Компания жестко контролируется Кремлем. Создается впечатление, что самая крупная российская компания тесно связана с властью. До такой степени, что становится одним из инструментов ее политики.

Гигантский. Другим словом Газпром и не опишешь. Первому производителю и экспортеру газа в мире принадлежат 16 процентов мировых запасов. В штате компании 300 000 служащих. Предприятие обеспечивает 7 процентов ВВП России. В апреле этого года Газпром по своей рыночной стоимости занял четвертое место в мире после 'ExxonMobil', 'General Electric' и 'Microsoft'.

Основной деятельностью Газпрома является, конечно же, производство, транспортировка и продажа газа в России, а также экспортные поставки. Компании принадлежат многочисленные дочерние компании в самых разнообразных секторах экономики: строительство, транспорт, СМИ, здравоохранение, торговля, сельское хозяйство, банковское дело. В действительности Газпром является огромным конгломератом, который занимает ключевое место в российской экономике.

Поэтому неудивительно, что с приходом к власти Владимира Путина, государство усилило свой контроль над Газпромом. Президент России назначил доверенных лиц на ключевые посты компании. К ним принадлежат Дмитрий Медведев и Алексей Миллер, оба выходцы из Санкт-Петербурга, которые всей своей карьерой обязаны Путину.

Государство также получило контрольный пакет акций Газпрома. После приватизации 1995 года государству принадлежало только сорок процентов акций, теперь его доля составляет 50 процентов и одну акцию.

Компания не один раз служила инструментом проведения политики Кремля. Например, в 2001 году, Газпром взял под свой контроль когда-то самый независимый в России телевизионный канал НТВ и тем самым принял участие в 'обуздании' целого ряда СМИ. Газпром также вынужден продавать свой газ по крайне политизированным ценам: на внутреннем рынке 1 000 кубометров газа поставляются по средней цене в 38 долларов (31 евро), что значительно ниже мирового уровня цен. Зато цена экспортного газа составляет 196 долларов (163 евро). Хотя эта цена сильно варьируется в зависимости от отношения страны-потребителя к России.

Стоило Грузии и Украине объявить о своем намерении вступить в НАТО, как обе эти страны столкнулись с сильным повышением цен на газ. Срок соглашения, которое положило конец 'газовой войне' с Киевом, истекает в эту пятницу, и Газпром на прошлой неделе уже заявил, что собирается увеличить стоимость газа, поставляемого на Украину.

Отсюда и проистекает беспокойство Запада: не стал ли Газпром новым инструментом внешней политики России, верным слугой стратегии завоевания утраченного могущества? Именно это и имел в виду в мае с.г. американский вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney), когда обвинил Россию в использовании газа и нефти в качестве 'инструмента манипуляций и шантажа' по отношению к бывшим советским республикам.

Но все не так просто. Газпром, безусловно, является ключевой фигурой российского энергетического сектора, в котором государство играет все более интервенционистскую роль. Но в то же время компания Газпром действует, руководствуясь производственной логикой. Этот крупный конгломерат, бывший во времена Советского Союза министерством газовой промышленности, предпринимает шаги по своему реформированию, чтобы обеспечить развитие компании в своем секторе промышленности и повысить свою рентабельность.

Иногда политическая логика и промышленная логика вступают в конфликт. Как, например, в вопросе о ценах на газ на внутреннем рынке. Руководство Газпрома пытается добиться постепенного повышения цен. Но Кремль не желает даже слышать об этом, боясь вызвать недовольство общественности. Интересно, какая из двух логик, в конце концов, победит? Будущее Газпрома во многом зависит от ответа на этот вопрос.

____________________________________________________________

"Газпром": "Мы совсем не злые" ("La Croix", Франция)

'Газпром', гигантская компания, которая тревожит Европу ("La Croix", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.