Выход из состава Советского Союза и объявление независимости в 1990 г. были полезными шагами. Но после того краткого момента славы о Литве большей частью говорили в контексте скандалов и упущенных возможностей. Возможно, поэтому 450 тыс. ее жителей (десятая часть населения) уехали на работу за границу. В 2004 г., несмотря на серьезные сомнения Брюсселя, страна все-таки была принята в Евросоюз. Иностранные инвестиции и экономический рост здесь отстают от показателей соседних балтийских стран. А реформы проводятся бессистемно.

Однако сейчас появились два признака того, что ситуация начинает улучшаться. Во-первых, крупнейший промышленный актив страны, нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, был продан в надежные руки - польской PKN Orlen. Так завершилась скандальная десятилетняя сага о неудавшихся сделках, перерасходе денег налогоплательщиков, неизвестности и политических пререканиях. Во-вторых, в обществе, похоже, иссякает терпимость в отношении коррупции, а силовые структуры теперь преследуют за это преступление с возобновленным рвением. Вот такие выводы можно сделать из одного события прошлой недели, а именно - падения левого коалиционного правительства.

Произошло следующее: Рабочая партия - популистское образование, возглавляемое русским бизнесменом Виктором Успасских, - вышла из состава кабинета. Сам Успасских скрылся в России. Случилось это после того, как в прессу просочилась информация о том, что прокуратура начала расследование по нескольким серьезным обвинениям, в том числе в том, что партия принимала откаты за гранты ЕС, нарушила ограничения на финансирование избирательной компании в 2004 г. и получала деньги из России. Успасских заявил, что не отвечает за бухгалтерию и что кампания против его организации вызвана чисто политическими мотивами.

Большое удивление вызывает выбор момента для атаки. Слухи о связях Успасских ходили годы. Но власти не выказывали желания (или возможности) провести расследование. То же самое можно сказать и о других политических скандалах, в том числе и том, в котором был замешан мэр одного города, чьи юристы смогли помешать попыткам довести его бизнес-деятельность до внимания суда. Единственным исключением стало в 2004 г. объявление импичмента президенту Роландасу Паксасу. Этот скальп добыли литовские контрразведчики - патриоты и русофобы. Их глава, Мячис Лауринкус, сообщил парламенту, что президент представляет угрозу национальной безопасности страны. Но после ухода Паксаса в политическую реальность Литвы вернулась обычная неразбериха.

Кое-кто считает, что Успасских зашел слишком далеко. "Литовская элита терпима к коррупции в своем кругу, но не со стороны аутсайдеров", - заметил один обозреватель. Подлинный раскол в литовском обществе пролегает не между идеологиями, а между хорошо образованной бывшей номенклатурой, управляющей традиционными партиями, и популистами-аутсайдерами вроде Паксаса и Успасских. По другой теории, произошедшие события имеют отношение к продаже НПЗ. Смятение, царящее среди входящих в правительство партий, облегчило проведение сделки через парламент на прошлой неделе. Это определенно стало чистым финалом весьма и весьма грязной истории.

И все же самое оптимистичное объяснение таково: Литва меняется к лучшему. На это указывает и скандал с украденными экзаменационными заданиями. Как и в большинстве посткоммунистических стран, мошенничество в школах и университетах здесь обычное дело. Но известие, что ответы к экзамену по литовскому языку для выпускников школы этого года продавались заранее, вызвало гневные протесты. Глава центральной экзаменационной комиссии пообещал уйти в отставку, школьники пытаются судиться с правительством, а экзамен будет проведен заново.

Возможно, неплохой идеей было бы провести экзамен по политологии для взрослых. Конечно, не факт, что литовские политики и чиновники его сдадут, но, во всяком случае, их оценки однозначно будут выше, чем в последние 15 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.