'Что продают и что покупают?' Под таким заголовком аналитический центр редакции 'Джорджиан таймс' продолжает публикацию статей. Наша цель - анализ тех основных причин, по которым остаются нерешенными по сей день значительные внутренние и внешние проблемы Грузии.

Одно дело - самоотверженная попытка, а другое - результат. Когда нет результата, значит, или непригодны средства для достижения цели, или непонятна суть данной проблемы.

В таком случае выход возможен только при условии взаимного сопоставления многообразных взглядов и соображений. На политическом языке это подразумевает допущение плюрализма, а на языке рыночной экономики - шанс выбрать из широкого ассортимента лучший товар.

За минувшие 15 лет власть в своем подходе к некоторым коренным политическим вопросам утвердила такой непроходимо-безальтернативный стереотип, что 'вносить' на политической рынок отличные от официоза взгляды столь же бесперспективно, как и нереализуемо, а подобные попытки - проигрышны. Поэтому ниже мы попытаемся разобраться лишь в том, каким образом и какой политический товар нам 'продают'.

Проамериканская ориентация

Проамериканская ориентация относится к ряду тех политических товаров, о которых речь шла в предыдущих статьях.

Эта политика принята в Грузии однозначно и безапелляционно. Мировой историей подтверждена политика ориентации остальных стран на победившее, успешное и сильное государство. Так было и тогда, когда по приверженности жизненному порядку Римской империи различали варварские и цивилизованные народы.

Так было и в истории Великобритании, и, представьте, даже в период пика мощи Советского Союза. Раскол мира надвое в период холодной войны тоже был обусловлен именно двумя могучими государствами. Короче говоря, по такому порядку жил и живет мир.

После холодной войны выбор проамериканского политического курса значительной частью государств объясняется двумя реальными и крайне важными факторами: во-первых, США сегодня по всем меркам - одно из супергосударств.

США устанавливают и диктуют правила игры, содействуют и направляют на остальном мировом пространстве процессы утверждения американских стандартов демократии и свободы.

Во-вторых, США - гарант безопасности, покровительства и помощи тем государствам, которые подчиняются их правилам игры.

Разница в качестве гарантий зависит не только от того, насколько сильно тяготеет к США то или иное государство, а в первую очередь от того, в какой степени соответствуют эти страны стратегическим целям Америки. А стратегические цели США хорошо известны (это официально признают и сами Соединенные Штаты) - полное подчинение России и ее возможных партнеров.

Исходя из этого, можно сказать, что судьба действительно 'улыбнулась' государствам, находящимся в географической близости с Россией. У них появилась перспектива попасть в так называемую 'санитарную зону'. А если учесть и то, что страны, переживающие переходный период, очень нуждаются в покровительстве и помощи, тогда следует с гораздо большим пониманием отнестись к их 'американизации'.

Грузии в этом отношении 'повезло' больше всех. Кроме вышеназванных условий, наша страна приобретает для США и значение форпоста. Географически у нас непосредственная близость с Россией, и вместе с тем мы находимся в эпицентре крайне противостоящих региональных сил.

Если к этому добавить и политическую 'философию' нашей власти, что Грузия, оказывается, с древнейших времен была европейской страной, что у нас с США есть исторически-культурное сходство и что Россия вырвала нас из Европы, куда мы снова должны вернуться и т.д., тогда можно сказать, что мы - самые самоотверженные проамериканцы и что дивиденды нам тоже причитаются более высокие.

Подробнее о том, что мы получили и что получим, - несколько позднее. Впрочем, оценивать результаты полученного придется и будущим поколениям, а пока коротко коснемся того, к чему может привести ориентация на сильного.

Как мы отметили в начале этой статьи, история (особенно история нашей страны) подтверждает факты ориентации на сильное государство остальных стран. Но надо сказать и о том, что для многих из них, тем более для маленьких стран, это оказалось роковым.

