У 'большой восьмерки' плохой имидж. Все еще помнят саммит в Генуе в 2001 году, когда тысячи вооруженных до зубов карабинеров разгоняли манифестацию антиглобалистов, в результате чего один человек умер от огнестрельного ранения. Плохой, потому что этот 'совет директоров' мира, слишком большой или слишком маленький, явно не в состоянии решить 'глобальные' проблемы настоящего момента. Плохой, потому что заключительные коммюнике, которые заблаговременно долго готовятся шерпами, и куда затем каждая страна вносит небольшие добавления, кажутся написанными 'деревянным' языком. Саммит этого года, который проходит в эти выходные в Санкт-Петербурге по приглашению царя Путина, вряд ли что-либо изменит.

После первого саммита, организованного Валерии Жискар д'Эстеном (Valéry Giscard d'Estaing) в Рамбуйе в 1975, великие державы (в то время их было шесть) так определили свои задачи: 'мы объединились, потому что мы разделяем одни и те же убеждения и несем одинаковую ответственность. Каждый из нас руководит открытым и демократическим обществом, и мы стремимся к продвижению идей личной свободы и социального развития'. В 1976 году в Канаде 'шестерка' стала 'семеркой'. Потом, поколебав свои принципы, в 1997 году она пригласила в свой клуб Россию.

Остается ли 'большая восьмерка' до сих пор клубом великих экономических держав? Страна Владимира Путина занимает лишь двенадцатое место в мировом табеле о рангах, Китай, стоящий на четвертом месте, в 'восьмерку' не входит. Может быть, это клуб демократических держав? 'Freedom House' ставит Россию на 168 место из 192 по критерию соблюдения прав человека. Члены клуба 'разделяют одни и те же убеждения?'. Вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney) несколько недель назад обвинил Россию в том, что она с помощью газа 'шантажирует' своих соседей. Не является ли это политическим разворотом на 180 градусов в сторону от 'духа сотрудничества' 'большой восьмерки'?

Для чего они вообще нужны, эти саммиты? Список 'четырех приоритетов', заявленных Жаком Шираком в его статье, опубликованной в газете Les Echos (13 июля), ответа на это не дает. Мировая энергетическая безопасность? К сожалению, на саммит не пригласили ни одну из стран Персидского Залива. И поговаривают, что энергетическая нестабильность возникла из-за действий Путина. 'Экологический кризис'? Но США отказываются подписывать Киотский протокол (который на деле никто не соблюдает), а Китай и Индия, которые в ближайшем будущем начнут выбрасывать в атмосферу значительное количество CO2, в 'восьмерке' не участвуют. Африка? Ни один из лидеров черного континента не приглашен. Иран? Без сомнения, это - единственный вопрос, который будет обсуждаться и, возможно, даже с пользой для дела.

"Большая восьмерка" стала символом неспособности группки стран, которые сами себя избрали в клуб, должным образом ответить на вызовы сегодняшнего дня', - с сожалением отмечает Дэнис МакШейн (Denis McShane), бывший министр иностранных дел Великобритании (журнал Newsweek от 17 июля). Далее он говорит, что в повестку дня не вошли другие проблемы, такие как волны иммиграции с юга на север, для решения которых необходимы совместные международные усилия.

Вот именно. Увеличение количества 'мировых головных болей', которые мононациональные государства в одиночку решить не могут, только подчеркивает тщетность националистических мечтаний и свидетельствует о необходимости многосторонних усилий. Реформа существующих организаций, как неформальных ('большая восьмерка'), так и официальных (ООН, Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация . . . ) является делом первостепенной важности. В этом контексте, идея 'большой восьмерки' совсем не плоха. Многосторонние организации, как ООН (одна страна - один голос плюс право вето) становятся неэффективными. ВТО, построенное по тому же принципу, уже четыре года страдает из-за этого. Поэтому нужно вернуться к принципу 'просвещенного клуба' великих держав, который был бы более дееспособным.

Просвещенный, значит открытый. МВФ под совместным руководством европейских стран и США, должен предоставить азиатским странам место, соответствующее их весу в мировой экономике. Генеральный директор должен выступить с подобной инициативой в сентябре. Что же касается реформирования 'большой восьмерки', то в идеях недостатка нет: 'большая тройка' - США, Объединенная Европа и Япония; 'большая четверка' - те же и Китай; даже 'большая двадцатка' - 'большая восьмерка' в нынешнем ее составе, Австралия, председатель ЕС и десять развивающихся стран, в том числе Китай, Индия, Мексика, Южная Корея; а может, и G11- те же плюс перегруппированные европейские страны. Как найти баланс между количеством представленных в организации стран и ее эффективностью? Идеального количества не существует. Необходимо проводить прогрессивное расширение, начав с Китая.

Есть еще одна, не конкурирующая с предыдущими идея - создать параллельно неформальные группы 'по интересам', обеспечив участие в них 'всех имеющих значение людей, и никого больше', как предлагает Шарль Виплоц (Charles Wyplosz) в статье 'Большая семерка' умерла, да здравствует 'большая пятерка''. МВФ недавно создал подобную техническую структуру по вопросу мирового дисбаланса сбережений, в которую входят США, страны зоны евро, Япония, Китай, Саудовская Аравия (тем хуже для Великобритании!).

Схема проста: небольшое количество стран образует инициативную группу, затем, в зависимости от качества предложений, к ней присоединяются другие страны и, по принципу неправительственных организаций, инициативная группа имеет наибольший вес в этой структуре. Успех этих гибких образований будет зависеть от разумности предложений.

Одна, две, три, десять 'больших восьмерок'. Главное, не поддаваться националистическим иллюзиям. Многосторонность сделает организацию не похожей на регулярный французский сад? Ну и что? Главное, чтобы плоды были . . .

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.