Произошло нечто нетипичное для российской внешней политики. За несколько дней глава Латвии премьер Айгар Калвитис встретился с главой правительства РФ Михаилом Фрадковым, а потом и с президентом Путиным. Нетипичность в том, что подобной интенсивности контактов история отношений двух стран раньше не знала

Встреча в Рейкьявике

8 июня Калвитис общался с Фрадковым в Рейкьявике, на Шестой встрече глав правительств Совета государств Балтийского моря. Протокол сообщил, что "стороны обсудили актуальные вопросы двусторонних отношений, а также ситуацию с правами национальных меньшинств в Латвии". Существенно, что после этого разговора Фрадков передал Калвитису приглашение посетить экономический форум в Санкт-Петербурге. Чем мог ответить Калвитис? Разумеется, он пригласил Фрадкова в Ригу, чтобы "обсудить вопросы двусторонних отношений Латвии и России". Не на рижский же саммит НАТО его звать.

Детали встречи премьеров не будоражат. Речь шла о двусторонних договорах, которые могут быть подготовлены к подписанию в ближайшее время: о формировании межправительственной комиссии, об экономическом сотрудничестве и об избежании двойного налогообложения. Дело полезное, хотя и абстрактное, учитывая число лиц, которых это может коснуться. Еще премьеры обсудили вопросы безопасности энергоснабжения - а вот это дело не гипотетическое, поскольку энергетические связи вполне сохранились: если зайти в ЦДУ РАО ЕЭС в Китайгородском проезде, то можно увидеть, как на стенде отражаются перетоки Балтийского региона. Еще Калвитис сообщил Фрадкову о заинтересованности Латвии в подключении к Североевропейскому газопроводу, но понять, что именно имеется в виду, нельзя - в смысле отвод по дну Рижского залива? С ценами на газ это не связано: Латвия давно соотносится с Газпромом в рамках той самой ценовой формулы, которая была предъявлена и Украине, только никаких истерик в латвийском случае это не вызвало. Возможность договориться отчасти "серым" способом тоже отсутствует: не поймет общественность, а в октябре в Латвии парламентские выборы, премьер же полностью зависит от парламентского большинства. Причем нельзя сказать, что "российская карта" может оказаться на выборах козырной. Анамнез последних десяти лет не тот. Речь не о "русофобии", просто за время отчуждения отчуждение и укрепилось.

Фрадков поставил зачет

Еще, как сообщалось, у премьеров "имел место краткий обмен мнениями о возможностях сотрудничества в организации транзитного коридора из Китая в Европу". Дело отчасти фантастическое: понятно, где Китай, где Латвия и в чем их взаимные интересы, но слишком уж много между ними России. Фрадков еще конкретно сообщил, что достигнуто согласие в том, что 20 и 21 июня пройдут переговоры экспертов о межправительственной комиссии, а также по договору об экономическом сотрудничестве.

Далее начались традиционные темы: Фрадков заявил, что права меньшинств, ситуация с ветеранами Второй мировой войны и неясность вокруг пограничного договора тормозят диалог сторон. "Нас не может не беспокоить ситуация с правами русскоязычных жителей Латвии", - заявил он, введя этим Калвитиса в задумчивость: латвийский премьер не очень понял, что именно имеется в виду. К его чести Калвитис не стал высказываться в адрес фрадковских референтов, но сообщил по пунктам, что: а) "Латвия не имеет никаких территориальных претензий к России"; б) "в высказываниях о латвийских негражданах содержится очень много неточностей, поскольку Латвия целенаправленно проводит политику интеграции" (что правда!), и даже привел цифры, согласно которым с 1995 года доля неграждан среди жителей Латвии упала с 29 до 18%. А среди детей - вообще 95% граждане Латвии. Словом, на личном уровне они поладили. Калвитис человек спокойный.

На сцену выходит Путин

Потом состоялась встреча Калвитиса и Путина. Там был нюанс, да не один. Прежде всего, по дипломатическим понятиям приглашение на форум латвийский премьер получил поздно - 8 июня, лично от Фрадкова, да еще в Рейкьявике, за билетом надо было бежать фактически тут же. Что из этого следует? Во-первых, понятно, что приглашение должно было быть выдано Калвитису только в случае, если он произведет позитивное впечатление на Фрадкова. Во-вторых, существенно, что Калвитис презрел дипломатические нюансы и поехал. Мало того, Калвитису было передано лишь приглашение на форум, то есть на участие в общей тусовке, а не на личную встречу. Но тут он еще раз подсуетился и, улучив момент, предложил Путину переговорить в двустороннем формате, а тот не был против. Путина на встрече сопровождал Приходько, при Калвитисе был посол Латвии в России Тейкманис. Разумеется, о том, что Путин согласится на встречу, Калвитису тоже сообщил Фрадков, а то откуда бы так кстати обнаружились Приходько и Тейкманис. Да и сам Калвитис Путину навязываться бы не стал, можно ведь и на отказ нарваться.

Конечно, встреча Калвитиса и Путина была вполне ритуальной. Стороны обменялись фразами о заинтересованности обеих стран в тесном сотрудничестве и добрососедстве. "С нашей стороны эта заинтересованность неоднократно подтверждена", - сказал Владимир Путин, имея в виду не очень понятно что именно. Зато добавил: "Надеюсь, мы как можно быстрее оставим в прошлом все сложности и будем думать о будущем". Отметим, эта фраза совершенно симметрична по отношению к сторонам.