Некоторые страны вообще исчезли с карты мира, некоторые слились с другими, а еще какие-то от постоянной переброски туда и обратно так устали и истощились, что потеряли собственное лицо.

Это всегда диктовалось и диктуется не только непредусмотренными мировыми политическими процессами, но, в первую очередь, безграничным стремлением к могучей стране.

Проамериканизм, как понятие и как политика, означает жить и действовать чужими интересами, и в этом нет ничего предосудительного.

После того как Грузия обрела государственную независимость, она должна была обязательно позаботиться о поддержке со стороны того государства, которое обеспечило бы ей надежную безопасность, и, что немаловажно, сделало бы менее болезненным переход нашей страны на новую систему. Конечно же, проамериканизм был и остается одним из реальных способов решения этих двух главнейших задач.

Первый президент независимой Грузии не успел четко определить собственную политическую ориентацию. Но то, что он успел сделать, не дает основания утверждать, что для него был приемлем проамериканизм.

Политическое сознание Звиада Гамсахурдия было в той же степени далеко от голого прагматизма, в какой было проникнуто романтизмом национальной независимости.

Проамериканизм получил четкое выражение в шеварднадзевский период, отмеченный балансированием интересов России и США в Грузии.

Но оказалось, что тактика балансирования настолько затянулась, что и России, и США надоело находиться в непонятном положении. Поэтому Россия тоже согласилась на американский вариант 'революционного' сценария - отправить Эдуарда Шеварднадзе на пенсию.

Преодоление неясности в этом вопросе - несомненная и видная заслуга нашей нынешней власти. Теперь проамериканизм у нас и однозначный, и всеобъемлющий. Проамериканской стала не только внешняя политика, но и в целом государственная стратегия.

Это заметно и по настойчивым попыткам перевести на американский лад нормы нашего жизненного порядка, правовых и культурных ценностей и в целом наш менталитет. Иногда для достижения этой цели власть не брезгует прибегать и к различным средствам давления. С этой точки зрения, проамериканизм в Грузии перешел все границы.

Такую оценку кое-кто может счесть безосновательной, однако достаточно приглядеться немного внимательнее, чтобы разобраться в кажущейся и реальной политике власти.

Хачапури и чисбургеры Макдональдса, 'Боржоми' и 'Кока-кола', хинкали и хот-дог, грузинский фольклор и рок-музыка - эти и другие подобные сопоставления не определяют национальное и проамериканское, как думают некоторые политики. А определяет то, на какую систему ценностей опираются проводимые в стране реформы, чему мы отдаем предпочтение - национальному или чужеземному, что соответствует нашим постоянным интересам и что нуждается в модификации.

В первую очередь, от этого будет зависеть, по каким правовым и политическим, морально-нравственным, культурно-религиозным нормам продолжит жизнь новое поколение - наше будущее, т.е. насколько мы сумеем сохранить нашу национальную самобытность.

Но отвечает ли сохранению национальной самобытности разбазаривание стратегических объектов и сырья (суть этого вопроса не поймет лишь та страна, которой непонятен сам феномен национального), изъятие истории Грузии из учебных курсов, безграничный поток непристойной, морально не приемлемой для нашего народа культурной продукции, снижение научного и образовательного уровня?! Об этом и многом другом разговор еще будет в последующих наших статьях.

Вполне понятно, что ответить на эти вопросы можно только тогда, когда грузинский народ раз и навсегда определится в своих фундаментальных и неизменных национальных интересах. Это станет залогом единения нашего народа и откроет возможность избирать ту власть, которая служит подлинно национальным интересам.

Конечно, было бы достаточно ограничиться ориентацией только во внешней политике, чтобы обеспечить Грузии безопасность в той мере, в какой ей реально что-то угрожает.

Тем самым мы смогли бы защитить наши фундаментальные и постоянные интересы. Но из-за того, что мы переступили необходимую грань, правильнее говорить не о проамериканской ориентации Грузии, а об ее американизации.

