Гудбай, Америка!

Часть третья

Когда официальные лица американской администрации соперничали друг с другом в антииранской риторике, было понятно, что второй "Бури в пустыне" пока не предвидится. Последние несколько недель шум поутих. Теперь американцы все больше говорят о желательности мирного урегулирования проблемы иранской ядерной программы.

Это и настораживает. Можно предположить, что в Вашингтоне пришли к единому мнению, и только ждут удобного случая, чтобы затеять очередную авантюру в районе Персидского залива.

Самуэль Бергер (Samuel R.Berger) - бывший советник по национальной безопасности при президенте Клинтоне, нынешний руководитель консалтинговой фирмы Stonebridge International считает:

"Доктрина Буша коренным образом изменила характер внешнеполитической стратегии США. Она сформировалась под влиянием трагических событий 11 сентября, когда Америке пришлось расстаться с иллюзией своей неуязвимости. И кто бы ни был на месте Буша, ему пришлось бы решать проблемы этой радикально изменившейся реальности: объективно главным приоритетом новой стратегии стала борьба с терроризмом.

Вторая задача, на выполнение которой нацелена доктрина Буша, вполне логически заключается в недопущении попадания ОМУ в руки террористов и "государств-изгоев".

Появление на мировой арене такого фактора как негосударственный терроризм, заставило изменить классическую "модель сдерживания", успешно функционировавшую в качестве стратегии национальной безопасности на протяжении двух столетий. Террористов-самоубийц не сдержать угрозой ответного ядерного удара.

Однако президент Буш пошел еще дальше, распространив идею борьбы с терроризмом на государства, входящие в так называемую "ось зла" (Ирак, Северная Корея, Иран). При этом речь шла о превентивном использовании военной силы, если "угроза национальной безопасности неминуема".

Согласно доктрине Буша, всем "проблемным государствам" должен быть предъявлен ультиматум - либо отказаться от попыток создать или заполучить ОМУ, либо ожидать превентивных силовых действий со стороны США".

Конференция "Новая американская стратегия безопасности и мира",

28-29 октября 2003 г., Вашингтон, США.

Президент Буш оказал медвежью услугу США. Конечно, повод для глобализации внешних угроз после 11 сентября 2001 года был, причем, реальный. Но это вовсе не означало, что Соединенные Штаты могут взять на себя всю ответственность за то, какие государства будут оценены как "хорошие", а какие - как "плохие". Субъективизм был заложен в самом принципе оценки того, является ли государство террористическим или нет. Примечательно и то, с какой предвзятостью отобраны страны: Ирак-Северная Корея-Иран.

Так называемая "ось зла", куда раньше входил СССР. Две страны Персидского залива и Северная Корея, которая при всем своем желании не может играть ключевой роли в геополитике. Если внимательнее присмотреться к оси, то неровен час - поймешь критерий, по которому отобраны страны. Руководители перечисленных государств резко критически оценивают действия США по наведению глобального мирового порядка. Уточню, порядка, в той версии, в которой это понимает Буш и его администрация. Не говорю, правопорядка, ибо это слово никак не вяжется с тем, что сегодня делают в мире США.

Если "угроза национальной безопасности неминуема", США могут превентивно использовать военную силу. Такая доктрина очень опасна. В первую очередь, это касается того, с каких позиций и по каким критериям оценивать неминуемую угрозу Соединенным Штатам. Позиция удобная: США сами оценят степень угрозы, и сами же нанесут упреждающий удар.

А что думают по этому поводу мировое сообщество, Организация Объединенных Наций, другие международные организации? Ни одно из международно признанных объединений в вопросе оценки угрозы национальной безопасности США не участвует. Практически не участвуют.

Формально Соединенные Штаты даже передали иранское ядерное досье в Совет Безопасности ООН, однако сомневаюсь, что Буш отслеживает реакцию на него за стенами ООН.

Принцип ясен: выдержать формальные условия международного участия, а потом сделать все по своему разумению.

Россия вслед за США дала себе самой право на превентивные удары. Авианалет российских ВВС на Панкисское ущелье в Грузии - яркий тому пример. Прецедент американцами создан, боюсь, со временем подобные односторонние действия могут предпринять все страны, обладающие достаточными интеллектуальными, военно-техническими и людскими ресурсами. На очереди Китай, Пакистан, Евросоюз и. . . Не приведет ли такая практика наделения себя самого правом на упреждающий удар к заведомому тупику?

Соединенные Штаты, если быть до конца последовательными, должны в скором времени добавить в список стран-изгоев Венесуэлу и некоторые другие государства Латинской Америки, которые на глазах "левеют".

Судя по всему, в администрации Буша никто не хочет анализировать ситуацию в мире и сделать хотя бы попытку понять, почему антиамериканизм становится идеей-фикс для большего числа стран. По сути, причины этого лежат в самих Соединенных Штатах, нарушающих один международный договор за другим в стремлении добиться желаемого соотношения сил в мире.

"У сторонников доктрины Буша существуют и другие идеи, способные вызвать большие сомнения, - продолжает Самуэль Бергер. Например, они полагают, что "целевая коалиция" является более полезным внешнеполитическим инструментом, чем устойчивый долгосрочный союз.

