'Это брак по расчету', - заметил председатель правления Arcelor Йозеф Кинш (Joseph Kinsch) 26 июня, рассказывая журналистам о плане слияния этой сталелитейной компании со штаб-квартирой в Люксембурге, и Mittal Steel. Да уж, о любви с первого взгляда здесь говорить не приходится. Почти пять месяцев г-н Кинш и генеральный директор компании Ги Долле (Guy Dollé) всеми возможными средствами сопротивлялись враждебному поглощению со стороны Mittal.

Они мобилизовали в свою поддержку политиков, банкиров, консультантов по пиару и даже - надеясь тем самым окончательно разрушить планы Mittal - привлекли 'белого рыцаря' в лице российской металлургической компании 'Северсталь'. Однако 25 июня, после девятичасового заседания совета директоров, наступил 'момент истины': правление Arcelor в конце концов согласилось продать компанию Mittal Steel (сделка будет оплачена частично деньгами, а частично акциями; ее сумма составляет 26,5 миллиардов евро [32,2 миллиарда долларов]).

В результате объединенная компания станет крупнейшей сталелитейной фирмой мира с точки зрения капитализации, доходов и объемов производства. От этого выиграют и Arcelor, и Mittal, и вся отрасль. Две компании отлично дополняют друг друга в географическом плане и по видам выпускаемой продукции. Их союз скорее всего приведет к новой волне слияний и поглощений, в результате чего эффективность металлургической промышленности в целом повысится. Один банкир, причастный к сделке, отмечает: теперь перед всеми сталелитейными компаниями встал вопрос, что делать дальше.

Поскольку мировой рынок стали по-прежнему раздроблен и наполовину состоит из мелких производителей, размер здесь действительно имеет значение. Крупным компаниям легче диктовать условия на переговорах с поставщиками и переносить циклические колебания на рынке. За счет координации они могут оптимизировать процессы закупки сырья и производства, маркетинга и реализации продукции.

Некоторые небольшие компании, занимающие на рынке особую нишу, вроде шведской SSAB, специализирующейся на высокопрочных сталях, получают хорошую прибыль. Однако у небольших предприятий, не имеющих особых технологических преимуществ, шансы на выживание весьма невелики.

Дальнейшая консолидация позволит 'оздоровить' отрасль. Сегодня благодаря мощному экономическому росту в мире сталелитейная промышленность вышла из тяжелого кризиса и вновь вышла на прибыль. В Европе процесс консолидации забуксовал после трех масштабных слияний, которые произошли в конце 1990-х. В 1997 г. объединились германские компании Thyssen и Krupp. Через два года British Steel и голландская Hoogovens образовали фирму Corus. И, наконец, в 2001 г. в результате слияния французской Usinor, люксембургской Arbed и испанской Aceralia родился Arcelor. Corus, как считается, может в ближайшее время стать объектом поглощения, ThyssenKrupp полна решимости сохранить независимость - по крайней мере пока. Таким образом, большинство потенциальных слияний вероятнее всего затронут компании из стран с развивающейся рыночной экономикой. К примеру, на долю Китая приходится треть потребляемой в мире сталелитейной продукции, однако его крупнейшая компания в этой отрасли - Baosteel - по размерам сильно уступает Arcelor.

Лакшми Миттал (Lakshmi Mittal), глава Mittal Steel, считает, что в конечном итоге в отрасли скорее всего установится гегемония нескольких крупных компаний с объемом производства более 100 миллионов тонн в год. По крайней мере мастодонт, который возникнет в результате предлагаемого им слияния, будет выпускать до 120 миллионов тонн стали в год. Впрочем, считать дело окончательно решенным еще рано. Во-первых, чтобы аннулировать предлагаемое слияние с 'Северсталью' против него на собрании 30 июня должно проголосовать не менее половины акционеров Arcelor. Вероятно, так и случиться. По сравнению с предложением, внесенным в январе, г-н Миттал на 49% увеличил сумму сделки.

Чтобы убедить боссов Arcelor смириться с поражением, он пошел и на другие уступки, удовлетворившись 43,6% акций новой компании, и предоставив менеджерам Arcelor четыре из семи мест в ее правлении. Г-н Кинш станет председателем совета директоров новой компании (она будет называться Arcelor Mittal), а глубоко разочарованный развитием событий г-н Долле покинет фирму. Некоторые, в том числе крупнейший акционер компании Ромен Залески (Romain Zaleski), владеющий 7,8% акций Arcelor, уже заявили, что проголосуют против слияния с 'Северсталью'. Впрочем, даже если акционеры одобрят сделку с российской компанией, г-н Миттал еще может ее потопить, скупив 73% акций Arcelor в рамках предложенной им публичной оферты, срок которой истекает в июле. В этом случае г-н Залески также обещает его поддержать.

Г-н Кинш, судя по всему, уже смирился с неизбежностью слияния. По его словам, он даже надеется, что со временем оно превратится в 'брак по любви'. Впрочем, он не выразил раскаянья по поводу оскорбительных замечаний, которые сам Кирш и его помощники отпускали в адрес компании предпринимателя-индийца и его происхождения (в частности, акции Mittal были названы 'обманкой' [monnaie de singe - в буквальном переводе с французского 'обезьяньи деньги' - прим. перев.]). Все это, заявил он, было забыто, как только стороны сели за стол переговоров. Пожалуй, эти слова звучали бы убедительнее, если бы их произнес г-н Миттал.

____________________________________________________________

Резкие звуки ("Handelsblatt", Германия)

Как консолидируется сталь ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.