Заявление, обнародованное Кремлем по результатам встречи президента России Владимира Путина с министром иностранных дел Саудовской Аравии Саудом аль-Фейсалом (Saud al-Faisal), прошедшей во вторник, было положительно воспринято в Иерусалиме и подчеркнуло, что Россия - по крайней мере, пока - играет позитивную роль в разрешении нынешнего кризиса.

Коммюнике начинается с обычной дипломатической вязи: 'Российский лидер выразил надежду на то, что миссия высокопоставленных дипломатов из Саудовской Аравии, а также совместные российско-саудовские дипломатические усилия внесут вклад в поиск взаимоприемлемого разрешения непростой ситуации, сложившейся в настоящее время как в Ливане, так и в Палестине'.

Но уже следующее предложение в Иерусалиме восприняли с чувством удовлетворения: 'В связи с этим Владимир Путин вновь подтвердил позицию России - позицию осуждения любых попыток разрешения существующих проблем с помощью терроризма. Как подчеркнул глава российского государства, Государство Израиль имеет право и должно жить в безопасности'.

В тех иерусалимских кругах, где читают и тщательно анализируют заявления, поступающие из иностранных столиц, обратили внимание на то, что таким заявлением Москва решила сопроводить встречу не с кем-нибудь, а с саудовским министром иностранных дел. В дипломатии ничто не делается случайно. Любое правительство всегда выделяет для обнародования лишь определенную часть какой-либо встречи или события. И то, что Путин посчитал правильным подчеркнуть этими строками свой разговор с саудовским министром - это явный знак дружбы Израилю и явное предупреждение террористам во всем мире.

В первые дни боевых действий произошло нечто совершено обратное: Министерство иностранных дел России выступило с заявлением, в котором резко осудило Израиль за 'несоразмерное и неадекватное использование силы, подрыв суверенитета и территориальной целостности Ливана, а также мира и стабильности во всем регионе'.

'Мы призываем Израиль прекратить вторжения в Ливан и разрушение гражданской инфраструктуры страны, а также прекратить блокаду ее территории, - раздавалась критика российского МИДа. - Как показывает история Ближнего Востока, военными средствами проблему безопасности решить не удастся'. Однако заявление, сделанное Путиным во вторник, исправляет впечатление, оставшееся от позиции, занятой МИДом его страны.

В принципе в Иерусалиме уверены, что в продолжение этого кризиса Россия 'вела себя очень хорошо' - пошла в ногу с международным сообществом, на прошлой неделе на саммите 'большой восьмерки' потребовавшим прекращения запуска ракет по территории Израиля и освобождения захваченных солдат Сил обороны, и не стала по-пустому драться с государственным секретарем США Кондолизой Райс (Condoleezza Rice), не дававшей принять на конференции, прошедшей в Риме в среду, резолюцию с призывом к немедленному прекращению огня.

В прошлом Россия не раз занимала позиции, намеренно противоположные позиции США, чтобы показать свою способность выбирать курс независимо от Вашингтона. Однако в нынешнем кризисе Москва не пошла этим путем. В то же время, поскольку Москва не оказала значительного давления на Сирию, чтобы заставить сирийцев унять 'Хезболлу', многие считают, что влияние Кремля на Дамаск не так велико, как полагали ранее.

В течение всех стадий конфликта Москва занимала умеренные позиции. Если бы Путин захотел, то во время саммита 'восьмерки' в Санкт-Петербурге, на римской конференции и на заседании ООН в Нью-Йорке мог бы создать Израилю множество дополнительных проблем. То, что он этого не сделал, не может пройти незамеченным в Иерусалиме.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.