По их мнению, хотя международная поддержка и желательна, но, в крайнем случае, можно обойтись и без нее. При этом главным инструментом продвижения национальных интересов в мире признается военная сила, а не дипломатия и другие возможности так называемой "мягкой силы".

Сегодняшняя нерадостная ситуация в Ираке - не результат ошибочных решений, а следствие реализации доктрины Буша на практике.

Чем раньше мы поймем, что в Ираке Америка имеет дело с классическим проявлением партизанской войны, тем лучше для нас. И от того, что мы построим новые больницы и мечети, сопротивление не прекратится.

Еще ряд вопросов к сторонникам доктрины Буша. Как они собираются действовать в отношении стран, которые все же намерены стать членами ядерного клуба? Что они предпримут, если Северная Корея продолжит создавать ядерное оружие? Важно ли для Америки уважение со стороны мирового сообщества и что они понимают под словом "уважать"? Каким образом США собираются сыграть роль мирового лидера?".

Целевая коалиция, созданная, сначала, в ходе военной операции в Афганистане, а потом и в Ираке, ничего кроме фикции из себя не представляет. И даже, по большей части, формальный подход к коалиционным обязательствам, лишь мешал американским военным действовать более эффективно и мобильно. Страны, чем-то обязанные официальному Вашингтону, "отметились" в коалиции, а затем без лишнего шума ретировались из зон повышенного риска.

Удивительно и то, что общественное мнение стран-участниц коалиции было настроено против участия их военных в авантюрах, затеваемых американской администрацией. Этот фактор был почти на поверхности, и не заметить его было нельзя.

Несет ли Буш персональную ответственность за то, что сегодня происходит в Ираке?

С точки зрения Бергера, да, несет.

Может ли Буш стабилизировать ситуацию в Ираке?

По Бергеру, однозначно "нет".

И как лично Буш понимает слово "уважение"?

Бергер уверен, что до Буша смысл этого слова еще не дошел.

Если вообще дойдет. . .

Четвертая часть

"Некоторые считают, что критиковать правительство во время войны, - говорил на конференции "Новая американская стратегия безопасности и мира" 28-29 октября 2003 года в Вашингтоне, США, президент фонда ВЕК (The Century Foundation) Ричард Леоне, - значит играть на руку врагам Отечества.

Мы же полагаем, что, во-первых, свобода слова - один из основополагающих принципов демократии, а, во-вторых, - конструктивная критика только поможет избежать серьезных ошибок в будущем.

Нынешнее руководство проводит политику "перманентного ЧП" и одновременно не хочет вести диалог с обществом. Нет ничего непатриотичного в том, что оппозиция и СМИ требуют от него открытости и подотчетности.

Бездумная поддержка политики превентивных войн не является признаком большого патриотизма. Подобный "патриотизм" не сделает нацию более сильной, а жизнь в стране более безопасной".

Не нужно думать, что в администрации Буша не понимают прописных истин, однако большие сомнения насчет здравого смысла и прагматичности умозаключений, исходящих из Белого дома, все же имеются. Возможно ли в условиях "перманентных ЧП" проводить политику, отвечающую национальным интересам США?

Главное, понимать, что подразумевается под термином "национальные интересы". После террористических атак 2001 года Буш полностью пересмотрел внешнеполитическую доктрину США, сделав упор на военно-техническом превосходстве американцев над остальным миром. Логика превентивных ударов по странам-изгоям стала оправдываться "национальными интересами США" или угрозой "национальным интересам США".

Как бы то ни было, но ощутимая смена ориентиров в пользу грубой военной силы создала в мире ситуацию, близкую к глобальному тупику.

В какой-то момент Джордж Буш-младший ощутил себя человеком, от воли которого зависят судьбы мира. Диалог с обществом ему не нужен, ибо сама процедура избрания президента США содержит в себе элементы необъективности. Выборщики, за голоса которых и идет борьба, не есть отдельно взятый гражданин США. Они представляют или группу граждан, или одну из частей прослойки американского общества. Отсюда возникает ряд проблем, первая из которых, почти абсолютная власть президента США. Да, именно абсолютная, несмотря на гордо декларируемые американцами противовесы в лице конгрессменов и сложившейся двухпартийной системы.

Почему в те моменты, когда эти самые противовесы должны сработать, их фактически заклинивает?

Почему конгрессмены, подозревая администрацию Буша в нечистоплотности по отношению к мотивам начала войны в Ираке, упорно продолжают выделять по запросу президента миллиарды долларов налогоплательщиков на проведение военной акции?

Почему находящаяся в оппозиции Демократическая партия не инициирует акцию, подобную той, которую получил в свое время за "Уотергейт" Ричард Никсон?

Все эти вопросы имеют место быть. Противовесы не работают лишь в одном случае: когда противовесу невыгодно идти против президента. В самом слове "невыгодно" нет и капли от демократических принципов, где ключевыми являются те же ранее декларируемые "национальные интересы".