Поскольку американизация создает угрозу нашей самобытности, то грузинскому народу трудно будет свыкнуться с таким политическим товаром, а это, бесспорно, вызовет новые, более болезненные процессы. Что ж, как говорят, одно из лучших средств унять боль - это смех.

А теперь давайте на минуту представим настрой и менталитет тех людей, кто с целью добиться власти и собственного благополучия беспрерывно курсируют за океан, и ради того, чтобы завоевать хотя бы временное доверие, не стесняется жертвовать национальными интересами и лебезить перед новыми хозяевами.

Лидеры почти всех политических партий поодиночке и вместе 'гостят' у высокопоставленных чиновников Белого дома. Цель одна - убедить их в своей верности интересам Америки.

Эти искатели власти критикуют друг друга и там, и здесь, в Грузии. И, в конечном счете, позиция Белого дома оказывается для наших избирателей обязательным мерилом оценки деятельности и власти, и оппозиции.

Так же, как сейчас, мы ездили и так же поступали в Исфагане, Стамбуле, Москве. Наверное, так же будем ездить в Токио, Пекин и т.д. (Боже упаси, чтобы снова довелось прежним образом ездить в Москву).

Когда же, наконец, мы удосужимся заняться Грузией? Чтобы здесь, среди нас, прояснить наши постоянные интересы? Ведь ни Россия, ни США, как и любая другая страна, не смогут защитить наши фундаментальные интересы, даже если захотят. Подобное желание даже трудно представить, тем более в отношениях с таким странами, которые, как наша, не имеют постоянных и неизменных национальных интересов.

Каждый народ независим в той мере, в какой ему удается отстаивать собственные национальные интересы (в этом случае не имеют значения размеры и вес государства). Это аксиома, и никакой лестью и угодливостью стране - 'покровителю' мы не добьемся реальной независимости.

Именно политикой, соответствующей национальным интересам, а не служением чужим интересам достигли фактической независимости и прогресса страны, меньше нашей. Более того, в эпоху холодной войны почти все государства мира были вынуждены, ради обеспечения собственной безопасности, примкнуть или к западному, или к восточному блоку. Но при этом большинство из них не пожертвовали своими национальными интересами и не приняли ни американизм, ни коммунизм. Не говоря уже о тех странах, которые сумели обрести даже статус 'неприсоединившихся'.

Яснее ясного, что для США Грузия - это, в первую очередь, выгодное стратегическое пространство. Если бы это было не так, Америка, безусловно, дала бы соответствующую оценку кажущейся демократии и полицейскому режиму, утвержденным нынешней властью Грузии.

Хотя американцы - прагматики, и для них гораздо приемлемее стабильность в граничащей с Россией Грузии, обеспеченная пусть даже тоталитарной системой, чем реальная демократия, которая может ограничить механизмы управления Грузией извне. Это явно подтверждается 'американскими' оценками действующей власти Грузии.

А вообще-то больше всего удивляет, что американские друзья не видят, что сегодня большая часть нашего народа уже хорошо поняла, какую цель преследует американская военная помощь, почему не строятся в Грузии предприятия, почему не поступают иностранные инвестиции, почему и за что платят здешней власти зарплату оттуда, почему растет число безработных, почему из всех сфер общественной жизни одним махом изгнали старшее поколение и т.д.

Именно с учетом заинтересованности США в нашем пространстве, вполне можно было соблюсти меру в проамериканской ориентации и при этом отстоять постоянные национальные интересы.

Трудно поверить, что и сама Америка ждала от нас большего. Но сейчас американцы уже хорошо разобрались и в нашей философии чрезмерного гостеприимства, и, наверное, также и в том, что мы пытаемся перекроить нашу историю и жизнь так, чтобы они (американцы) чувствовали себя у нас, как в собственной стране.

А все это означает, что американизация - требование не Америки, а внутренняя потребность и основа существования нашей власти и конъюнктурных политиков.

