Многие, и в Белграде, и в Москве, уверены в том, что до бомбардировок НАТО в 1999 году возможно вообще бы не дошло, или развязка тогдашнего кризиса была бы во многом другой, если бы тогда у России была ее нынешняя сила.

Именно это обстоятельство на петербургской встрече премьера Сербии Воислава Коштуницы и российского президента Владимира Путина привлекло дополнительное внимание общественности и экспертов. Отсюда и повышенный интерес к оценкам этой встречи посла РФ в Белграде Александра Николаевича Алексеева.

- Петербургская встреча премьера Коштуницы и президента Путина представляет собой исключительную важность для дальнейших отношений наших стран. Тем самым дан весьма мощный политический импульс связям и сотрудничеству между Сербией и Россией. Этой встречей открыта даже не новая страница, а целая глава в развитии отношений между Российской Федерацией и Сербией.

- В Санкт-Петербурге председатель правительства Сербии высказал и то, что в Белграде и из Белграда давно не слышали: Сербия и Россия устремлены друг к другу уже целых два столетия, с тех пор как существует современное сербское государство. Были ли такие слова приняты Кремлем и русской общественностью?

- У Сербии и России богатая история взаимоотношений, несмотря на все то, что мешало этим отношениям и обременяло их. На протяжении многих веков они были вместе и никогда не направляли оружие друг на друга. В наших обществах существует глубокая традиция взаимной симпатии и дружбы. Это бесценный капитал, который следует умножать и далее. Поэтому, естественно, слова Коштуницы были тепло приняты.

- Сразу по завершении переговоров с Путиным премьер Коштуница заявил, что для развития отношений и сотрудничества России и Сербии можно сделать намного больше и что 'сейчас подходящий для этого момент'. Что ожидается дальше?

- Да, обстоятельства сейчас действительно благоприятные и не следует упускать такую возможность. И этого не произойдет, если будут реализованы совершенно конкретные проекты, относительно которых уже существует больше от просто желания с обеих сторон.

Пять новых проектов

- После встречи Путин-Коштуница стало известно, что планируется расширение сотрудничества в области индустрии и энергетики. . . О чем точно идет речь, тем более что Коштуница подчеркнул, что Сербия открыта для русского бизнеса?

- Речь шла или, вернее, велись переговоры, о нескольких совершенно конкретных проектах. И в кругу экспертов и на уровне людей, которые будут принимать решения. Эти проекты и решения будут представлять собой не только взаимное экономическое, но и политическое значение.

- Можете ли открыть: о скольких крупных проектах ведется речь, и каковы размеры будущих вложений?

- Таких проектов будет, по меньшей мере, пять, но я не могу сказать какие это конкретно проекты. О деньгах тоже еще слишком рано говорить.

- Вернемся к открытости Сербии для русского бизнеса. Крупные российские банки на протяжении нескольких лет безуспешно пытаются купить какой-нибудь банк в Сербии. Итак, хочет ли Сербия, хотя бы благодаря 'открытым дверям', получить 'русский банк'?

- Я уверен, что и эта проблема будет решена в ближайшее время. Значит, в Сербии будет и 'русский банк'.

- Премьер Коштуница, расставшись с президентом Путиным, с уверенностью сообщил, что позиции Сербии и России относительно 'окончательного статуса' Косово и Метохии, если не во всем, то во многом совпадают. Думает ли и официальная Москва так же?

- Позиции России и Сербии действительно совпадают по всем крупным и принципиальным вопросам, которые касаются Косово. Мы согласны в том, что могут быть приняты только такие решения, к которым придут в результате переговоров между Белградом и Приштиной и путем компромиссов. А совершенно неприемлемы и контрапродуктивны все попытки и формы навязывания 'окончательного решения' и его отдельных сегментов. Точно так же международное сообщество должно иметь терпение и упорно и корректно работать над сближением позиций Белграда и Приштины. Когда речь идет об этом, то между Белградом и Москвой не существует никаких разногласий.

- На чем особенно настаивал президент Путин?

