Мафиозные шайки из России грабят защищенные законом запасы рыбы, а затем сбывают свой незаконный улов в рыболовных портах Великобритании.

Треска, предназначенная для стола англичан, стала в последнее время предметом грабительских действий мафиозных криминальных шаек, что превращает потребителей в невольных соучастников набирающего обороты преступного промысла.

Власти Норвегии неоднократно предупреждали, что незаконно выловленная треска продается по всей Великобритании, начиная от местных рыбных магазинчиков до супермаркетов. В общем объеме поступающей на рынок Великобритании рыбы доля незаконно выловленной трески может доходить до 50 процентов.

В этих махинациях принимают участие приписанные к северному порту Мурманск российские траулеры, которые не берут в расчет жесткие квоты, установленные на улов трески, красной рыбы и палтуса в Баренцевом море.

Официальная квота на улов трески в этих водах составляет 480 000 тонн в год, но по различным оценкам, российские траулеры превышают эту квоту и ежегодно вылавливают дополнительные 100 000 тонн рыбы.

Чтобы обойти квоты, российские суда перегружают излишки рыбы в международных водах на различные траулеры, которые, как правило, плавают под 'удобными флагами' таких стран, как Камбоджа, Того, Грузия, Белиз или Каймановы острова.

Когда российские суда возвращаются в порт, они не декларируют реальный размер своего улова властям, потому что прекрасно знают, что квоты контролируются редко. Незаконно выловленная рыба продается как законная во многих портах Европы, особенно, как утверждают, в Гримсби и Халле.

Вовлеченные в этот прибыльный незаконный промысел компании, как правило, выходят сухими из воды, потому что не приобретают в собственность российские суда, а берут или сдают их в аренду.

Представители морских властей Норвегии обвиняют правительство Великобритании в том, что оно не прилагает достаточных усилий, чтобы положить конец махинациям с незаконно отловленной рыбой, который приносит преступникам не один миллион фунтов стерлингов дохода. Они критикуют Бена Брэдшоу (Ben Bradshaw), министра рыбной промышленности Великобритании, за то, что он категорически осуждает незаконный рыбный промысел на международной арене, а в Великобритании даже не пытается решить эту проблему. Норвегия требует от Великобритании предоставить исчерпывающие данные обо всех поставках трески и других пород рыбы, произведенных российскими траулерами или другими судами, зарегистрированными в разных странах мира. Если Норвегия получит эти данные, она сможет рассчитать размер превышения квот по отлову рыбы криминальными бандами.

Но правительство Великобритании отказывается передать затребованную информацию и говорит, что предоставит ее только России, чтобы та проводила внутренние проверки.

Британское правительство также отказалось ответить на вопрос 'The Times', почему Великобритания не хочет передать Норвегии информацию об объемах продаж рыбы. Г-н Брэдшоу заявил: 'У нас хорошо отлажено правоприменение в области рыболовства, что признано Еврокомиссией. Мы активно сотрудничаем с правительством Норвегии в области текущих проблем, возникающих в связи с деятельностью некоторых российских судов. Великобритания в качестве председателя Специальной комиссии по проблемам открытого моря (High Seas Task Force) играет ведущую роль на мировой арене в области пресечения незаконного отлова рыбы. За прошлый год мы выиграли 116 судебных дел в Великобритании и Уэльсе, возбужденных в связи с нарушением законов о рыболовстве'.

Международный фонд дикой природы (WWF) и 'Гринпис' c помощью своих активных действий пытаются вынудить Брэдшоу занять более жесткую позицию по отношению к нарушителям закона. Представители этих организаций также призывают ведущие компании в области производства продуктов питания, такие как Unilever, Young's Blue Fresh, Findus, а также сети розничной торговли объявить бойкот рыбе, которые им поставляют порты Великобритании, так как только в этом случае они смогут обеспечить себя треской, выловленной законным путем и из разрешенных запасов.

'Продуктовые' компании, в свою очередь, осуждают незаконный и нерегулируемый отлов рыбы и заявляют, что они никогда осознанно не покупают незаконно выловленную и поставленную в страну рыбу.

Тем не менее, представитель компании Unilever, которой принадлежат такие торговый марки, как Bird's Eye и Igloo, признал: 'Мы не можем быть на 100 процентов уверены, что никто в компании никогда не нарушал установленные правила. Надзор за соблюдением законов не входит в нашу компетенцию'.

Марен Эсмарк (Maren Esmark), координатор по морским проблемам WWF в Норвегии, считает, что активные действия потребителей могут положить конец незаконному промыслу рыбы. Она сказала: 'Люди должны спрашивать в магазинах и ресторанах, какую рыбу им предлагают - 'черную' или 'белую', выловленную законным или незаконным способом. Им могут солгать, но если на компании оказывать постоянное давление, они начнут закупать 'белую' рыбу'.

Норвежская береговая охрана сообщила правительству и ученым, что расхищение запасов трески преступными шайками поставлено на промышленную основу. По ее подсчетам, число случаев 'перевалки' в открытом море незаконного улова рыбы увеличилось на 34 процента за последние 12 месяцев, и за текущий год произошло, по меньшей мере, 240 подобных 'перевалок'.

Капитан Мортен Рефстад (Morten Refstad) заявил на совещании, проходившем на норвежском полярном острове Свалбарде: 'Речь идет о международной организованной преступности. Ею была разработана схема, как получать максимум дохода от незаконно отловленной рыбы. Мы точно не знаем, насколько серьезна эта проблема, а также как велик объем ущерба, но эта деятельность явно кем-то организована. Она преднамеренна и явно выходит за пределы рыболовного промысла, так как включает в себя и продажу, и транспортировку рыбы.

'Суда браконьеров ходят под 'удобными флагами', но мы думаем, что в основном это - российские траулеры'.

'Большинство рыбаков - честные люди, но среди них встречаются и преступники. Их деятельность представляет собой серьезную угрозу окружающей среде, мы все чаще встречаемся со случаями грубого нарушения закона'.

Норвежцы смогли засечь и сфотографировать некоторое количество траулеров.

Капитан Рефстад также считает, что попустительское отношение руководства портов, в том числе и британских, разрешающих траулерам заходить в порты, явилось одной из причин, почему незаконный промысел рыбы 'расцвел пышным цветом'. Он сказал, что Великобритания, Испания, Нидерланды и Португалия могли бы прилагать больше усилий для решения этой проблемы, и призвал эти страны ужесточить контроль над импортными поставками.

Норвегия также хотела бы, чтобы страны, которые разрешают судам ходить под свои флагом, относились к этому с большей ответственностью. Туре Риизе (Tore Riise), представитель норвежского министерства рыбной промышленности, подтвердил, что незаконный промысел приобрел широкий размах.

'Незаконный отлов очень хорошо организован, и отследить преступников крайне сложно - это наша самая большая проблема. Корабли могут выгружать рыбу на небольших пристанях, где, как они знают, контроль соблюдается не так строго', - сказал он

Рыбные браконьеры скоро оставят Баренцево море без рыбных запасов. Молодая рыба часто выбрасывается обратно в море, после того как была поймана, или умирает прямо в траулерах. 'Они видят, что рыба слишком мала. Много денег на ней они не заработают, поэтому выбрасывают ее'.

Большое количество траулеров нарушают рыболовное законодательство, но только немногих удается арестовать. За прошлый год было совершено всего 24 ареста за грубые нарушения законодательства, несмотря на то, что в береговой охране Норвегии насчитываются 2 378 инспекторов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.