ЛОНДОН - Во вторник цены на нефть снова взлетели, почти побив абсолютный рекорд. Тому немало поспособствовало правительство Боливии, приказавшее военным захватить месторождения природного газа и нефтеперерабатывающие заводы. Опасения, что теперь, когда ситуация с предложением на энергетическом рынке сложная, а цены растут, и другие страны будут использовать запасы энергоносителей в качестве политического оружия, соответственно, усилились.

В понедельник левый президент Боливии Эво Моралес (Evo Morales) отдал военным приказ занимать месторождения и заводы, объявил их национализированными и пригрозил вообще запретить работу в стране тех иностранных компаний, которые не согласятся переоформить контракты на добычу нефти и газа. По новым соглашениям правительство получает контроль над добычей и оставляет за собой большую, чем раньше, часть прибыли. Уже во вторник на Нью-йоркской бирже цена на нефть выросла на 91 цент и составила $74,61. Рекорд (без поправки на инфляцию), был установлен 12 апреля и составил $75,17 за баррель. Также выросли цены на мазут и природный газ.

- Еще десять лет назад события [в Боливии] не вызвали бы такого скачка, потому что в целом по миру предложение было достаточно велико, - считает Фил Флинн (Phil Flynn), аналитик по энергетике и вице-президент чикагской компании Alaron Trading Corp. - Но сегодня погоду на рынке диктуют продавцы, и каждая страна, которая экспортирует хоть немного, пытается превратить экспорт в звонкую монету. Это очень опасная тенденция.

Причем Боливия - не первая на этом пути. До нее были и другие.

Венесуэла. Президент Уго Чавес (Hugo Chavez), известный своими антиамериканскими настроениями популист, требует значительно повысить лицензионные и налоговые отчисления иностранных энергодобывающих компаний, работающих в его стране. Некоторым компаниям он также угрожал конфискацией активов.

Одновременно Чавес проводит политику 'нефтяной дипломатии', в противовес влиянию США в Латинской Америке и Карибском бассейне: Кубе, Аргентине, Бразилии, Уругваю, Парагваю и еще двенадцати странам он предлагает поставки нефти по ценам ниже рыночных.

Эквадор. Месяц назад в Эквадоре был принят закон, по которому нефтяные компании обязаны отдавать государству как минимум половину прибыли, полученной от продажи нефти по цене выше определенного значения.

Россия. Президент России Владимир Путин укрепляет контроль государства над газовой монополией 'Газпромом' и нефтяной компанией 'Роснефть'. 'Газпром' в начале этого года в результате отсутствия договоренности о ценах на газ прекратил поставки топлива на Украину, а недавно его генеральный директор Алексей Миллер заявил, что, если страны, обеспокоенные тем, что 'Газпром' получит возможность диктовать цены, блокируют планы наращивания его европейских активов, 'Газпром' начнет активно выходить на новые рынки.

Россия пытается использовать свою монополию на газ и огромные запасы нефти в качестве политического оружия. Одним странам она обещает снижение цен, другим грозит прекращением поставок.

- Взгляд Путина на энергетическую безопасность - это 'безопасность для России', - указывает Фрэнк Веррастро (Frank Verrastro), директор исследовательской программы по энергетике вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

- Он понял, что ['Газпром'] можно использовать в собственных политических целях, - вторит ему Флинн. - Вся власть перешла к главам этих стран.

Кроме того, в дипломатический скандал из-за своей ядерной программы оказался втянут Иран, стоящий четвертым в списке поставщиков нефти на мировой рынок. По поводу того, станут ли для них санкции ООН поводом к приостановке отгрузки нефти при и без того сложной ситуации на рынке, иранское правительство до сих пор высказывается противоречиво. Например, во вторник заместитель министра нефтяной промышленности М. Х. Нежад Хоссениан (M.H. Nejad Hosseinian) предсказал, что к зиме цены на нефть могут вырасти до ста долларов за баррель. Как говорит Флинн, 'думаете, Иран еще продвигал бы свою ядерную программу, если бы в мире было миллиарда четыре баррелей запасных добычных мощностей'?

Относительно Моралеса, по словам Фрэнка Веррастро, пока довольно рано говорить, преследует ли он политические цели, как президент Венесуэлы Чавес, или просто хочет выкачать из работающих в Боливии нефтегазовых компаний побольше денег. Однако 'он явно учится на примере Чавеса, и это не может не беспокоить', - отмечает Веррастро.

Как считает Гвин Принс (Gwyn Prins), профессор Колумбийского университета, приехавший из Нью-Йорка преподавать в Лондонскую экономическую школу (London School of Economics), страны, в которых идет национализация нефтегазовых ресурсов и которые допускают использование энергетики в качестве политического инструмента, рискуют задрать цены слишком высоко.

- Так можно просто зарезать курицу, несущую золотые яйца, - полагает он. - Мир найдет альтернативу.

Франция, Италия, Великобритания и другие страны Западной Европы уже отреагировали на угрозу, скрытую в словах российских газовиков, и объявили о внедрении новых энергетических инициатив и о перемещении основных усилий на ядерную и другие виды альтернативной энергетики.

По словам Принса, президент США Буш также призвал страну выйти из нефтяной зависимости, чтобы когда-нибудь не оказаться с положении заложников в руках стран, уже сегодня представляющих собой угрозу.

____________________________________________________________

Дорогая нефть - это надолго ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.