- Осознавая, что решение косовской проблемы будет иметь характер прецедента, Путин предупредил, что оно не должно противоречить основным принципам и правилам международного права и устройства. Нельзя открывать 'ящик Пандоры' с опасными возможными последствиями и, по этой причине, 'окончательный статус' должен быть взвешен самым тщательным образом, так как будет недостаточно только предупреждать, что 'пример Косово' не может быть использован для решения проблем в другом месте на Балканах или на постсоветском пространстве. Таким образом, все должны быть крайне серьезными и ответственными, а также осознавать цену, которую заплатят, если не будут строго соблюдены принципы международного права и стандарты в урегулировании конфликтов в Европе.

- Каким образом возможно все это соблюсти, если в Контактной группе наиболее близки позиции России и Италии, в то время как Франция и Германия по вопросу Косово приближаются к американцам и британцам?

- Я бы не стал комментировать позиции других государств. Они, как видите, тоже не комментируют подход России. . .

Политика не футбол

- Партнеры России по Контактной группе усиливают давление, чтобы 'окончательный статус' Косово был принят уже до конца нынешнего года. Считает ли Россия, что это реально?

- Официальная Москва считает, что всякое форсирование решения является контрапродуктивным, а переговоры по Косово не должны превращаться в гонку. Их необходимо продолжать столько времени, сколько реально будет необходимо, чтобы прийти к здравому компромиссу. Другими словами, Россия снова предупреждает, что не следует заранее определять временные рамки, так как 'окончательный статус' - это не футбольный матч, где и публика и игроки в начале следующего тайма знают, что через 45 минут судья огласит конец игры.

- Как Россия будет вести себя в случае, если снова дойдет до попыток использовать Контактную группу для навязывания 'окончательного статуса' Сербии или же сделать это мимо группы, и мимо Совета безопасности ООН - чтобы избежать возможной оппозиции Москвы и Пекина?

- Россия считает, что Контактная группа совершенно оправдала свое существование, и что и в дальнейшем она должна формировать принципы совместного подхода к косовской проблеме. Поэтому следует усиливать ее единство и заранее должна быть исключена возможность 'обойти' Контактную группу или воспользоваться ею для навязывания решений.

- Вы говорите об 'усилении единства' Контактной группы, а Марти Ахтисаари (специальный представитель Генерального секретаря ООН - прим. пер.) недавно заявил, что Контактная группа сейчас возможно является наиболее единой, чем когда-либо.

- Я бы не стал комментировать эту оценку Ахтисаари. Россия настаивает на том, чтобы Контактная группа выступала согласованно и с позициями, приемлемыми для всех стран-участников, исходя из известных принципов для Косово и совместного заявления министров иностранных дел, сделанных в Лондоне

- Окончательная позиция Сербии такова: наиболее широкая возможная автономия Косово и Метохии без изменений межгосударственных границ, а для сербов и остальных неалбанцев - автономия внутри этой автономии. Поддерживает ли Москва в этом Белград?

- Россия относится к такой позиции Сербии с полным уважением. Россия выступает за решения через непосредственные переговоры Белграда и Приштины, без какого-либо навязывания со стороны международного сообщества, задача которого поддержать сербско-албанский диалог.

- Как будет Москва реагировать, если дойдет до навязывания решения Сербии через Совет Безопасности?

- Мы считаем, что Совет Безопасности ООН не будет заниматься децентрализацией вообще. Его задача - заменить Резолюцию N1244 новой, которая бы определила статус Косово. Без навязывания, как я уже подчеркнул, даже отдельных сегментов 'окончательного статуса'. Россия уверена в том, что новая резолюция должна стать отражением переговоров и компромиссов Белграда и Приштины с соблюдением международного права и норм урегулирования конфликтов в Европе.

- Как Москва собирается развивать отношения с независимой Черногорией? Когда в Черногории появится российский посол?

- Наш посол прибудет в Подгорицу, как только в обеих странах будут завершены формальные процедуры. Особенно хочу отметить, что Сербия и Черногория являются для нас дружественными и важными государствами и Россия заинтересована в том, чтобы их взаимоотношения были как можно более близкими.

- В Сербии существуют люди, которые считают, что Россия поторопилась с признанием Черногории. . .

- Это было независимое решение России, которое было принято с полным уважением особых и дружественных отношений и с Сербией, и с Черногорией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.