Можно предположить, что конгрессмены и представители Демократической партии (в большей своей части одно и то же - прим. А.А.) наивно полагали, что данные американской внешней разведки на предмет наличия или возможного наличия оружия массового уничтожения в Ираке вполне обоснованы. В том-то вся и суть, что "наивно полагали". В вопросах объявления войны или угрозы объявления войны в вышеприведенных фактах не должно быть и тени сомнения.

То есть, оппозиция должна была точно знать, имеет или не имеет ОМП режим Саддама Хусейна. В любом другом случае все эти "игры в войнушку" могут обернуться когда-нибудь большой бедой.

Версия о том, что оппозиции выгодно, когда Буш делает ошибку за ошибкой, а она (оппозиция - прим. А.А.) стимулирует данный процесс, неплохо ложится на ту цепь событий, которые предшествовали американской агрессии в Ирак, и сегодня, когда американцы пытаются стабилизировать ситуацию в этой арабской стране.

Одно дело "Уотергейт". Демократы поймали республиканцев за руку, когда те нарушали основные демократические принципы (прослушивали штаб-квартиру Демпартии - прим. А.А.). Разумеется, демократия победила, народ удовлетворен, и истина восторжествовала. Но ведь в истории США были и моменты, когда никто так и не понял, восторжествовали ли демократические принципы, или их грубо нарушили. Это к тому, как расследовали дело об убийстве президента Джона Кеннеди.

Сегодня в случае с администрацией Буша, ее глобальными гегемонистскими устремлениями, и неумением находить общий язык со стратегическими и нестратегическими партнерами происходит примерно то же самое.

В США уже никого не волнует вопрос: была ли бомба у Хусейна или ее вообще не было. Волнует другое: с какими политическими, материальными и моральными издержками выйдут США из района Персидского залива. И еще более пессимистичное - смогут ли когда-нибудь выйти?

"Мы нарушаем межгосударственные соглашения и подрываем авторитет международных организаций, - откровенно заявила на конференции "Новая американская стратегия безопасности и мира" эксперт по проблемам внешней политики института Brookings Сюзан Райс, - а своей высокомерной политикой односторонних действий оттолкнули от себя большую часть мирового сообщества. Иными словами, в нас видят гегемона-эгоиста, а не нацию-лидера, действующую во благо всего мира. Необходимо реально повернуться лицом к проблемам и чаяниям иных народов и наций. Нужно научиться прислушиваться и стараться понять, что заботит людей за пределами США. Нельзя решить проблему национальной безопасности, когда добрая половина населения земного шара живет меньше, чем на 2 $ в день".

Естественно, эгоизм США появился не на пустом месте. И первая, и вторая мировые войны прошли на европейском континенте, не коснувшись непосредственно США. Находясь на расстоянии океана от очагов напряженности, американцы привыкли к мысли, что все мировые катаклизмы касаются кого угодно, но не их. Поэтому резкую смену психологических установок, произошедшую после 11 сентября 2001 года, можно понять - Америка сильно испугалась.

Испугалась того, что ее неуязвимость подорвана, причем, на территории двух ключевых американских городов - военном центре Пентагоне и бизнес-центре Нью-Йорке. Испуг предполагает неадекватные действия. Односторонние действия США можно охарактеризовать как последствия сильного испуга.

Райс права в том смысле, что США не могут себя чувствовать в безопасности, пока в мире существует бедность. Однако сегодня нет никаких предпосылок к тому, чтобы в видимой перспективе решить эту глобальную проблему. Но проблемы США после 11 сентября 2001 года носят многогранный характер.

"Следует признать, что, свергнув с помощью военной силы деспотичный режим Саддама, - утверждал на конференции Ричард Холбрук, - мы настроили против Америки большую часть мусульманского мира и столкнулись, по сути дела, с джихадом с его стороны. Я очень сомневаюсь, что администрация Буша понимает, какого зверя она разбудила и, что ей делать дальше".

Террористическая угроза со стороны Бен Ладена и других стала для США идеей-фикс. Можно ли жить в условиях постоянного нервного стресса? И как бороться с международным терроризмом?

Мы не можем заменить им (террористам - прим. А.А.) мозги, - подчеркивала на той же конференции Джессика Штерн, работавшая в аппарате советников по национальной безопасности при президенте Клинтоне и в Совете по международным отношениям, автор книги "Террор во имя Бога" (Terror in the name of God), - но мы вполне способны сокращать их "питательную среду", из которой они рекрутируют новых "воинов джихада".

Необходимо сбить волну антиамериканизма в исламском мире и в "государствах-неудачниках". А для этого требуется не периодически оказываемая гуманитарная помощь, а долгосрочная стратегия поддержки и развития этих стран, постоянная борьба с мировой бедностью.

Взаимодействие с "государствами-неудачниками" должно стать одним из элементов нашей стратегии национальной безопасности".

Или Америка повернется лицом к остальному миру, освободившись от идеи американской исключительности, или остальной мир отвернется от США, что чревато еще большими проблемами, на фоне которых события 11 сентября 2001 года покажутся лишь началом большой войны. Развернутой самими американцами. . .

Продолжение следует

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.