Занимающая второе место в мире сталелитейная компания "Arcelor" решила пойти на все, лишь бы не допустить враждебного поглощения со стороны мирового лидера в производстве стали "Mittal Steel", который недавно выступил с более щедрым ценовым предложением на сумму 32,9 миллиарда долларов. Что значит это "все", стало понятно в пятницу, когда люксембургская компания нашла что-то вроде рыцаря-избавителя в лице "Северстали". Если сделка по такому внезапному приобретению российского производителя стали компанией "Arcelor" окажется успешной, то все усилия "Mittal Steel" по созданию глобальной стальной империи влияния станут лишь достоянием истории.

Хорошо это или плохо - решать акционерам двух частных компаний (более подробно мы расскажем об этом позднее). Однако вся эта история очень показательно говорит о сегодняшнем состоянии европейского бизнеса. К сожалению, состояние это далеко не лучшее.

Та безвкусная риторика, которая использовалась на всем протяжении битвы за "Arcelor", продолжалась и в пятницу, когда было объявлено о сделке с "Северсталью". Председатель правления "Arcelor" Йозеф Кинш (Joseph Kinsch) назвал владельца контрольного пакета акций "Северстали" Алексея Мордашова, который получит, по меньшей мере, 32 процента укрупненного "Arcelor", "настоящим европейцем". Намек поняли все, поскольку основатель "Mittal Steel" Лакшми Миттал (Lakshmi Mittal), управляющий своей роттердамской компанией из Лондона, индиец по происхождению. Стоит вспомнить, что глава "Arcelor" Ги Долле (Guy Dollе) вслед за выдвижением "Mittal Steel" своего ценового предложения в январе месяце назвал этот сталелитейный гигант "компанией, полной индусов", пытающейся купить его фирму за счет "monnaie de singe" - или, в переводе с французского, "монопольных денег" (буквально это словосочетание переводится с французского как "обезьяньи деньги").

Однако происхождение господина Миттала может оказаться не такой уж большой проблемой в сравнении с его отважными усилиями по разрушению господствующего антикапиталистического консенсуса политиков. Он не спрашивал разрешения у боссов "Arcelor" и у французских властей, когда представлял свое предложение собственникам этой компании. Похоже, что и акционеры не возражали против увеличения цены их акций на 78 процентов после действий "Mittal Steel" по поглощению. Конечно, в Европе не существует как таковой проблемы со слияниями. Посмотрите на поспешно созданный альянс между энергетическими гигантами "Gaz de France" и "Suez", чтобы отразить попытку поглощения последнего итальянской компанией "Enel" - этаким "гадким" европейцем. Однако именно самоуверенность господина Миттала вызвала раздражение некоторых политиков. Главы правительств Люксембурга и Франции поспешили осудить тактику Миттала, в которой "правит закон джунглей". И с другой стороны, те же политики выступили на стороне "хорошего" европейца Мордашова.

Ирония всего этого заключается в том, что спаситель "Arcelor" сам является очень похожим на Миттала капиталистическим ковбоем, но только он с дикого русского востока. Господин Мордашов не обычный олигарх. Он парень из провинции, превративший металлургический завод, где работали его родители, в крупную компанию. 40-летний бизнесмен владеет несколькими иностранными языками, и он искренне заинтересован в своем бизнесе, чего нельзя сказать о других его российских согражданах-миллиардерах. Однако Мордашов вовремя вцепился зубами в свой кусок пирога в ельцинскую эпоху срочной распродажи ценной российской собственности. Кроме того, он правильно вел себя по отношению к Кремлю после того, как шесть лет назад туда пришел Владимир Путин. Прежде чем дать компании "Arcelor" возможность купить часть "Северстали", он заручился поддержкой президента. Жак Ширак может только мечтать о такой власти над промышленностью.

Отдавая Мордашову такой значительный пакет акций, "Arcelor" по сути дела сам продается ему, а не наоборот. Господин Мордашов хочет поднять свою долю до 45 процентов. Акционеры "Arcelor", которым, за исключением Герцогства Люксембургского, понравилось предложение "Mittal Steel", могут сделать вполне разумное предположение о том, что теперь их компанией будут управлять из Кремля.

Теоретически акционеры могут проголосовать "за" или "против" предложения "Mittal Steel" или соглашения о слиянии с "Северсталью", и тогда вся игра будет закончена. Однако руководство "Arcelor", которое никогда не делало тайны из своей боязни за собственную судьбу в случае перехода компании под контроль "Mittal", не намерено предоставлять этому сталелитейному гиганту такой возможности. Оно предлагает довольно необычный процесс голосования, в ходе которого потребуется большинство голосов акционеров, чтобы отвергнуть сделку с "Северсталью". Но в то же время, такого большинства для утверждения данной сделки не понадобится. Различие здесь не только формальное. Обычно на общих собраниях акционеров присутствует менее половины владельцев "Arcelor", поэтому больших усилий для принятия решения о слиянии не потребуется.

В эпоху транснациональных слияний в проигрыше оказываются акционеры. Здесь на память приходят попытки Мадрида не дать компании "E.On" выкупить испанский энергетический гигант "Endesa". Вместо этого Испания предпочла менее щедрое, однако более выгодное с политической точки зрения предложение "Gas Natural". Вспоминается также вся вашингтонская словесная демагогия, направленная против китайской нефтяной компании, вознамерившейся купить "Unocal Corp".

В случае с "Arcelor" руководство может играть в свои игры с акционерами благодаря принятому два года назад закону ЕС о слияниях и поглощениях. Для его принятия понадобилось десятилетие напряженных дебатов. Закон предоставляет каждому государству-члену Евросоюза право устанавливать собственные правила защиты от недружественных захватов и поглощений. К ним относятся и меры предотвращения или удорожания нежелательного поглощения (так называемые "ядовитые пилюли"). Для принятия таких мер руководству компании не требуется одобрение акционеров. В своей первоначальной версии закон устанавливал правила, в соответствии с которыми менеджменту "Arcelor" пришлось бы в открытую рассматривать предложения "Mittal Steel" и "Северстали".

Последний поворот событий в длящейся уже давно мыльной опере под названием ""Mittal Steel" - "Arcelor"" может сыграть на руку давним устремлениям господина Мордашова стать ведущим игроком на мировом рынке стали, а также более свежему стремлению господина Долле сохранить свою должность. Однако довольно прохладная реакция акционеров говорит о том, что список победителей очень невелик, и туда, похоже, не войдут владельцы компании "Arcelor".

___________________________________________________________

Русская рулетка компании "Arcelor" ("The International Herald Tribune", США)

Приключения иностранного инвестора в России ("The Wall Street Journal", США)

Стальное "сердце" российского миллиардера ("The Globe And Mail", Канада)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.