Пятнадцатиминутная встреча главы правительства Айгарса Калвитиса с президентом России Владимиром Путиным, которая состоялась во вторник в Санкт-Петербурге, является достойным внимания событием, но его значение не стоит переоценивать. Когда России выгодно, она позволяет себе благородные жесты, а политики и с той и с другой стороны Зилупе спешат объявить о 'таянии льда', 'подвижках', 'прорыве' и 'начале нового этапа'. На самом деле пока ничего не прорвалось и не продвинулось.

И на этот раз внезапная благосклонность большого соседа к 'врагу N1' может оказаться всего лишь частью международной пиар-кампании Путина накануне ряда важных для России событий.

Чаще всего в этой связи упоминают саммит G8, который пройдет в июле в Санкт-Петербурге, и во время которого России грозит серьезная оценка, и даже резкое неприятие со стороны семи индустриально-развитых демократий мира. Речь вице-президента США Дика Чейни в Вильнюсе в начале мая, в которой он чрезвычайно резко обвинил Россию в нарушении прав человека и в энергетическом шантаже, некоторые в Москве восприняли даже как объявление новой холодной войны. А этого России как раз не хочется, совсем наоборот - она намерена вступить в ВТО, для чего необходима поддержка США. Нынешняя благосклонность к 'самой недружественной стране', президент которой регулярно встречается с высшим руководством США, может окупиться.

Подготовка этой 'оттепели' началась в январе после того, как Вайра Вике-Фрейберга обменялась несколькими словами с Путиным на устроенном генсеком ООН Кофи Аннаном обеде в Нью-Йорке. (Именно тогда посол России Виктор Калюжный сообщил, что в этом году возможна встреча премьеров двух стран). Более важную роль может играть объявленное в конце прошлого года решение НАТО организовать саммит альянса в Риге. Это значит, что до и во время саммита к отношениям Латвии и России будет привлечено усиленное внимание мировых СМИ.

Первая естественная реакция кремлевских 'политтехнологов' - нужно дискредитировать Латвию, изобразив ее как гнездо 'фашизма'. Латвийским представителям открыто и цинично заявили: до 16 марта с вами говорить не будем, а после говорить будет не о чем. Но из подготовленных боев между 'фашистами' и 'антифашистами' получился пшик, а Латвия в контексте саммита НАТО грозится выглядеть не как страна 'возрождающегося фашизма', а как государство, которое постоянно ощущает на себе политику возрождающегося российского неоимпериализма.

В свою очередь, вступить в рискованную игру Калвитиса заставил провал с подписанием пограничного договора с Россией в прошлом году, что заметно подорвало доверие к Латвии в глазах партнеров по ЕС и США и уменьшило шансы на поддержку в делах с недружественным соседом. Калвитис был единственным руководителем государства-члена ЕС, который в январе отправился на инаугурацию правителя Казахстана Нурсултана Назарбаева в Астану, где мимоходом встретился с Путиным. После переговоров с премьер-министром России Михаилом Фрадковым на прошлой неделе и встречи с Путиным во вторник есть время, по меньшей мере, до осени, чтобы добиться прогресса в отношениях. Путин ведь пообещал 'активизировать' работу над соглашением о возобновлении работы межправительственной комиссии. Пожелает ли Россия чего-то большего, чем формальное возрождение этой комиссии?

Прежние встречи высших должностных лиц Латвии и России существенных изменений в двусторонних отношениях не принесли. Вспомним хотя бы встречу Вике-Фрейберги и Путина в 2001 году в Альпах, после которой тоже казалось, что 'процесс пошел'. Еще драматичнее несовпадение надежд с реальностью оказалось в 1988 году, когда Москва бойкотировала латвийские шпроты, а президент Гунтис Улманис после встречи с российским премьером Виктором Черномырдиным в Крыму сделал вывод: в отношениях между двумя странами 'есть только одна серьезная проблема', которую он даже не смог назвать, а все остальные сложности в прошлом, поэтому надо 'приглушить негативизм по отношению к России'.

И сейчас одна из целей Москвы - 'приглушить негативизм' по отношению к ее политике. Излишнее усердие Латвии здесь неуместно.

Особо приближенная к посольству России газета 'Вести сегодня' сообщила, что Путин принял окончательное решение о встрече с Калвитисом после его благостной речи (на Международном экономическом форуме), которую латвийский премьер к тому же произнес по-русски, сказав, в частности, что 'Петербург - это город, где издана первая газета на латышском языке'.

Затем наш премьер подчеркнул, что необходимо особое внимание обратить на вопросы образования. Это было как раз к месту. Поскольку Елгава - это город, в котором в 1822 году вышел первый номер газеты на латышском языке 'Латвиешу авизес'. А 'Петербургас авизес' Кришьянис Валдемарс стал печатать только с 1863 года. Такой 'пересмотр истории', чтобы польстить хозяевам дома, был излишним. (Какими веселыми были времена, когда настольной книгой спичрайтера отца Народной партии Андриса Шкеле был 'Винни-Пух'! Если следовать традиции, то Калвитис в Санкт-Петербурге мог сказать, что он приехал к русскому медведю за ушами ослика Иа).

Однако приглушим негативизм. Позитив хотя бы в том, что, в отличие от предыдущих выборов в Сейм, когда Путин демонстративно пригласил к себе лидера промосковских сил Яниса Юрканса, перед парламентскими выборами в этом году президент России пригласил на встречу премьер-министра Латвии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.