Подобно кандидату в члены самого элитного городского клуба, президент Владимир Путин изо всех сил старается показать себя надежным и респектабельным партнером. Поэтому он хочет, чтобы его родной Санкт-Петербург, принимающий саммит G-8, выглядел наилучшим образом. Посетив на прошлой неделе Санкт-Петербург, я увидел, что весь город украшен цветами, новые фонтаны испускают воду в Неву, указатели объезда ограждают места проведения встреч, а рабочие спешно латают дороги и фасады домов.

Для россиян встречи в Санкт-Петербурге - гораздо больше, чем просто церемонии. Это шанс продемонстрировать миру обретенную не так давно уверенность в себе, нефтегазовое богатство и бюджетный профицит. Кроме того, у России активное внешнеторговое сальдо в 120 млрд. долларов и быстрорастущий золотовалютный запас, по объему которого она уступает только Китаю и Японии. Неплохо для страны, оказавшейся восемь лет назад банкротом и объявившей дефолт по внешнему долгу. Между тем, Соединенные Штаты имеют бюджетный и торговый дефицит, 8 млрд. долларов которого приходится на импорт нефти из России. Более того, в связи с вторжением США в Ирак, вероятность того, что оба дефицита будут в скором времени преодолены, низка.

Что касается Европейского Союза и его членов, состоящих в G-8, то у них свои экономические проблемы. Непринятие рядом государств ЕС европейской конституции и евро говорит о том, что его страны-члены не едины в понимании целей континента и по-разному относятся к России. Благодаря всему этому, россиянам проще отражать давление Запада.

С особым презрением россияне относятся к критике со стороны консервативного крыла республиканской партии, которое представляет вице-президент Дик Чейни. Почти все россияне, с которыми я встречался на прошлой неделе, были возмущены заявлениями Чейни о том, что Россия все более возвращается к советской практике, усиливая контроль правительства над СМИ, отменяя губернаторские выборы, ренационализируя все новые промышленные предприятия и преследуя неправительственные организации. Эта критика была достаточно тревожной, но вскоре после этого, во время визита в Казахстан, Чейни не стал обращать внимание на то, что его режим еще менее демократичен, надеясь получить поддержку Казахстана в строительстве трубопровода, которой шел бы в обход территории России, ослабляя, таким образом, ее влияние. Большинству россиян это напомнило о риторике и лицемерии 'холодной войны'.

Президент Буш - не единственный лидер, чьи избиратели критически относятся к американо-российским отношениям. Настроения среди сограждан Путина тоже становятся все более критичными, если не открыто антиамериканскими. Несмотря на обещание не расширять НАТО, Соединенные Штаты продолжают зазывать в НАТО бывшие страны Варшавского договора и бывшие советские республики. Кроме того, Америка отправляет войска в бывшие советские республики - Украину, Грузию, Узбекистан и Кыргызстан - а также в новые государства-члены НАТО Литву, Латвию и Эстонию.

Что касается экономического фронта, то некоторые в России обвиняют США в том, что не отменяется поправка Джексона-Вэника, увязывающая объем торговли со свободой эмиграции и уже отмененная в отношении Украины. Более того, каждый раз, когда Россия соглашается выполнить требование Америки, касающееся вступления в ВТО, Вашингтон ставит новое.

Важно, что в атмосфере растущего антагонизма Путин и Буш, похоже, сумели наладить подлинно дружеские отношения. На встрече в Москве в сентябре 2004 г. Путин признался небольшой группе гостей из-за рубежа, что он испытывает доверие к Бушу и проголосовал бы за него на предстоящих выборах. В сентябре 2005 г. Путин был особо признателен Бушу за то, что тот исполнил свое обещание и посетил Санкт-Петербург по случаю 60-й годовщины окончания второй мировой войны.

Две недели назад Буш с такой же теплотой отозвался о Путине. Примечательно, что два лидера столь тепло говорят друг о друге. Ясно, что их связывают необычайно прочные узы. Ясно и то, что наедине они откровенны друг с другом. Пусть Чейни будет 'плохим полицейским' - Буш считает, что как 'хороший полицейский' он может предотвратить еще большее ухудшение отношений. Если бы не дружба Буша с Путиным, то американо-российские отношения наверняка были бы еще более напряженными. Но ее недостаточно для того, чтобы преодолеть все большее расхождение интересов двух стран.

По мере роста своего нефтегазового богатства Россия, вероятно, будет становиться еще более напористой. На Европу, оказавшуюся посередине, будет оказываться все большее давление с тем, чтобы она встала на сторону России или, по крайней мере, не противодействовала ей. В результате, эффективность G-8 почти наверняка снизится. И Россия, подобно Гручо Марксу (Groucho Marx), может обнаружить, что сегодня она, возможно, и отвечает критериям членства в 'восьмерке', но, в силу своих весьма отличных стандартов, ей не стоит принадлежать к клубам, готовым принять ее в число своих членов.

Маршал Голдман - почетный профессор российской экономики Уэлсли-Колледжа (Wellesley College) и старший научный сотрудник Центра Дэйвиса по изучению России и Евразии (Davis Center for Russian and Eurasian Studies) при Гарвардском университете

____________________________________________________________

Владимир Путин, крестный отец всея Руси ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Влад готов бросить вызов Америке ("The Conservative Voice", США)

Путин инкорпорейтед ("The Wall Street Journal", США)

Но что же делать - выгнать Путина? ("The Washington Post", США)

Россия - блудный сын Европы? ("El Pais", Испания)

Почему 'звездный час' Путина вызывает у Запада нервозность ("The Independent", Великобритания)

'Восьмерка' должна признать значимость новой России ("The Financial Times", Великобритания)

Лицемерие и ошибочность новой русофобии Запада ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.