В свое время мы так же 'прижались к груди' России, а когда опомнились, стали искать и по-прежнему ищем причины нашего поведения не в собственной политике, а в России. Поэтому и очутились чуть ли не в трагикомической ситуации: упрекнуть Россию - почему, мол, так поступила со мной? - значит, выговаривать за то, почему у нее есть свои национальные интересы. Не окажемся ли мы в подобной же ситуации и в отношении американцев?

До тех пор пока мы не прояснили наши национальные интересы, не следует удивляться ни Америке, а тем более обижаться на 'предложенную' ею модель, которая обещает вначале вступление в НАТО, а затем восстановление территориальной целостности Грузии. Также без удивления надо воспринимать многие факты вмешательства во внутренние дела нашей страны.

Цинично, когда те, кто доволен подобной политикой, негативно оценивают политику царя Ираклия Второго. Если их аргумент заключается в том, что Ираклий не сумел предвидеть действия вначале царя, а затем и коммунистической России, тогда как нас можно убедить в вечной правильности сегодняшней политики?! (думается, тому, кто еще не попытался разобраться в фундаментальных интересах Грузии, обязательно придется прочесть оригинал именно Георгиевского трактата, а не делать с высоты сегодняшнего дня выводы на основе комментариев тех или иных лиц).

Самое главное все же в том, что нынешняя проамериканская внешняя политика сама по себе проста и схематична и выполняет функцию рупора, которую можно выразить следующей формулой: степень противостояния с Россией равна степени проамериканизма, а степень проамериканизма определяет уровень и содержание наших отношений с непроамериканскими странами.

Если так будет продолжаться и дальше, наверное, и смех уже не сможет нас излечить. И не исключено, что придется принимать серьезные болеутоляющие средства. Во всяком случае, мы не думаем, что Армении, Казахстану, даже Туркменистану угрожала бы подобная опасность. Не говоря уже о Германии и Франции, которые сумели в условиях проамериканизма отстоять фундаментальные национальные интересы.

Как видно, мы не удосужились учесть ни собственный опыт, ни опыт других стран, а пока мы теряем время, на политическом рынке обстановка все более осложняется.

Несмотря на актуальность, проамериканизм в Грузии как политический товар постепенно становится для всех политических субъектов трудно реализуемым. Торговля одним и тем же товаром требует большого умения, труда и энергии, тем более что не удается обновить его ни внешне, ни по содержанию.

Соответственно, уменьшается спрос на него потребителей (избирателей). Для компенсации этого положения власть нередко прибегает даже к запретным методам, пытаясь вынудить население приобрести тот товар, который она предлагает. Однако, несмотря на это, ситуация на политическом рынке существенно не изменяется. Активизация антироссийской политики с тем, чтобы проамериканская политика пользовалась большей поддержкой, вызывает обесценивание самой проамериканизации и ужесточение политики России в отношении Грузии.

А причина этого опять-таки в просроченной и неправильной, схематичной и доведенной до примитивизма политике нашей власти. Этим же обусловлена и 15-летняя история нашего вращения в одном и том же кругу и бега на месте. Разница лишь в том, что в зависимости от энергии и желания власти нас заставляют бежать по этому кругу то быстрее, то медленнее.

Несмотря на это, мы должны с пониманием отнестись к не очень-то завидному положению нашей власти. Должны посочувствовать ей не только за безуспешную, но и за неэффективную и бесплодную политику, о верности которой она не устает твердить.

Что же касается поддержки и терпения, то в этом отношении власть не может упрекнуть наше общество. На этот раз нашу поддержку можно выразить следующим образом:

Политика является средством избежать и преодолеть конфликт; а нерешенность конфликта, тем более его углубление, свидетельствует об отсутствии политики. Ведь, в конечном счете, политика - это уравновешивание интересов противостоящих сторон.

