- Единственная причина, по которой я решил покинуть Косово, это моя семья. Уже два с половиной года я живу отдельно от семьи - супруги и двух детей, 14 и 16 лет. Я думаю, что у них есть право видеть своего отца и что я тоже имею право видеться с ними, - так объясняет причины своего ухода с поста главы гражданской миссии ООН в Косово и Метохии (УНМИК) Сорен Йессен-Петерсен.

- Сербская общественность все же видит и еще одну причину Вашего отступления - форсирование определения окончательного статуса края. Может, Вы, тем самым, хотите 'умыть руки' и отойти от дела, которому Вы, по мнению многих, предавались с большим пылом?

- Процесс, происходящий сейчас в Косово, зависит не только от одного человека. Окончательный статус края находится в руках господина Ахтисаари (Марти Ахтисаари, специальный представитель Генерального секретаря ООН - прим. пер.)

и Совета Безопасности ООН. В институциях Косово точно знают, что им надо сделать, а УНМИК продолжит свое существование здесь и проведение в жизнь Резолюции N1244.

- Мнение Белграда также заключается в том, что Вы лично сделали все возможное для того, чтобы Косово получило независимость, и чтобы косовские сербы помогли Вам придать этой независимости легитимность. . .

- Все, кто внимательно следил за моей деятельностью, знают, что я никогда не ставлю себя на первое место. Когда речь идет о концепции определения окончательного статуса, я всегда говорил, что решение должно приниматься большинством населения. Но к этому принципу я добавил, что от большинства зависит, насколько окончательный статус будет воспринят меньшинством. Я бы хотел, чтобы все те, кто заявлял, что я отстаиваю интересы лишь одной стороны, присутствовали на моих многочисленных встречах с представителями косовских сербов. Я провел много времени, решая проблемы меньшинств, так что я даже удивлен тем фактом, что албанское большинство не начало меня из-за этого критиковать.

- Я жалею только о том, что, несмотря на все наши усилия, нам не удалось добиться конкретных результатов. Однако и Белград должен принять на себя часть вины, которую принимаю на себя и я, за нашу неспособность решить определенные проблемы.

- В последнем плане по урегулированию статуса Косово, краю предлагается чуть меньше полной независимости. Неужели и это много? Почему сербский народ не имеет права на сохранение своих государственных границ и права на жизнь и безопасность своего народа на своей территории?

- Я бы не хотел давать свои комментарии, когда речь идет о платформе Белграда. Когда господин Ахтисаари будет созывать встречу, он рассмотрит этот вопрос. Я хочу сказать, что косовские сербы имеют полное право требовать безопасности, личной и материальной, а так же безопасности важных религиозных объектов. Также косовские сербы имеют полное право на децентрализацию, которая в данный момент обсуждается в Вене, то есть на полное самоуправление в тех районах, в которых они составляют большинство.

- Считаете ли Вы, что за время своего мандата Вы могли сделать больше для улучшения положения сербов и неалбанцев и для защиты их основных прав?

- Я думаю, что нам следует быть осторожными, когда речь идет о подобных обобщенных заявлениях. Многие косовские сербы живут в весьма тяжелых условиях, но также есть и те, кто нормально живет рядом со своими соседями-албанцами. Я жалею о том, что у меня не было возможности убедить косовских сербов в том, что у них есть шанс получить экономическую независимость, нормальную жизнь и будущее в Косово.

-По мнению многих, Вы покидаете Косово и Метохию в переломный момент, то есть в то время, когда переговоры о статусе этого края становятся более интенсивными. Что Вы оставляете своему преемнику? Есть ли у него причины бояться албанцев, если осуществится их стремление к независимости?

- Это действительно ключевой момент, но он не зависит от отдельного человека, а тем более от специального представителя ООН. Специальный представитель Генерального секретаря имеет четкий мандат, согласно Резолюции N1244 СБ ООН. Одна из его функций - контролировать ситуацию, чтобы, образно говоря, стул, на котором он сидит, не стал слишком горячим. Я думаю, что международное сообщество и местные власти не допустят обострения насилия и не позволят разрушить господство права и закона. Я рассчитываю на то, что Белград будет сотрудничать с нами для того, чтобы мы обеспечили контроль над ситуацией.

- С какими впечатлениями Вы покидаете Косово?

- Я оставляю Косово с уверенностью в том, что это общество движется вперед и думаю, что определение окончательного статуса края сыграет роль 'спускового крючка', который запустит процесс, ведущий в итоге к нормализации обстановки. Самые радостные и самые болезненные моменты я пережил во время встреч с обычными людьми в Косово. Я встречался с сербами-репатриантами, которые в моем присутствие плакали от счастья, что вернулись в Косово. Я разговаривал с теми, кто пребывает в полном отчаянии и тревожится за свое будущее. Для такого человека, как я, наиболее болезненно выслушивать рассказы о человеческих трагедиях и страданиях, не имея возможности помочь.

***

Покидая свой пост, глава УНМИК Сорен Йессен-Петерсен сказал депутатам Парламента Косово, что вернется в Косово тогда, когда их мечта станет реальностью.

- Я думаю, что до утверждения статуса осталось всего несколько месяцев. Я уверен, что этот вопрос решится до конца 2006 года. Такого же мнения придерживается и спецпредставитель ООН на переговорах об окончательном статусе Косово Марти Ахтисаари, - сказал Йессен-Петерсен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.