Хотя это еще не прорыв, с фронта борьбы с распространением оружия массового поражения на этой неделе пришла более отрадная новость. Хавьер Солана (Javier Solana), квази-министр иностранных дел Европейского Союза (ЕС), прилетел в Иран с исключительным предложением. Если муллы согласятся приостановить бьющие по нервам обогащение и переработку урана, они могут не только рассчитывать на различные экономические поблажки, но также впервые за более чем два десятилетия получат шанс вести прямые переговоры с Америкой. Если же они откажутся, то их могут ожидать санкции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН). Хотя бы раз музыка настроений, доносящаяся из Вашингтона и Тегерана, звучит почти гармонично.

Но задача сделать мир более безопасным от ядерного оружия лежит не только на тех, кого подозревают в распространении этого оружия. Официальным ядерным державам - Америке, России, Великобритании, Франции и Китаю - нужно признать кое-что, о чем им хотелось бы забыть: Договор о нераспространении ядерного оружия был в определенной мере выстроен на фантастических предпосылках.

В обмен на то, что никто другой не попытается войти в их клуб, эта пятерка стран обещала избавиться от собственного ядерного оружия в рамках процесса общего разоружения. Сегодня это кажется таким же далеким, каким было всегда. И существующее у многих правительств убеждение, что эта пятерка не выполняет взятых на себя по Договору о нераспространении ядерного оружия обязательств, делает ее открытой для обвинений в лицемерии, добавляет неприятностей борьбе за нераспространение ядерного оружия и затрудняет задачу поощрения трех не подписавших этот договор стран - Индии, Пакистана и Израиля - к ограничению своих ядерных арсеналов.

Все знали, что в нашем реальном мире избавление от ядерного оружия даже при наличии очень большой политической воли никогда не будет простым делом. Правительства, которые это понимают, принимают во внимание, прежде всего, тот факт, что те, кто обладает ядерным оружием, находят пути для сознательного движения в правильном общем направлении. Как показали переговоры периода "холодной войны", обуздание гонки вооружений и сокращение ядерных арсеналов (даже до количеств, которые далеки от нуля) отвечают всеобщим интересам, в том числе и тех, кто имеет ядерное оружие. Дело по-прежнему обстоит именно так в силу той же причины: поскольку такое оружие уже давно существует в мире, мир является непредсказуемым. Америка и Россия в наши дни не являются близкими друзьями периода после "холодной войны", какими они в свое время надеялись стать. Америка и Китай, хотя они и осознают необходимость мирного сосуществования, подозрительно относятся к намерениям друг друга, в особенности в том, что касается Тайваня. Все вышеназванные страны могут оказаться втянутыми в региональные соперничества на Ближнем Востоке, в Южной Азии и в Восточной Азии, если эти регионы станут открыто ядерными. Опасность этого не следует преувеличивать. Но, что ни говори, более жесткий контроль делает мир более безопасным.

Что можно и нужно сделать

Это значит, что нужно сокращать количество ядерного оружия до возможно более низких уровней. К 2012 году Америка и Россия будут иметь в составе боеготовых сил не более чем 1700-2200 стратегических ядерных боезарядов у каждой стороны, что на две трети меньше, чем у них было в 2002 году, когда они заключили между собой соглашение. Однако из всех реалистичных угроз, с которыми могут сталкиваться обе страны, включая и все еще растущий китайский арсенал, нет ни одной угрозы, которую нельзя было бы легко предотвратить при значительно меньших количествах ядерных боезарядов. А если бы Россия сократила тысячи своих тактических ядерных боезарядов, Америка могла бы избавиться от тех нескольких сотен, которые она все еще сохраняет. А между тем обе страны имеют планы модернизации сохраняющихся у них ядерных боезарядов. Избежать опасности новой гонки вооружений было бы легче, если бы более новые боезаряды означали бы также меньшее количество боезарядов.

Если мы хотим, чтобы общее количество ядерных боезарядов сократилось еще больше, Великобритании и Франции тоже нужно выложить свое ядерные боезаряды на стол переговоров. Что касается Китая, это самый скрытный из пяти официальных членов ядерного клуба. Во времена "холодной войны" он беззаботно заявлял, что сядет вместе с другими ядерными державами за стол переговоров о контроле над вооружениями, когда Америка и Россия сократят свои (ядерные) арсеналы вдвое. Когда же они это сделали, Китай замолчал. Однако более высокая прозрачность в их ядерных планах могла бы способствовать вовлечению Индии и Пакистана в более стабилизирующую сеть ограничений в своем опасном окружении.

Между тем отказ Америки ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (Китай его тоже не ратифицировал) затрудняет задачу убеждения Индии, Пакистана и Израиля присоединиться к этому договору. Договор, запрещающий производство делящихся материалов для бомб, вот уже целое десятилетие "маринуется" на Конференции ООН по разоружению. Хотя Индия на словах поддерживает этот договор, ее планы в отношении ядерного оружия явно рассчитаны на то, что эта тупиковая ситуация продлится. Америка неблагоразумно упустила шанс сделать запрет на производство делящихся материалов одним из условий недавно предложенного ей Индии спорного соглашения о сотрудничестве в использовании мирного атома.

Более строгий контроль над меньшим количеством ядерных боезарядов, ядерными технологиями и материалами, которые используются для их изготовления, сам по себе не сделает наш мир свободным от ядерного оружия. Но для большинства населения планеты это стало бы желательным шагом, который, возможно, будет способствовать превращению недавней цепной реакции подозрительности и соперничества, подрывающей Договор о нераспространении ядерного оружия, в нечто такое, что может повысить безопасность всех. Это, безусловно, самое меньшее из того, что официальные ядерные державы обязаны сделать для остальных.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.