Прописная истина: когда одно и то же событие всегда приводит к схожим результатам, это значит, что мы имеем дело не со случайной, а с объективной, реальной причиной.

Наше недавнее прошлое и сегодняшняя действительность - результат именно неправильной политики. Это факт, и нравится нам или нет, перед фактом, как говорят французы, надо снимать шляпу. Рано или поздно и бывшей, и нынешней власти придется снять обнажить голову перед нашей общественностью, которой политиканство горе-политиков причинило огромную социальную, душевно-психическую и физическую боль.

Но пока политика вращения в одном и том же круге и бега на месте все же продолжается, население своим периодическим локальным протестом дает знать руководству страны, что существующая обстановка неприемлема.

Отдельные акции педагогов, врачей, студентов, мелких и крупных бизнесменов, незаконно уволенных ученых, беженцев - в целом это проявление недовольства всего общества, что, мягко говоря, свидетельствует и о слабости оппозиции.

Оппозиционным политическим силам, несмотря на объединение (что само по себе хорошо), не удается одновременно мобилизовать различные группы общества и организовать всеобщую серьезную акцию. Проще говоря, сами-то они объединились, но сплотить недовольные массы не могут. И это потому, что у оппозиции нет объединительной политики, которая была бы альтернативой политике власти.

Что должна противопоставить оппозиция власти? Соревноваться с ней в верности Америке? Или в глупости в отношении России? Или в более громкой риторике?

Ведь у оппозиции нет шанса контролировать, направлять или изменять содержание политических процессов, связанных с отдельными промахами государственных чиновников или полицейских.

Со своей стороны, отметим, что недовольство населения нельзя объяснить только социальными невзгодами и фактором России.

Несмотря на действительно тяжелое социальное положение, недовольство немалой части общества обусловлено культурной экспансией - результатом грубой американизации.

Обидно, что полностью приемлемый и жизненно важный для Грузии проамериканский курс постепенно теряет сторонников, и в обществе появляются признаки стремления к его крайней противоположности.

Очевидно, что власть Грузии не сумела соблюсти границу между проамериканизмом и американизацией. 'Подростковая' власть оказалась лишена способности разумно совместить национальный код с современными ценностями.

Но такое - не новость в нашей истории. Было время, когда из-за подобной же внешней обстановки Грузия примыкала то к одной, то к другой стране.

Приобщенные к греческому, турецкому, французскому, русскому языку и культуре вылуплялись 'новые грузины', довольные тем, что отрешились от грузинских корней, но сами эти корни оставались неизменными.

Так будет и впредь. Вопрос лишь в том, что подобное не должно было снова с нами случиться, и в сегодняшнем сложном мире нам следовало быть более подготовленными к сохранению нашей самобытности.

Кавказский центр стратегических исследований и моделирования Медиа-холдинга 'Джорджиан таймс'.

___________________________________________________________

Ответы президента медиа-холдинга Georgian Times Малхаза Гулашвили на вопросы наших читателей вы можете прочитать здесь

Обращение Малхаза Гулашвили к читателям ИноСМИ.Ru

Спасибо всем, кто принял участие в интернет-конференции. Несмотря на ваши вопросы, были они позитивными, негативными, злобными и т.д., желаю всем всего хорошего, счастья, благополучия, процветания в личной и деловой жизни. Мы попытались ответить на все вопросы.

Самое главное, что с помощью ИноСМИ.Ru диалог состоялся, в котором, как видно мы очень нуждаемся. Впредь, мы готовы сотрудничать, отвечать на любые вопросы.

Если кто-нибудь из вас попадет в Грузию, мы готовы вас принять и угостить запретным грузинским вином.

Еще раз огромное спасибо ИноСМИ.Ru за оказанную услугу.

С уважением Малхаз Гулашвили

_____________________________________________________

Антироссийская политика ("Georgian Times")

Грузинский политический рынок: что продают и что покупают? ("Georgian Times")

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.