Отношения кавказской республики Грузия со своим могущественным соседом, Россией, постоянно ухудшаются. Москва использует национальные конфликты в Абхазии и в Южной Осетии в качестве инструмента с целью не допустить вступления Грузии в НАТО. В этом споре Россия использовала введение эмбарго на импорт грузинских товаров - якобы по причине их низкого качества. С грузинским премьер-министром Зурабом Ногаидели беседовал наш сотрудник Ашот Манучарян.

DIE WELT: Можно ли считать демократический процесс в Грузии завершенным?

Зураб Ногаидели: Было бы преждевременно говорить, будто процесс демократических преобразований в Грузии успешно завершен, но мы на правильном пути. Завершено реформирование наших политических институтов. Теперь мы концентрируем наши усилия на реформе региональных и муниципальных органов. Мы уже больше не свернем с намеченного пути реформ.

DIE WELT: Ваше правительство обвиняют, что оно тормозит демократический процесс, заставляя уходить в отставку ориентированных на реформы судей и оказывая давление на средства массовой информации.

Ногаидели: Меня это удивляет, поскольку мне такие примеры неизвестны. Правительство и не контролирует, и не подвергает цензуре грузинские газеты и телевидение. Мы не закрывали ни газет, ни телеканалов. Наоборот. В конце этого года будут впервые избираться главы регионов. До сих пор губернаторов назначал президент, теперь их будут избирать. То есть, происходит революция в администрациях наших регионов.

DIE WELT: Сообщается, что население спустя два года после Революции роз испытывает недовольно.

Ногаидели: Наша экономика развивается очень динамично, только в прошлом год рост составил 9,3 процента. И это несмотря на то, что Россия без предупреждения повысила в два раза цену на газ. Сегодня в Грузии выросло производство, появляется много новых предприятий и создаются рабочие места.

DIE WELT: Откуда берутся на это деньги?

Ногаидели: От иностранных инвесторов. Не удивляйтесь, но в 2005 году самым крупным инвестором была у нас Россия. Только в первом квартале этого года были зарегистрированы 16000 новых предприятий. Мы являемся свидетелями экономического подъема, который заметен на улицах. Кстати, никто в Грузии не будет по-настоящему удовлетворен, пока не восстановлена территориальная целостность Грузии.

DIE WELT: Создается впечатление, что во всех трудностях Грузии виновата Москва. . .

Ногаидели: Мы никого не обвиняем без причины. Когда в 2005 году Россия неожиданно повысила в два раза цену на газ, мы оказались в трудном положении. Месяц назад к этому добавилось бесстыдное решение о запрете импорта вин, минеральной воды и фруктов из Грузии. Это для нас серьезный удар, поскольку речь идет о 20 процентах всего объема нашего экспорта. Несмотря на это, наша экономика продолжит свой рост, поскольку мы нашли другие рынки сбыта для наших товаров.

DIE WELT: Каково нынешнее состояние грузино-российских отношений?

Ногаидели: Россия ведет против Грузии экономическую войну. Очевидно, что было принято политическое решение запретить ввоз нашей сельскохозяйственной продукции и значительно поднять цену на газ. Россия использует свое монопольное положение, так как казахский и туркменский газ может поступать к нам только через российскую территорию.

DIE WELT: Каким может быть урегулирование конфликтов в Абхазии и Южной Осетии?

Ногаидели: Я не стал бы гадать по поводу временных рамок. Мы проинформировали о нашем мирном плане по региону Цхинвали (Южная Осетия - ред.) ОБСЕ. Этот план приветствовала даже Россия, обычно вставляющая палки в колеса.

DIE WELT: Что представляет собой ваш мирный план?

Ногаидели: Сначала мы требуем демилитаризации всей зоны конфликта, где в постоянном страхе живут 50000 человек. Это поможет создать мирную атмосферу, способную снова сблизить население. Кстати, Россия против демилитаризации. Затем мы хотели бы дать ход экономическому развитию в зоне конфликта. Для этого нам вместе с ЕС необходимо профинансировать грузино-осетинские проекты. Последним этапом были бы переговоры о статусе обоих регионов в Грузии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.