15 февраля 2006 года. Европейский Союз (ЕС) храбро возвращается обратно на минное поле кавказской политики, движимый вновь усилившейся озабоченностью в отношении надежных и диверсифицированных источников снабжения энергоносителями после неожиданных перебоев, вызванных спором между Россией и Украиной из-за цены на природный газ и газопроводов.

Комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер (Benita Ferrero-Waldner) в среду, накануне своего первого официального визита в Грузию, Армению и Азербайджан позднее на этой неделе, заявила: "Год 2006-й должен стать годом, который переключит наши партнерские отношения на более высокую передачу".

Ее визит должен дать новый старт осуществлению плана действий ЕС в трех бывших советских республиках, механизма, который имеет целью содействовать их экономической интеграции с ЕС и налаживанию политического сотрудничества между этими тремя странами.

Переговоры ЕС натолкнулись на препятствие в прошлом году, когда Кипр возразил против прямых полетов между Азербайджаном и контролируемым Турцией Северным Кипром. Но это всего лишь один из многих политических барьеров, которые усложняют ЕС осуществление его стратегии интеграции.

Азербайджан и Армения остаются в состоянии очень холодного мира, несмотря на новый этап переговоров с целью разрешить вопрос о спорной территории Нагорного Карабаха. Нелегкий мир все еще сохраняется, но отношения Армении с Турцией (кандидатом в члены ЕС) остаются горькими по причине воспоминаний о "геноциде армян" в Оттоманской империи 90 лет назад. В последние 14 лет турецко-армянская граница остается закрытой.

Напряженные и запутанные отношения между Грузией и Россией являются еще более трудными, учитывая, что российские "миротворцы" все еще находятся в мятежной грузинской провинции Южная Осетия. Грузинский президент Михаил Саакашвили в прошлом месяце высказал мнение, что его стране грозит аналогичный энергетический шантаж после того, как в результате "случайных взрывов", как их охарактеризовала Москва, в середине очень суровой зимы были нарушены поставки российского природного газа в Грузию. Грузия сейчас ведет переговоры с Ираном о строительстве альтернативного газопровода как раз тогда, когда "евротроица" (EU-3) в составе Великобритании, Франции и Германии проголосовала за то, чтобы передать иранское ядерное досье в Организацию Объединенных Наций (ООН) для возможного принятия санкций.

Россия по-прежнему считает Кавказ своим задним двором, регионом, критически важным для своей безопасности, и поставки российских энергоносителей теперь используются не только для получения максимальной коммерческой выгоды, но также и для продвижения российских интересов безопасности. А страны ЕС как крупнейший покупатель российских энергоносителей, а также и как главный поставщик иностранных инвестиций в Россию испытывают неоднозначные чувства в отношении проведения слишком агрессивной политики на Кавказе.

Но Азербайджан является крупным источником нефти, а нефтепровод через Грузию к Черному морю является очевидным маршрутом для подключения Европы к энергетическим резервам Средней Азии, снижая в то же время зависимость Европы от поставок энергоносителей из России. Прилагая все усилия к тому, чтобы снизить риски для отношений с Россией, ЕС почти не имеет выбора, как только стать крупным игроком в кавказской политике - роль, которая, по всей вероятности, будет укрепляться, когда начнутся переговоры о приеме в ЕС Турции. Когда Турция войдет в состав ЕС, кавказские страны окажутся на границе этого альянса.

Более того, ЕС работает в том же направлении, что и Организация Североатлантического договора (НАТО), если уж не рука об руку с этим возглавляемым Соединенными Штатами союзом. Президент Саакашвили на этой неделе в своем послании парламенту о положении дел в республике сказал: "Грузия находится на пороге приема в НАТО". Он объявил, что его страна станет полноправным членом НАТО в 2008 году и получит формальный статус кандидата до конца текущего года.

"Границы Грузии станут границами НАТО", - сказал Саакашвили. Это его высказывание, очевидно, было рассчитано на то, чтобы рассердить Россию. Он также заявил, что неназванные внешние силы пытаются аннексировать части суверенной территории Грузии - угроза, которая, по его словам, требует "соответствующей международной реакции".

Москва, напротив, обвиняет правительство Саакашвили в провокациях против своих "миротворческих сил" в Южной Осетии и в Абхазии, двух традиционно грузинских провинциях, где Грузия обвиняет Москву в поддержке сепаратистских режимов. В последние несколько дней грузинская военная полиция задержала в зоне конфликта троих российских офицеров. После того как Грузия ввела на территорию Южной Осетии дополнительные подкрепления, южноосетинские силы были подняты по тревоге, а российские миротворцы отгородили блок-постами местные грузинские деревни.

Перед своей поездкой на Кавказ г-жа Ферреро-Вальднер встречалась с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым для переговоров, которые касались главным образом ХАМАС и Ирана, но позднее она подтвердила, что обсуждалась также ситуация на Кавказе. Г-жа Ферреро-Вальднер сказала своему российскому визави, что российско-украинский энергетический спор в январе с.г. явился для ЕС "сигналом тревоги", в результате чего энергетическая безопасность стала одним из главных приоритетов внешней политики ЕС.

В то время как ЕС пытается получить все сразу, а именно, сохраняя хорошие отношения с Россией, играть более значимую роль на Кавказе, Грузия стремится форсировать проблему. Грузинский парламент на этой неделе принял резолюцию, которая прямо обвиняет Россию в попытке аннексировать две сепаратистских провинции, тогда как в то же самое время пророссийская оппозиционная партия "Справедливость" в Грузии угрожает свергнуть грузинское правительство с помощью "крапивной революции" (revolution of nettles).

Таким образом, частью миссии г-жи Ферреро-Вальднер станет проталкивание плана ЕС по разрядке обстановки посредством замены продолжающейся 13 лет "миротворческой" операции России в Южной Осетии на международный контингент в основном гражданских миротворцев, главным образом полицейских, которых выделят страны ЕС, а также небольшого военного компонента. В настоящее время в Южной Осетии находятся депутаты Государственной Думы РФ, которые предостерегают, что вывод российских войск приведет к вторжению Грузии и гражданской войне. Грузинский министр обороны также усилил напряженность своими воинственными интервью по телевидению, в которых он объявляет, что Южная Осетия будет возвращена под управление Грузии до конца нынешнего года.

Короче говоря, миссия ЕС на Кавказе представляется очень рискованной, а предполагаемая повестка экономической интеграции будет, скорее всего, сокрушена националистической риторикой и бряцанием саблями. Некоторые дипломаты ЕС пожимают плечами и говорят, что после работы на Балканах в последние 15 лет ЕС начинает привыкать к опасно нестабильной обстановке. Это в общем-то правильно, однако балканские войны дважды требовали военной интервенции Соединенных Штатов для восстановления мира; к тому же, на Балканах нет нефти, и ЕС не нервничал по поводу безопасности своего снабжения энергоносителями. Поэтому на Кавказе ставки кажутся тревожно более высокими.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.