Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Многие люди в мире, похоже, восхищаются тем, что в Польше сейчас правит пара близнецов, похожих друг на друга как две капли воды, которые впервые прославились в качестве актеров в детском фильме: президент Лех Качински и премьер-министр Ярослав Качински. Они действительно могут заинтриговать, но политические силы, которые они представляют, могут еще больше заинтересовать и. . . обеспокоить.

С осени 2005 года братья Качинские возглавляют консервативно-популистскую коалицию с примесью национализма, представленного небольшой партией 'Лига польских семей' (LPR). Правые Польши в последний раз были у власти в 1997 году, правив до того в 1990-1993 годах. Пост-коммунистическая 'Партия левых демократов' (SLD) на выборах 1997 года проиграла, несмотря на пятилетний период экономического процветания и стремительно сокращавшегося уровня безработицы. Хотя популярность SLD осталась высока, ранее разобщенные правые победили благодаря временному единству.

Однако в 1998 году процветание прекратилось. Таким образом, правление правых привело к годам застоя и всплеска безработицы. Неспособные справиться с экономическим спадом, правые были смещены в 2001 году следующим правительством во главе с SLD.

В течение данного периода правые разъединились. Среди партий, образовавшихся в результате раскола, были консервативная партия 'Закон и справедливость' (PiS) и националистическая партия LPR. В то время как они возникали на политической сцене, левые терпели неудачи: состояние экономики не улучшилось, уровень безработицы оставался высоким, а SLD, обросшая всевозможными сплетнями, погрязла в коррупционных скандалах.

Данные скандалы предоставили правым возможность coup de grace (нанести смртельный удар) SLD с помощью парламентских следственных комиссий. Слушания, напоминавшие охоту Джо Маккарти за ведьмами в Америке в 50-ых годах, унизили SLD и, во многом, скомпрометировали весь период после 1989 года.

Но большие колебания в польской политике - результат не только политического надувательства. Они отражают инстинкты польских избирателей. Люди будут голосовать за любые партии, начиная от крайне правых и заканчивая левыми, до тех пор, пока они уверены в том, что данные партии помогут им решить их социальные проблемы и неурядицы.

Образование коалиции в результате безответственной кампании правых и экономический застой заставили 'блуждающих' польских избирателей отдать предпочтение партии 'Закон и справедливость', которая своим успехом во многом обязана своему лидеру, Ярославу Качинскому, являющемуся сегодня самым выдающимся правым политиком. Качински предоставил этим изменчивым избирателям правдоподобную концепцию государства, заботящегося о социальной солидарности (когда ни у кого холодильник не будет пустым) и противостоящего бессердечному либерализму (при котором у бедных холодильники пустые, а у богатых - полные). Данный контраст и активное нападение на либеральную Гражданскую платформу, сделали невозможным создание умеренной коалиции правого толка.

Отвергнув партнерство Гражданской платформы, Качински решил, что его партии PiS, находящейся в меньшинстве, следует стать союзницей популистской 'Партии самообороны' и националистической LPR. Новый альянс объявил своей целью установление того, что Качински называет 'Четвертой республикой' (т.е. конституционное отмежевание от Третьей республики, возникшей после 1989 года, репутация которой, по-видимому, подмочена). Качинские хотят уничтожить 'коррумпированную систему, состоящую из политиков-карьеристов, бывших сотрудников секретных служб, пост-коммунистов и криминальных организаций', которые, по словам близнецов, правили Польшей с 1989 года.

Предполагается, что Четвертая республика будет скорее республиканской, чем либеральной: правительство получит право больше влиять на экономику. Это должна быть демократия, руководимая сверху, при которой принцип разделения властей будет использован лишь в ограниченном объеме, которая будет иметь некоторые авторитарные черты и в которой будет править смесь консерватизма, популизма и национализма. Она должна быть напористой в отношениях с ЕС (возможно, не столько евро-скептичной, сколько евро-неуправляемой), подражая Великобритании Маргарет Тэтчер 80-ых годов, хотя Польша гораздо беднее и менее влиятельна политически, чем Великобритания Тэтчер.

Идея Четвертой республики провоцирует резкое сопротивление. Рейтинг популярности президента Леха Качинского значительно ниже рейтинга его предшественника, лидера SLD Александра Квасневского. Его брат Ярослав всегда вызывал общественное недоверие. Большинство поляков не голосовали за Качинских и до сих пор не хотят идти за ними. Но они не видят опасности в том, чтобы их власть так сильно укреплялась, и поэтому не стараются помешать им.

Следующие выборы состоятся только в 2009 году. В принципе, политический кризис может развалить коалицию. Но это случится только в том случае, если 'блуждающие' избиратели Польши решат, что партия PiS позволила ей развалиться.

Это вряд ли произойдет. Коалиция пришла к власти в начале того времени, которое, похоже, станет новым периодом процветания и поддержки в виде значительных субсидий ЕС. В результате, возникнет запас для бесчисленного множества способов поддержки заинтересованных групп и повышения размеров социальной помощи, что может дать время партии PiS и ее концепции Четвертой республики.

Насколько хорошо удастся близнецам воплотить свою идею? Ярослав Качински - это разумный политик, который видит связь между стабильностью валюты и политическим успехом. Поэтому он не позволит правительственному большинству слишком расщедриться и, таким образом, создать угрозу негативной реакции на финансовых рынках.

Однако сильная связь между судьбой коалиции (а также Четвертой республики) и непостоянными избирателями, которые жить не могут без социальных выгод, не даст воплотиться в жизнь серьезным реформам, необходимым для того, чтобы поставить экономику на твердое основание в долгосрочной перспективе. Это может привести к постепенной потере экономической конкурентоспособности, становящейся только опасней из-за того, что она будет скрыта временным подъемом за счет средств ЕС, которые помогут правительству сохранить общественную поддержку. В данном случае, жизнь с близнецами может стать более интересной, чем того надо полякам.

Вальдемар Кучинский - министр по вопросам приватизации и близкий советник первого пост-коммунистического премьер министра Тадеуша Мазовецкого, был главным экономическим советником правительства премьер-министра Ежи Бузека (1997 -2001). В 1981 году был интернирован вместе с лидерами Солидарности. www.kuczyn.com

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2006.

Перевод с английского: Николай Жданович

_________________________________________________________

Поляки опасаются, что 'близнецы-параноики' устроят им чистку ("The Sunday Times", Великобритания)

Параноидальная парочка из Польши ("The Financial Times", Великобритания)

Шагнув на Запад, Польша возвращается к своим корням ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.