме того, Пекин считает, что, хотя он, несомненно, должен выражать свое мнение по важным геополитическим проблемам, он еще не готов самостоятельно противостоять давлению западных стран в жизненно важном для них вопросе.

Миф 3: Иран может ответить на санкции иррациональными нападками на Израиль и других союзников США. Одно из самых опасных представлений об Иране заключается в том, что эта страна действует иррационально и возглавляется людьми, не просчитывающими потенциальной цены и результатов своих действий. Но на самом деле, хотя, конечно, можно усомниться в логике, которой руководствуются иранские лидеры, стремясь получить ядерное оружие, к достижению своих целей иранцы идут абсолютно рационально.

Так, Иран обострял конфликт постепенно в течение двух лет, затягивая переговоры с "европейской тройкой". Недавно, когда возможность передачи иранского ядерного досье в Совет безопасности ООН возросла, иранцы осторожно прощупали возможность раскола между западными союзниками, предложив возобновить переговоры с Европой. Иранское руководство педантично культивирует союзников в Индии и Китае, заключая с ними выгодные нефтяные контракты, а также установило контракт с еще одним изолированным ближневосточным государством - Сирией. Даже выбирая момент для последнего обострения ситуации, Иран остановился на времени, когда его главной противник в регионе, Израиль, стоял перед перспективой политического хаоса. Ни один из этих шагов нельзя назвать иррациональным.

Кажущееся балансирование Ирана на грани войны, сравнимое, например, с действиями Северной Кореи, также желающей стать ядерной державой, идет не от иррациональности, а от ощущения, что страна обладает значительными рычагами влияния на Запад благодаря своей нефти. Прежде чем сделать любой шаг, Иран тщательно просчитывает возможную реакцию противников на различные провокации и в соответствии с этим строит свою политику.

Открытая конфронтация с Ираном из-за ядерного оружия - это сложная ситуация, и привлекательных сценариев в ней мало. Однако вполне можно предпринять некоторые шаги, чтобы изменить представление Исламской республики о выгодах, которые ядерная программа принесет ей. И хотя многие из возможных вариантов окажут серьезное влияние на мировую экономику, последствия для Ирана будут гораздо более тяжелыми.

Мел Левин - бывший член Палаты представителей от Демократической партии от штата Калифорния, работает в международной юридической компании. Алекс Туркельтауб и Алекс Горбански - управляющие директора консалтинговой компании в сырьевой сфере Frontier Strategy Group.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.