Ступор с границей

Разговор шел, как и в случае Фрадкова, об экономической стороне дела, о договоре по границе - в более отдаленной перспективе. Вообще, с договором интересно, там до сих пор существует какой-то не очень понятный ступор. Так, выступая 7 июня перед депутатами Госдумы, Сергей Лавров заявил, что Россия не вернется за стол переговоров с Латвией и Эстонией по договорам о границах до тех пор, пока эти страны не снимут "политические довески" к документам. Имеется в виду то, что Москва отказалась от этих договоров после того, как Латвия и Эстония "в одностороннем порядке снабдили их политическими декларациями, чреватыми территориальными притязаниями к России в будущем". Так трактует ситуацию Смоленская площадь. Но дело в том, что сами договоры никакими довесками дополнены не были. Политические декларации были лишь преамбулами (и в случае Латвии, и в случае Эстонии), которыми парламенты этих стран предварили факт ратификации договоров. Там были слова о преемственности государственности Латвии и Эстонии с той, которая существовала в этих странах до 1940 года.

Действие корректное, хотя и несколько нервное. Сами договоры, разумеется, остались ровно такими, какими были подписаны. Так что по факту МИД РФ хочет настоять на том, чтобы парламенты двух стран вели себя определенным образом, что, в общем, странно. Калвитис именно это и объяснял Фрадкову, говоря, что односторонняя декларация "связана с интерпретацией исторического образования Латвии, и ее не следует рассматривать как предъявление территориальных претензий к России".

Разумеется, за пределами Латвии не очень ясно понимают структуру латвийской власти и формат разделения ее ветвей. Но в связи с Лавровым следует отметить, что ровно в это же время президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга выступила в конгрессе США (вообще, внятно выступила и была воспринята с энтузиазмом). В речи, среди прочего, она упомянула историческую тему, а именно высказалась в том роде, что, имея в виду известные обстоятельства 1940-го и 1944-го, Латвия вовсе не переписывает историю, но лишь отмечает имевшие место факты. И что же? Решительно никакой ноты со стороны МИДа РФ по данному поводу. Что, в общем, тоже событие небывалое, - ранее нот удостаивались и куда более скромные заявления.

Но, разумеется, главная сенсация в том, что "контактером" с латвийской стороны выступило первое лицо страны, так что речь конкретно зашла о межгосударственных отношениях. Ранее Россия предпочитала иметь дело с несколько неопределенной "русскоязычной общественностью". То ее Рогозин решит окучить, то Бабурин. Это был плохой пиар РФ.

Версий всего несколько

Diena - основная политическая газета Латвии - добросовестно сосчитала все моменты личных встреч государственных лиц двух стран: с 1991-го до данного момента времени их было ровно 12. Включая в эту дюжину и встречи Калвитиса с Фрадковым и Путиным, и даже такие нестратегические события, как появление в Риге Сергея Ястржембского 8 апреля 2005 года в качестве помощника президента. В список включен недавний визит патриарха, хотя, казалось бы, какой он государственный человек. Всего дюжина контактов за 15 лет! Теперь общественность в Латвии думает: что может означать нынешняя интенсивность?

Есть версия, что Россия хочет подправить свой имидж накануне саммита "восьмерки". В смысле, уж коль скоро с Западом имеется охлаждение, может, если быстро улучшить отношение с балтийцами, то на время потеплеет. Еще речь идет о желании начать устанавливать локальные связи с ЕС, частью которого, в общем-то, Россия осознала Латвию (с Эстонией и Литвой). Эта мысль несколько преисполнена локальной гордостью, но то, что ранее РФ не воспринимала Балтийские страны как ЕС - реальность. А это ведь действительно ЕС.

Есть еще и конспирологическое мнение, заключающееся в том, что пригласить Калвитиса в Санкт-Петербург президента России "попросили" представители крупного российского бизнеса, заинтересованные в беспрепятственном ведении бизнеса на территории ЕС, в том числе и Балтии. Это мнение распространяется, в основном, в русской латвийской печати и выглядит сюрреалистическим, если представить себе тех российских бизнесменов, которые, значит, попросили президента России. . .

А что, собственно, произошло?

Самый прагматичный взгляд заключается в вопросе: "А что, собственно, произошло? Да, поговорили, ну и что? Где последствия?"

Впрочем, можно выдвинуть еще одну версию - совершенно иррациональную, но весьма вероятную. Левада-центр недавно провел опрос на тему врагов и друзей России. Список врагов открывает и категорически в нем лидирует Латвия: 49% населения считают ее главным ужасом России. Но ведь любая страна всегда соответствует своему антагонисту. И вот, для сегодняшней России это не США, не Китай, и, тем более, не нацистская Германия, не блок Антанта и не мировой империализм, а - Латвия. Как с этим быть? Перед мировым сообществом неловко. . .

Тут вопрос: чей следующий ход? Вике-Фрейберга пригласила в Ригу патриарха, он приехал, был хорошо принят. Следующий ход - российской стороны: Калвитиса пригласили в Санкт-Петербург. Чья теперь очередь? Латвийцев? Но что они могут еще предложить? Выпустить буклет об успехах натурализации или же список русских латвийцев, свидетельствующих о том, что им, в общем-то, не так уж и плохо? Не видно никаких возможных вариантов развития событий, так что есть основания предполагать, что на этой фазе все и застрянет. Ну, разве что эти межправительственные комиссии. . .

www.Prognozis.ru

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.