Поездка Владимира Путина в Пекин на церемонию открытия во вторник "Года России в Китае" является ключевым элементом эволюции геополитической экономики, с которой приходится иметь дело Америке.

Пятнадцать лет назад, после распада Советского Союза, ни Россия, ни Китай сами по себе не могли эффективно соперничать с Соединенными Штатами. Помимо военной и экономической мощи, способность распространять "мягкую силу" американской культуры и широкое восприятие за рубежом как "силы добра" сделали Америку колоссом с тефлоновым покрытием.

Китайско-российское сближение началось, когда Цзян Цземинь (Jiang Zemin) и Борис Ельцин, лидеры двух отталкивающих режимов, пытавшихся подавить внутреннее недовольство в Китае и в России, соответственно, со страху бросились в объятия друг друга и в 1996 году создали "стратегическое партнерство и сотрудничество" как форму взаимной поддержки.

Эти бывшие империи начали поиски путей удержания под контролем неспокойных территорий еще во времена китайской династии Цин и российской династии Романовых, когда те впервые встретились в 17-м веке.

С момента создания нынешнего союза множество официальных лиц с обеих сторон не раз заявляли, что этот союз "не направлен ни против какой третьей страны". Однако просто невозможно не видеть ощутимых выгод для Китая и России от совместного выступления в качестве стратегического противовеса Соединенным Штатам.

В то же время одной из главных заявленных целей китайско-российского союза является создание многополярного мира, который подразумевает, что Америка делит свет рампы с другими актерами, а не выступает в роли унилатералистской "звезды".

Политики в Вашингтоне ломают голову над тем, как им относиться к возвышению Китая и к роли России, помогающей как своему соседу, так и, в конечном счете, самой себе вернуть уважение мирового сообщества на путях соперничества с Соединенными Штатами.

Когда Путин будет находиться в Пекине, ему придется следить за тем, чтобы не попасть в целый ряд ловушек в момент, когда "стратегическое партнерство и сотрудничество" вступает в свое второе десятилетие. Большинство аналитиков удивились бы, если бы сторонам удалось заключить действительно радикально меняющее нынешний статус-кво публичное соглашение в любой из перечисленных ниже областей.

Объектом главного внимания всех наблюдателей является энергия. Тут вопрос упирается во взаимные обязательства по строительству трубопровода, которые должны быть закреплены формальной сделкой. На прошлой неделе посол России в Китае обещал, что его страна в 2006 году отправит в Китай 15 млн. т сырой нефти, немногим более десятой части потребностей Китайской Народной Республики (КНР) в импорте в 2005 году.

Компании "Транснефть" и "China National Petroleum Corporation" ведут переговоры, но их завершение зависит от целого ряда факторов: точки, где нефтепровод пересечет китайскую границу; расчетного времени завершения строительства; полной пропускной способности нефтепровода; а также, что всего важней, финансирования проекта.

Россия годами держит Китай на натяжном крючке в вопросе окончательного заключения этой стратегической сделки. Если Путин и его люди станут требовать новых "исследований", ссылаясь на окружающую среду или масштабы всего проекта, это будет означать, что Китай все еще недостаточно "умаслил" Россию.

Следующей областью китайско-российского сотрудничества, в которой можно ожидать каких-либо важных шагов, является текущая ядерная дипломатия. Китай и Россия давно уже подпитывают северокорейские и иранские ядерные амбиции. Обе страны положили в карман прибыли от недальновидных сделок, связанных с подготовкой технических специалистов, которые могут найти себе применение не только в мирной атомной энергетике.

Этот вопрос очень хорошо иллюстрирует компонент равноправного партнерства в китайско-российском сотрудничестве. Россия играет лидирующую роль в отношениях с Ираном, а Китай ее поддерживает. Они меняются ролями в отношениях с Северной Кореей, где Китай играет господствующую роль, а Россия удовлетворяется вспомогательной функцией.

Областью, которая показывает склонность обеих стран к недостаточной прозрачности, является военное сотрудничество. В 2005 году Китай и Россия провели большие совместные военные учения. Их министры обороны выдали это мероприятие за подготовку к борьбе с терроризмом.

Большинство военных аналитиков считает, что Китай пытается заполучить новые системы оружия для испытаний, примерно так же, как берут для испытательной поездки автомобиль в салоне дилера. КНР имеет всего один источник получения современного оружия и военной техники - Россию. Европа и США ввели эмбарго на продажу Китаю вооружений с того момента, когда он в 1989 году повернул оружие своей армии против собственного народа.

Есть множество других граней давнишних китайско-российских отношений, за которыми стоит проследить: новые шаги в направлении расширения состава Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которую Китай спонсирует в Средней Азии (и в которой участвует Россия); любые совместные заявления по Японии, с которой как Китай, так и Россия имеют уходящие вглубь истории территориальные споры; плюс любые упоминания о расширении двусторонней торговли, не связанной с тем, что Россия станет отправлять в Китай больше природных ресурсов.

Китай, несмотря на риторические отрицания, расправляя крылья, дожидается возможности вернуть себе свое историческое положение господствующей на планете державы. Нервничающее коммунистическое руководство КНР усматривает свое выживание как господствующей партии в своей способности соединить вместе дешевые и безропотные трудовые ресурсы, продолжающееся вливание иностранного капитала и новую националистическую идеологию, основанную на эксплуатации ресурсов (людских и природных), чтобы осуществить в стране "научную революцию".

Хотя Китай продолжает заявлять о своей лидирующей роли как развивающейся страны третьего мира, это такая страна, у которой достаточно амбиций и богатств, чтобы позволить себе программу пилотируемых полетов в космос. Партнерские отношения России с Соединенными Штатами заставляют многих гадать, чем она делится с Китаем и за какую цену.

В конце концов, именно Путину предстоит осуществить самый деликатный акт балансирования. Китай хочет бросить вызов господствующему положению Соединенных Штатов на планете, но, после Монголии, последним рубежом является российская территория.

Ленин однажды сказал, что "капиталисты готовы продать нам веревку, на которой мы их повесим"; России в своем партнерстве с китайцами, вполне возможно, придется столкнуться с тем же вопросом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.