В понедельник начались ирано-российские переговоры, на которых обсуждается инициатива России по обогащению иранского урана на российской территории.

Предложение Москвы считается последним шансом для Ирана избежать доклада в Совете Безопасности по его ядерному досье и возможного применения санкций.

Возникает интересный вопрос: что в этой ситуации выгодно Израилю?

Хочет ли Израиль, чтобы иранцы согласились на российское предложение, таким образом, вероятно, окончательно обезопасив себя от применения санкций? Или же Иерусалим тайно надеется на то, что иранцы окажутся столь же несговорчивыми, как в прошлом, и откажутся от предложения России, благодаря чему совет управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), выслушав еще один доклад по Ирану на своем очередном заседании 6 марта, в конце концов передаст этот вопрос на рассмотрение ООН.

Ответ неясен. В Иерусалиме нет единого мнения по вопросу того, что на данном этапе было бы лучше для Израиля.

С одной стороны, Израиль уже несколько месяцев лоббирует передачу вопроса на рассмотрение Совета Безопасности для вынесения решения о санкциях. Однако в Иерусалиме озабочены тем, что потеряно слишком много времени, и теперь между достижениями Ирана в разработке ядерных технологий и дипломатическими усилиями, направленными на ее прекращение, пролегла пропасть.

Придерживающиеся этой точки зрения считают, что даже если досье будет представлено ООН, нет уверенности в том, что санкции будут применены до того, как иранцы получат ноу-хау для самостоятельной разработки ядерного топливного цикла. Для Израиля время "Ч" настанет именно в тот момент, когда у Ирана будет ноу-хау и возможность создавать ядерное оружие, а не когда он действительно создаст его.

Между позицией Израиля и значительной части других стран имеется существенное различие: по мнению Израиля, Иран находится в опасной близости к разработке собственного ядерного топливного цикла, так что его вряд ли остановят дипломатические усилия.

Те, кто последовательно придерживается этого мнения, считают, что будет лучше, если иранцы примут предложение России, каким бы несовершенным оно ни было - поскольку, таким образом, они лишатся ядерного топлива, требующегося для создания ядерного оружия.

Однако, очевидны и отрицательные стороны такого сценария. Обогащение урана - это процесс, при котором производится топливо, пригодное и для ядерного оружия. В Иерусалиме сомневаются в том, что россияне выполнят все свои обязательства и не позволят иранцам получить доступ к топливу или ноу-хау. Помните, что это те же самые россияне, которые в понедельник принимали у себя представителей Ирана и движения ХАМАС - двух сил, стремящихся к уничтожению Израиля.

Так что, является ли Россия той страной, которой вы бы хотели доверить ядерные сокровища Ирана?

Кроме того, Израиль [так в тексте - прим. пер.] и Россия неодинаково понимают обогащение урана на российской территории. Иран хотел бы, чтобы его ученые получили доступ к российскому обогатительному оборудованию, против чего возражает Россия. Однако, Москва, по всей видимости, не против того, чтобы научно-исследовательские мощности остались в Иране, чего опасается Израиль.

В силу этих и других негативных факторов кое-кто в Иерусалиме тайно надеется на то, что Иран отвергнет российское предложение, а его досье отправится в Совет Безопасности, который, наконец, сделает однозначное заявление.

Согласно такому мышлению, если иранцы примут предложение России, а МАГАТЭ решит в марте не передавать иранский вопрос в Совет Безопасности, то будет утрачен момент для оказания давления на Иран со стороны международного сообщества, готовность к которому мучительно созревала последние несколько лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.